Аушра Аугустинавичуте
Аушра Аугустинавичуте
Сила и слабость соционики. Л.Р.
     
   Если Карл Юнг сформулировал основную сетку понятий, описывающих под определенным углом зрения человеческую психику, то Аушра Аугустинавичюте создала на основе этих понятий конструктивную теорию человеческих отношений – соционику.
 
    Главное достоинство соционики – ее высокая практическая эффективность. Каждый, кто дал себе труд разобраться в основах этой теории, мог в этом убедиться. Сам процесс определения типов представляет собой целебную психологическую игру с элементами исповеди и самопознания. Даже при поверхностном, непрофессиональном подходе теория интертипных отношений помогает снять стрессовые зажимы, развязать запутанные узлы отношений с ближним. Соционика помогает налаживать отношения в семье, школьном классе, дружеской компании, религиозной общине, в цехе и лаборатории, в геологической экспедиции, в больничной палате, солдатской казарме, тюремной камере, в экипаже подводной лодки или космического корабля –  короче, во всех относительно замкнутых микроколлективах с тесными психологическими контактами.
 
    Основной недостаток концепции Юнга – Аушры, на наш взгляд, пока еще не преодоленный, – отсутствие идеи развития, взросления личности. Да и сами первичные психические акты описываюгся в ней слишком статично, тогда как душевная жизнь человека постоянно находится в динамике, движении. Психотип рассматривается как данность, вне процесса его сформирования.  Аугустинавичуте (даже по сравнению с Юнгом) стремится уменьшить значимость возрастных этапов эволюции основных пластов психики. Возможно, здесь сказывается стремление глубоко демократичной Аушры избежать всякого намека на психологическое неравенство между людьми. Однако что обидного в неравенстве пятилетнего ребенка и тридцатилетнего мужчины? Именно стремлением к уравниванию социальной ценности типов автор соционики мотивирует пересмотр юнговской трактовки основных аспектов психики. Там, где Юнг говорит о вещах вполне определенных: ощущения, сенсорика,  эмоции, – Аугустинавичюте  вводит не вполне ясные понятия: сенсорное мышление, этическое мышление. Здесь она допускает две ошибки: во-первых, игнорирует очевидный факт неравенства  психологических  возрастов у разных людей; во-вторых, слишком жестко связывает степень развития того или иного пласта души (сенсорики, эмоциональности, логики, интуиции – по Юнгу) с той ролью, функцией, которую этот пласт выполняет в структуре данного психотипа.
 
    Из-за этих ошибок возникает ряд искусственных построений, не подтверждаемых психологической практикой. Это снижает убедительность всей концепции. Достаточно сказать хотя бы о затруднениях в определении психотипа конкретного человека. Например, один из статистических выводов соционики – среди мужчин преобладают логические психотипы, среди женщин – эмоциональные (этические). Не является ли такой вывод просто результатом систематической ошибки в определении психотипов? Может быть, юнговские психотипы среди мужчин и женщин распределены равномерно, но в силу культурных и социальных причин в мужчинах больше поощряется развитие логических способностей, а в женщинах – эмоциональной сферы? Независимо от того, какое место занимают эти пласты психики в структуре психотипа.
 
    Последовательность взросления личности очевидна: сначала формируется витальная (сенсорная) сфера души, затем эмоциональная, позже – логическая и, наконец, высшая –  духовная или спиритуальная, которую Юнг назвал интуитивной. Витальная личность в основном складывается до 5—7 лет, далее основные силы уходят на формирование культуры чувств или эмоций. Неразвитость какого-то пласта души не означает его отсутствия, но выражается в несамостоятельности человека в этой сфере. Человек очень рано начинает чувствовать и мыслить, изначально в нем присутствует духовность, но долгое время (иногда всю жизнь) он живет лишь чувствами и мыслями, которые в нем возбуждают, индуцируют окружающие. Эти движения души происходят в нем, питаются его психическими энергиями, но это, по существу, не его чувства и мысли. Взросление и заключается прежде всего в овладении той или иной сферой своей психики, в том, что человек обретает способность чувствовать и мыслить сам, из своей собственной глубины, становится источником и причиной своих душевных движений. Взаимодействие с окружающим миром и людьми нисколько не ослабляется, но человек вступает в это отношение уже не как пассивный резонатор, а как активный партнер. В соответствии с юнговской классификацией основных пластов психики, взросление проходит через несколько качественных этапов. Если персонификация эмоциональной сферы современного человека, как правило, завершается в период юносги, то самостоятельное, самодвижущееся (по определению Гегеля) мышление достигается значительно труднее и позже, а для многих так и остается нерешенной задачей. Причем это не исключает высокой тренированности, профессиональной зрелости интеллекта –  речь идет лишь о характере участия логического (ментального) пласта в общей динамике индивидуальных психических процессов.
 
