СОТВОРЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА.
Лев Регельсон, Игорь Хварцкия. Земля Адама.
Очерк II.
Игорь Хварцкия и Лев Регельсон. Фото 2007 г.
Содержание
1. С какой целью создавалась Библия? 
2. Прославление человека
3. Откровение Серафима Саровского об Адаме
4. Ириней против Оригена
5. Воспитать человека – значит сотворить его.
6. История с ребром
7. Зашифрованный текст
8. Племя “адам
а???”
9. Адам из адам
а (ударение на последнем слоге)
10. А вот и Ева.
11. Скрыть чтобы сохранить
12. Что же натворил Каин.
13. И снова зашифрованный текст.
14. Проклят ты от “земли”.
15. Жизненная энергия
16. Им только Адама и нехватало.

17. Древо обладания всем на свете
18. Нарушение доверия
19. Что из этого вышло.
20. И к мужу твоему влечение твое
21. Смерть внутри
22. Муки рождения.
23. Человек и животное в чем отличие?
24. Судьба племени.
25. Что такое “абракадабра”?
26. Спинной хребет и горный хребет
27. Абреки, брахманы и абрикосы.
28. Из камней воздвигну детей Аврааму.
29. Священные камни народов мира.
30. И дам ему белый камень.
31. Процесс творения человека: новый этап.
32. Истоки глобального пессимизма.
33. Не все так плохо.
34. Не хотим взрослеть.
35. Преодолеть одиночество, не растворяясь в коллективном.
36. Жизнь одна.


1. С какой целью создавалась Библия?
Множество недоразумений при толковании Библии порождает стремление увидеть в ней формальный свод фактических сведений о мире, наподобие современных энциклопедий. Другая крайность – представление о Священном Писании лишь как о сборнике поэтических произведений, не имеющих никакого отношения к объективной реальности, обращенных не столько к разуму, сколько к воображению и чувству.

В действительности Библия – это ни то и ни другое. Она есть прежде всего многосложный свод конкретных актов Божественной педагогики, воспитательных действий, реально совершенных над конкретными людьми и через конкретных людей. Все, что говорится в Библии, имеет откровенно “тенденциозный”, целенаправленный характер: к чему-то призвать, от чего-то предостеречь. “Знай в сердце своем, что Господь, Бог твой, учит тебя, как человек учит сына” (Вт. 8:5). Самым поразительным фактом является педагогическая эффективность Библии в разные эпохи, для разных народов, для людей со столь огромными различиями кругозора и духовного возраста. Консерваторы всех времен пытались видеть в этом доказательство неизменяемости человека. Но это противоречит главной воспитательной установке Библии; ее цель как раз в том, чтобы заставить человека постоянно изменяться: во-первых, в плане исправления того, что повреждено; во-вторых, в плане совершенствования уже достигнутого и в-третьих, в плане возрастания и взросления. Универсальная ценность Библии для всех времен и народов может служить косвенным доказательством того, что Бог действительно существует. Только Творец мира и человека мог предвидеть, что образы, идеи, символы, имевшие вполне конкретный и ограниченный смысл для библейских авторов и их адресатов, приобретут новое, более глубокое и универсальное содержание для людей отдаленных эпох. Но это новое значение никогда не может быть совершенно оторванным от первоначального смысла – иначе была бы разорвана связь времен и поколений, и толкование Писания стало бы совсем произвольным. Изначальный смысл текстов служит как бы семенем, зерном, из которого вырастает живое дерево новых смыслов – как и само человечество вырастает из телесного и духовного семени своих предков.

Уже первые слова книги Бытия: “В начале сотворил Бог небо и землю” – резко выделяют библейское предание среди космогонических мифов древности. Все эти мифы предполагают творение мира из тел богов или из первоначального хаоса, который вечен и существует сам по себе. Библия же сразу меняет всю картину. Бог один и сотворяет все: и первичный хаос, и свет и тьму, небо и землю и “все воинство” их. Как сказали бы сейчас: и материю, и дух, и пространство, и время. Вся толпа богов египетского, вавилонского или греческого пантеона удостаивается лишь беглого упоминания как “воинство” неба и земли (Быт. 2:1). Перечисление стихий, растений, животных, небесных тел преследует одну главную цель: отмести всякое основание для их обожествления – это всего лишь творения Бога, и только Ему подобает истинное поклонение. Современные толкователи в последовательности дней творения находят параллели с теорией эволюции, открытой совсем недавно – откуда все это мог бы знать древний автор помимо откровения? Что же касается буквального понимания творения мира “в шесть дней”, то она кажется слишком наивным даже для той эпохи, когда этот текст складывался. Скорее всего речь шла о шести днях, в течение которых Бог открывал Моисею этапы космогонии (такое толкование предлагает, в частности, Иоанн Златоуст): “И слава Господня осенила гору Синай; и покрывало ее облако шесть дней” (Исх. 24:16).

