Идущие за Агнцем. Апокалипсис, Моск. Кремль, 15 в. Фрагмент.
Страница
   Этот образ знаменует исполнение самой смелой из всех человеческих надежд: пророчество о возможности преодоления первородного греха еще в этой земной жизни.

  "Вот Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах ... Они поют как бы новую песнь пред престолом ...; и никто не мог научиться сей песни, кроме сих ста сорока четырех тысяч, искупленных от земли. Это те, которые не осквернились с женами, ибо они девственники; это те, которые следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел. Они искуплены из людей, как первенцы Богу и Агнцу. И в устах их нет лукавства; они непорочны пред престолом Божиим."           14:1-5.

   Кроме Самого Иисуса Христа, мы знаем только одного человека, непорочного перед Богом, полностью свободного от греха – и это есть Та, которая родила Его. Потоки Божественной благодати и многовековые усилия избранного народа понадобились для того, чтобы одна еврейская девушка смогла сохранить в себе неискаженный замысел Бога о человеке.

   Если это было возможно хотя бы в единичном случае, еще до рождения Искупителя, то почему же полное очищение невозможно теперь, когда Агнец Своей искупительной жертвой и основанием Церкви дал нам новые могущественные средства для борьбы с грехом?

   Христиане не могут не задавать себе этот вопрос, и Откровение Иоанна дает на него утвердительный ответ: да, такое возможно, и такое будет.

   Это будет первый и, возможно, главный результат совместного действия Бога и Агнца, результат откровения Иисуса Христа в единстве Его двух  природ.  О победе над грехом говорят все эпитеты, которыми наделены в Откровении эти "сто сорок четыре тысячи".

   Разве утверждать, что они непорочны и в устах их нет лукавства – не значит повторить то же самое, что сказал о Себе Иисус: "идет князь мира, и во Мне не имеет ничего" (Ин. 14:30)? "Искуплены" –  от чего? От греха, проклятия и смерти.

   "Первенцы" – указание на то, что они первые из учеников Иисуса, которые достигли несомненной святости уже в этой жизни.

    Христианская Церковь никогда и никого не признавала святым до его смерти. А здесь мы видим целый народ, хотя и небольшой, но весь состоящий из святых. Вероятно, именно этот народ образует ядро Филадельфийской церкви, в адрес которой нет ни слова упрека (4:7-13). Чем иным, как не свидетельством об окончательной спасенности и осуществленной святости является "положение печати" на их челах?

  Филадельфия по-гречески значит "братолюбие", и это название имеет, конечно, глубочайший символический смысл. Ведь единственная заповедь, которую Сам Иисус называет "новой", гласит: "любите друг друга; как Я возлюбил вас" (Ин. 13:34).

  Вернемся мысленно в Эдемский сад, описанный на первых страницах Книги Бытия.

  Сначала мы видим там  Иисуса в Божественном теле и Адама, созданного по Его образу. Иисус для Адама – Бог и Творец, и  одновременно Наставник и Друг, Которому  он доверяет и у которого учится всему. И когда Иисус сотворил Еву, то из груди Адама вырывается песнь любви и благодарности (Быт. 2:20-25). В надлежащее время Адам и Ева, с благословения  Бога, должны были вступить в брак, во исполнение заповеди: "плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю" (Быт. 1:28).
 
   В чем же грех?

   В том, что Ева нарушила любовь к Богу, поверив клевете змия, а затем нарушила любовь к Адаму, сорвав без него запретный плод, пробудивший в ней несвоевременное влечение к мужу, не благословенное Богом, а потому несущее смерть (Быт. 3:16-17).

   В том, что Адам, боясь потерять Еву, разделил ее преступление, а затем отказался взять на себя ответственность за ее и свою вину (Быт. 3:12).

    Главное, что он нарушил, чему изменил – это его доверие к Тому, Кто его сотворил. Когда душа потеряла доверие к Богу, тогда тело перестало доверять и подчиняться своей душе – это значит, что в человека заживо вошла смерть, которая есть не что иное как разделение тела и души.

    Почему Адам не пришел к своему Творцу и Другу со своими сомнениями, когда жена совершила преступление? Почему он стал прятаться, после того как последовал за нею? Если бы он доверился, все еще можно было бы спасти.

   Поэтому можно сказать и так: корень греха – нарушение братолюбия. И напрасно мы жалуемся, что лишь расплачиваемся за грех Адама: разве каждый из нас не повторяет этот грех снова и снова?

   И величайшие святые древности снова и снова преодолевают грех Адама, в чрезвычайных испытаниях проявляя безграничное доверие к Яхве-Иисусу: Ной, Авраам, Моисей, Давид, Илия, Иоанн Предтеча.

   Так и святые Апокалипсиса. Основа их подвига – верность Иисусу:

   "Ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся от имени Моего"    3:8.

    Им не сказано как Фиатирской церкви: "что имеете, держите" (2:25), но о  них говорится, что они "следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел" (14:4). Видимо, труден этот путь, и немногие способны идти по нему, если это подчеркивается как одна из главных особенностей нового народа.

    Также и новой песне, которую они поют, "песне Моисея и Агнца" (15:3) не может научиться никто, кроме них (14:3).

   Большие споры вызывают слова: "не осквернились с женами, потому что они девственники" (14:4). Многие толкователи на этом основании считали, что новый Израиль – это монашеский орден. Однако принципиальное осуждение половой жизни глубоко чуждо библейской традиции. Весь Новый Завет пронизан позитивно окрашенной брачной символикой: "имеющий невесту есть жених" (Ин. 3:29); "могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених?" (Мк. 2:19); притча о брачном пире (Мф. 22:2-10) и т.д.

   Монашеское воздержание есть лишь один из этапов на пути исцеления от греха, особый подвиг, направленный на восстановление единства с Богом, нарушенного в Эдемском саду ради своевольного обладания женой. Миновать подвиг воздержания невозможно ни в личном, ни в историческом плане, но видеть в нем конечную цель – противоречит духу Библии.

   Ближе к этому библейскому духу те, кто под "девственностью" понимает неучастие в блуде с "иными богами", непричастность к языческим обычаям. Но, скорее всего, главный смысл текста в том, что те, кто силой Бога и Агнца преодолели первородный грех, тем самым обрели то целомудрие и святость половой жизни, к которым постоянно призывает библейское откровение. Восстановленное единство души и тела означает в то же время победу над смертью. Поэтому они и становятся участниками "первого воскресения" (20:4-6).








-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------