     Что же касается овладения собственной спиритуальностью (по-русски духовностью), то это еще более высокий этап взросления. В прежние эпохи это было уделом избранных и лишь в наше время становится социальным явлением. Этим, в частности, объясняется тот факт, что теория психотипов, аналогичная юнговской, не была открыта раньше, в древности или средневековье: опыт самостоятельной, личной спиритуальности был слишком экзотическим и редким. А без участия спиритуальности во внутренней психической динамике юнговские структуры не могут себя выявить. Не случайно Юнг называет этот пласт психики расплывчагым  термином  «интуиция», также и Аугустинавичюте подчеркивает, что этот аспект души является наиболее глубоким и таинственным, и ожидает будущих психологических открытий именно в этой области.
 
    Структура психотипа становится четко выраженной только на том уровне развития, когда человек овладел всеми четырьмя основными сферами своей души, в том числе самой высокой и трудной – интуитивной (спиритуальной). Можно сказать, что теория А. Аугустинавичюте описывает структуру психики вполне взрослого человека.
 
    Но потенция  к формированию именно этого, а не другого психогипа, видимо, закладывается очень рано, а, возможно, является даже врожденной. В связи с такой изначальной предрасположенностью теория должна включать в себя также объяснение особенностей формирования каждого психотипа в процессе взросления. Особенно важно понимание специфики протекания кризисов взросления у того или иного психотипа. Понятие взросления лучше выражает процесс психологического становления, чем понятия развития, эволюции или прогресса, хотя и созвучно с ними. Взрослее – не значит лучше или совершеннее. Ребенок может быть в эмоциональном или духовном смысле «лучше» взрослого, но у взрослого – другие возможности и другие проблемы.
 
Наука  и  Религия №12. 1991.
 
Из текстов Льва Регельсона  на соционическом форуме Веры Новиковой.
 
О непродуктивности идеи "информационного метаболизма"
Предложенное мною понимание треугольника как аспекта психики, связанного с центром или  ядром личности применимо только к отношениям между людьми. Это понимание может быть обобщено на безличные объекты, если рассматривать треугольник как обращенный к сути, коренной сущности объекта или предмета. Можно подумать о разных вариантах названия, например, заимствовать философский термин «экзистенциальный».
 
Чтобы соблюсти терминологическое единство, можно четыре аспекта психики определить как: витальный, эмоциональный, ментальный и, наконец, экзистенциальный.
Здесь мы, конечно, отходим от столь важной для Аушры концепции «информационного метаболизма». Но продуктивна ли эта концепция, не заменяет ли она простые и мощные психологические реальности надуманными абстракциями? Вместо полнокровной  витальности  нам предлагается «обмен сенсорной информацией», а вместо живой эмоциональности – обмен  «этической информацией». Особенно это очевидно для аспекта, который она называет «этическим». Что такое эмоции, вполне ясно, но при чем тут этика? Как можно ставить этику в один смысловой ряд с логикой и сенсорикой? Здесь явный перекос, который сбивает с толку многих, кто пытался практически работать с соционикой.
 
Об "эволюционном неравенстве" типов
Выскажу предположение, что отказ Аушры от естественного членения пластов или  аспектов психики в пользу «информационного метаболизма» вызван опасениями внести  в соционику идею социального или даже «эволюционного» неравенства типов. В одной из тем на этом форуме Вера Новикова сформулировала это так: «получается, что типы с сильной интуицией ближе к хомо сапиенс, а те, которые с сильной сенсорикой – ближе к братьям нашим меньшим?». Т.е. ДОН оказывается на высшей ступеньке эволюционной  лестницы, а его дуал  ДЮМА – на самой низшей!? 
 
