ПАМЯТИ ОТЦА ГЛЕБА ЯКУНИНА. Л.Р.
Утром 25 декабря 2014 года, в отделении реанимации ЦКБ, ушел ко Господу его верный и самоотверженный служитель протоиерей Глеб Якунин.

Только благодаря тому, что Господь в самые тяжкие времена воздвигает таких подвижников веры, "врата адовы" так и не могут одолеть Его Святую Церковь. Исполненный грозного пророческого духа в обличении духовного нечестия, он был кротчайшим и смиреннейшим человеком в отношениях с друзьями и ближними. И даже к тем, кого он обличал беспощадно, никогда не испытывал ненависти. Они знали об этом и втайне (а порой и явно) проявляли к нему искреннее уважение.

То, что Господь забрал о.Глеба в день Христианского праздника Рождества, само по себе очень знаменательно. Неверно говорят, что это якобы "католическое" Рождество. Большинство Поместных Православных Церквей, также как католики и протестанты на Западе, празднуют Рождество 25 декабря по новому стилю (по григорианскому или по ново-юлианскому календарю, которые в настоящий момент совпадают). По старому, Юлианскому, календарю Рождество празднуют лишь очень немногие: РПЦ/РПЦЗ, Сербская, Грузинская, Иерусалимская поместные церкви, старообрядцы, греки-старостильники и греко-католики. Отец Глеб относился к Католицизму с большой симпатией, не одобряя, впрочем, саму идею папской власти. На Фейсбуке, в группе "Православие сегодня", недавно обсуждался вопрос о той решающей роли, которую сыграл о.Глеб в избрании "папы-антикоммуниста" Иоанна-Павла 2-го,
написав письмо на Конклав с критикой восточной политики Ватикана.
Самая большая (хотя все же неполная) подборка его трудов здесь
http://www.regels.org/Church-witnesses.htm
======================

Немного биографического...
Я познакомился с о. Глебом в беседке в саду о.Александра Меня, через несколько дней после того, как 3 сентября 1965 г. о.Александр крестил меня у себя в мансарде. Потом моим духовником стал о.Николай Эшлиман, ближайший в то время друг и соработник о.Глеба. В загородном доме о.Николая шла какая-то "таинственная деятельность": потом я узнал, что Эшлиман и Якунин с участием Феликса Карелина сотворяли прогремевшее на весь Христианский мир "Открытое письмо Патриарху Алексию".
http://www.regels.org/Eschliman-Yakunine.htm

После этого письма к отцам стали приходить бывшие (и не только бывшие) "катакомбники", принося с собой сохраненные ими материалы и документы, обличающие узурпацию церковной власти митрополитом Сергием (Страгородским). Я принял участие в трудоемкой и кропотливой работе по разборке и анализу этих материалов – о.Глеб приносил их еще и еще. Впоследствии из этой работы выросла книга "Трагедия Русской Церкви. 1917-45"
http://www.regels.org/Russian-Church.htm , а также сборник материалов по истории отношений Церкви и советского государства http://www.regels.org/documents.htm. Все это делалось в постоянных обсуждениях с о. Глебом.

Вскоре после "Открытого Письма" о.Глеб активно участвовал в "домашней православной академии", главным преподавателем в которой был Феликс Карелин, делившийся с нами своими обширными познаниями, приобретенными из многочисленных бесед в лагерях со священниками и богословами: не только православными, но и других конфессий. Регулярные – как минимум, еженедельные, встречи продолжались с 1966 по 1973 гг. Отец Глеб, хотя и участвовал в обсуждениях, но его деятельная активность не позволяла ему долго сидеть на месте: он приходил, высказывался на тему, потом уходил, добывая для нас необходимую литературу (которую тогда было нелегко достать) и вообще взял на себя все "материальное обеспечение".