Вопрос серьезный. Конечно, такой вывод абсурден. Но м.б. есть другой способ его избежать, чем  искусственно «выравнивать» аспекты  путем замены  реальной  психики  абстрактным концептом «информационного метаболизма»?
 
Думаю, сама проблема  возникает из-за ошибочного деления функций на «сильные» и «слабые», на  «главные» и «второстепенные». Похоже, что  по мере своего  развития  соционика все более стремится избегать такого деления.
 
Все функции одинаково «сильные» и одинаково значимые, будь то базовая, творческая, болевая  или  суггестивная. Просто они  по-разному сильные и по-разному значимые. Сами по себе  аспекты психики явно образуют эволюционную лестницу, но ведь каждый соционический тип  имеет полнокровную психику, содержащую все аспекты без исключения. Если, скажем, треугольник занимает суггестивную позицию, то это ни в какой мере не  препятствует экзистенциальному росту личности. Просто пути этого роста и методы его стимулирования у разных типов разные. При таком понимании указанный выше заведомо ложный вывод о "врожденном неравенстве" абсолютно исключается.
  
Динамическое понимание психических циклов
Психика функционирует циклами 1-2-3-4 (по номерам функций). Положение в цикле определяет специфику функций. Возбуждение начинается с 1-й (базовой), разворачивается во 2-й (творческой)  реализуется или воплощается в 3-й (ролевой или реализующей) и подвергается итоговой оценке в 4-й (болевой). Она потому и болевая, что итоговая. Цикл закончен, ничего изменить уже нельзя, оценка окончательная.
 
В этой схеме отсутствует суггестивная функция, без которой система Аушры не работает, но она относится к параллельному циклу возбуждения, которое осуществляется в нижнем, дополнительном или дуальном  кольце (на этом сайте оно названо «витальным» и рассматривается статически).
 
Циклы бывают очень разные по длительности и интенсивности: от одного дня до целой жизни. При таком подходе ничего не отвергается из уже устоявшихся теорий, но приобретается большая глубина и динамика, "in my horrible opinion".
 
По поводу  «дуального кольца»
Прежде всего, дихотомия «ментальное – витальное» мне кажется здесь не совсем уместной. Ментальное – почти то же, что логическое, а витальное – то же, что сенсорное. 
 
Если это попытка развить дихотомию «сознательное – подсознательное», то тем более неверно. Нижнее кольцо другое, но оно никак не подсознательное. Разве можно сказать, что суггестивная  функция подсознательная?
 
Все это восходит еще к Юнгу, который ввел понятие психического «дополнения». Собственно, он так и построил свою систему: вторая функция была у него дополнением или компенсацией первой. В таком виде идея Юнга не работает, но может быть, она уместна в отношении нижнего кольца, которое можно рассматривать как  «дополнительное» к первому? Причем каждая функция  верхнего кольца имеет дополнительную функцию в нижнем кольце.
 
Если принять понимание нижнего кольца как «дополнительного», или «дуального», то  цикл одновременного возбуждения двух колец можно представить таким образом.
 
Вместе с 1-й  в верхнем кольце возбуждается дополнительная к ней 5-я  во втором и т.д. для остальных функций. Т.е. циклу 1-2-3-4  в верхнем кольце соответствует цикл  5-6-7-8  в нижнем (дополнительном или дуальном) кольце.
 
Тогда понятно значение 5-й функции как суггестивной: она является исходной, начальной для нижнего цикла, т.е. играет для нижнего цикла ту же роль, что 1-я для верхнего цикла. Но есть принципиальное различие между ними.
 
1-я  функция вполне самостоятельна – в том смысле, что возбуждается  не от других функций (своих  или чужих), но непосредственно от соответствующих реальностей (внешних или внутренних).
 
Напротив, возбуждение 5-й функции – а с ней и всего нижнего кольца по своей природе является откликом, репликой на возбуждение функций верхнего кольца. Поэтому 5-я функция легко возбуждается от аналогичного аспекта в верхнем кольце чужой психики.
 
Местом в динамическом кольце, таким образом, объясняется характер функций этого кольца: базовая, творческая, болевая, ролевая (суггестивная). Каждая индивидуальная психика имеет все восемь функций, и в принципе можно построить теорию интертипных отношений, учитывая взаимодействие всех восьми функций одного человека с восемью функциями другого человека. Но эта схема будет слишком громоздкой и потому непрактичной. Таковы и все другие попытки  увеличить число параметров: интересно и м.б. правильно, но неэффективно,  неудобно.
 
Аушра интуитивно выбрала из восьми функций четыре наиболее репрезентативных и построила работающую модель. А дальше уже начались попытки хоть как-то объяснить, почему психика именно так устроена и почему модель работает.
 
Динамика циклов на примере Эйнштейна
Для  иллюстрации циклической динамики рассмотрим масштабный по времени и значению цикл такого знаменитого ДОНА как Альберт Эйнштейн. Напомним распределение психических аспектов по функциям у ДОНА:
 
         Первичные                                                            Дуальные
Экзистенциальный           черный: базовая 1-я ;   сенсорный белый: 5-я.
Ментальный белый:          творческая 2-я ;           эмоциональный черный: 6-я.
Витальный черный:          ролевая 3-я;                  экзистенциальный белый: 7-я.
Эмоциональный белый:   болевая 4-я.                  ментальный черный: 8-я.
 
Здесь пришлось поменять нумерацию 3 (суггестивную) и 4 (болевую) функции, по сравнению с привычной нумерацией в работах Аушры. Это с необходимостью вытекает из последовательности возбуждения функций в цикле. Впрочем, такой порядок нумерации принят не только нами, но и многими современными социониками.
 
Итак, рассмотрим под углом зрения соционики, как "работает" психика Эйнштейна..
 
Возбуждение цикла начинается с того, что он, в отличие от других физиков, начинает воспринимать и  переживать мощную экзистенциальную знергетику общеизвестного факта: инертная масса почему-то строго равно гравитационной!
 
Возбуждение передается творческой функции, которая на основе этого факта создает  общую теорию относительности. Но это – не чисто математическая конструкция, а физическая теория – следовательно, она не стала теорией, пока ее не подтвердил «его  величество эксперимент». Физическая теория нацелена на экспериментальную реализацию – и материально осуществимый проект такого эксперимента или уникального наблюдения  оставляет третья функция.
 
Наконец, когда теория подтверждена, автор позволяет себе отдаться эмоциональному восторгу перед красотой мироздания, а заодно чувству глубокого удовлетворения от успешно завершенного психического цикла  (или, другими словами, от исполненной жизненной задачи).
 
Теперь на том же примере попробуем осмыслить, как развивается параллельный (дуальный) цикл психического возбуждения у Альберта Эйнштейна.
 
Испытав мощное экзистенциальное возбуждение по 1-й функции, он неизбежно испытывает одновременное витальное возбуждение по дуальной 5-й. Мы не знаем, как оно выразилось в данном случае – возникло страстное влечение к женщине, или Эйнштейн ринулся на своей яхте в океанский простор или, на худой конец, начал возбужденно шагать из угла в угол. Скорее всего, все это вместе. Когда его творческая 2-я функция интенсивно работала над созданием теории, он постоянно нуждался в эмоциональной подпитке по дуальной 6-й: для этого служила скрипка и романы Достоевского. Когда ролевая или реализаторская 3-я функция довела дело до осязаемого подтверждения теории (наблюдения отклонения солнечного света при затмении 1919 года), к нему пришла мировая слава и он охотно предъявил себя публике по дуальной 7-й. Наконец, испытывая глубокое эмоциональное удовлетворение от завершенного решения труднейшей экзистенциальной проблемы, он одновременно вынужден применить свой авторитет для решения проблемы сугубо практической. Это было его одобрение планов создания атомной бомбы – а в продолжение той же практической логики по дуальной 8-й он после войны возглавляет движение за разоружение и мир.