После "Открытого письма" благодарное приходское духовенство щедро обеспечивало отцов необходимыми средствами – совершенно неожиданный эффект этой акции. Новый этап общения с о.Глебом – работа над следующим церковным документом: "Обращение к Церковному Собору 1971 г. по поводу новоявленного лжеучения митр. Никодима (Ротова)". О.Глеб в работе активно участвовал, но не стал подписывать письмо, поскольку уже был под синодальным "запрещением", а по канонам, от запрещенных клириков "жалобы" не принимаются. По достоверным сведениям, это Послание стало главной причиной того, что митр. Никодим не был тогда избран Патриархом. Хотя до этого его активно продвигал КГБ, "санкция" с него была снята: в партийных кругах победила линия на выдвижение более "надежного" исполнителя, не выдвигающего собственных инициатив и, главное, свободного от нежелательного для властей клейма "ересиарха". А через человеческие колебания "кураторов" осуществилась воля Божия, "отсрочившая" окончательное духовное крушение сталинского порождения – "Русской Православной Церкви". Прошло почти 40 лет, прежде чем к власти в этой организации, наконец, пришли ученики и воспитанники митр. Никодима (Ротова).

Период нашей наибольшей близости начался с момента изгнания Солженицына в 1974 году, когда мы с о.Глебом, не сговариваясь, каждый сам по себе, выступили с протестами по этому поводу в адрес власти. В течение последующих нескольких лет мы написали примерно 14 совместных обращений и заявлений: самым нашумевшим из которых было "Обращение к 5 Ассамблее ВСЦ в
Найроби" - о подрывной работе КГБ в экуменическом движении (в которой ключевую роль исполнял все тот же митр. Никодим) http://www.regels.org/Appeal-to-Nairoby-Assambly.htm

Потом наши пути надолго разошлись: я ушел из политики, тогда как о.Глеб погрузился в нее еще больше. После освобождения из ссылки (по личному распоряжению Горбачева), о.Глеб вскоре стал депутатом Верховного Совета. Там он занимался главным образом вопросами свободы совести и положения религии. Именно он добился принятия "Закона о свободе вероисповеданий": потом понадобились исключительные усилия Патриарха Алексия (Ридигера), его личное давление на Ельцина, чтобы внести в этот Закон поправки в пользу РПЦ.
Об этой стороне его деятельности лучше расскажут те, кто были с ним рядом в это время. От себя добавлю лишь одну деталь. Впоследствии о.Глеб, вспоминая об этом, говорил: "Самый у меня тяжкий грех перед Господом – я добился открытия большого числа монастырей... Я тогда не думал, что они превратятся в такую клоаку... Теперь вот каюсь."

Последний этап моего сближения с о.Глебом был связан с его деятельностью по созданию АПЦ –  "Апостольской Православной Церкви": которая была задумана как такая форма церковной организации, в которой не повторялись бы пороки синодально-патриархийной бюрократической системы.
Он сам нашел меня в 2007 г. и пригласил к участию в работе: многие вопросы приходилось (и придется в дальнейшем) решать впервые, почти не имея исторических прецедентов. И это сотрудничество продолжалось уже до конца. Мы с о.Романом Южаковым почти непрерывно общались с ним: последний – очень важный – разговор произошел накануне того дня, как его увезли в реанимацию...

Больше я о.Глеба уже не видел – в реанимацию посторонних не пускают, хотя о Роман Южаков с помощью родственников добился разрешения на соборование. Рассказал, что через взгляд о.Глеб проявлял осмысленную реакцию. Молодой врач в реанимации познакомился с его биографией и был в трепете – какого великого человека он лечит! Сказал, что он в своей практике не встречал человека, который бы так мужественно переносил физическую боль.

Теперь у Престола Божия появился новый молитвенник за Церковь и за весь мир, он стоит там рядом со своими соработниками в деле Божием: священниками Николаем Эшлиманом, Николаем Гайновым, Александром Менем, Павлом Адельгеймом, архиепископом Ермогеном (Голубевым) и другими, их же имена Ты, Господи, веси...