2. Прославление человека
Наиболее актуальным в библейской космогонии, поле прославления Бога, является прославление человека. Есть Бог и есть человек как цель, результат и венец творения – все остальное играет лишь вспомогательную, служебную роль. Поэтому сотворению человека уделено главное внимание. Этому сюжету посвящены два отдельных рассказа, явно составленные разными авторами и в разное время. Первый рассказ (в нем Бог именуется Элохим) носит более абстрактный, богословский характер и замыкает собой Шестоднев – историю сотворения всего мира. Второй рассказ (в котором Бог именуется Яхве Элохим) более подробен и снабжен множеством конкретных, логически не всегда связанных между собой деталей, что заставляет отнести его происхождение к самой глубокой древности. Мифологические повествования такого рода можно с большой долей достоверности считать отголоском каких-то действительных событий. Человек, согласно второму рассказу, сотворен из “праха земного”. Земля, пыль, прах, евр. АФАР – синоним всего малого, смиренного: напр. “лежать в пыли” (Ис. 26:19). Вполне допустимо под этим АФАР, а тем более, под АФАР АДАМА, понимать живое существо, плод земли, природы.

Знаменитый антрополог, член ордена Иисуса Тейар де Шарден, стремясь согласовать данные науки с учением о Творении, писал: “Ничтожный морфологический скачок и вместе с тем невероятное потрясение сфер жизни – в этом весь парадокс человека... Путем индивидуализации самого себя внутри себя живой элемент, до того распыленный и разделенный в смутном кругу восприятий и действий, впервые превратился в точечный центр, в котором все представления и опыт связываются и скрепляются в единое целое, осознающее свою организацию.

Каковы же последствия подобного превращения? Они необъятны... Рефлектирующее существо в силу самого сосредоточивания на себе самом внезапно становится способным развиваться в новой сфере. В действительности это возникновение нового мира. Абстракция, логика, обдуманный выбор и изобретательность, математика, искусство, рассчитанное восприятие пространства и длительности, тревоги и мечтания любви... Вся эта деятельность внутренней жизни (здесь и ниже курсив Т. Ш.) не что иное, как возбуждение вновь образованного центра, воспламеняющегося в самом себе...

Внешне – почти никакого изменения в органах. Но внутри – великая революция: сознание забурлило и брызнуло в пространство сверхчувственных отношений и представлений, и в компактной простоте своих способностей оно обрело способность замечать самое себя. И все это впервые... Здесь совершенно невозможно уйти от проблемы прерывности.

...Не пытаясь представить невообразимого, запомним только, что возникновение мысли представляет собой порог, который должен был быть перейден одним шагом” (Тейяр де Шарден, стр. 189-191).

3. Откровение Серафима Саровского об Адаме
Преподобный Серафим Саровский в России учил, что до того, как Адам получил Богоподобную душу, он был “животным существом”:

“Вот, например, многие толкуют, что, когда в Библии говорится: “вдунул Бог дыхание жизни в лице Адама первозданного и созданного Им от персти земной” – что будто бы это значило, что в Адаме до этого не было души и духа человеческого, а была будто бы лишь плоть одна, созданная из персти земной. Неверно это толкование, ибо Господь Бог создал Адама от персти земной в том составе, как батюшка святой апостол Павел утверждает: “да будет всесовершен ваш дух, душа и плоть в пришествие Господа нашего Иисуса Христа”. И все три сии части нашего естества созданы были от персти земной”. (Беседа старца Серафима с Н. А. Мотовиловым о цели христианской жизни. М. 1991, стр. 15).

Аналогичную мысль высказывает и св. Феофан Затворник: “Было животное в образе человека, с душею животного. Потом Бог вдунул в него Дух Свой – и из животного стал человек” (Письма. Т. I, стр. 98). Конечно, подобные высказывания не следует понимать в том смысле, что какая-то часть души имеет Божественную, нетварную природу, что человек есть некое смешение божественной и животной природы. Такой взгляд лишал бы всякого смысла идею творения: оказалось бы, что главное в человеке – то, что не есть человек; при этом уже не может быть речи о каких-то реальных отношениях между Богом и сотворенным Им человеком. Поэтому “дыхание жизни” учителя Церкви понимают либо как творящую Божественную Силу (Энергию, Дух), либо как человеческую сущность, которая этой Силой сотворена. Однако, необходимо признать, что представление о человеке как всецело тварном существе всегда воспринималось с большим трудом. Особенно сильное сопротивление встречала идея о его происхождении из “персти земной”, т. е. из материального начала.

Учение преподобного Серафима Саровского о сотворении человека настолько отличается от общепринятой церковной традиции, что его нельзя рассматривать иначе, как новое откровение свыше. Не случайно дано оно именно в те годы, когда были обнародованы работы Дарвина. Это новое божественное учение дало основу для согласования библейского предания с научными фактами, но только основу, которая еще должна быть осмыслена и развернута в целостную картину.

Преп.Серафим учит, что еще до получения “дыхания жизни от Бога”, “Адам не мертвым был создан, но действующим животным существом, подобно другим, живущим на земле, одушевленным Божиим созданиям… имеющим плоть и душу и дух, принадлежащим каждому по роду их”. Не разъясняя подробно, что же есть “персть земная” из которой созданы все три части нашего естества (как и естества животных), преподобный подчеркивает главное: Адам становится человеком только после того, как через действие Святого Духа становится “подобным Богу во всем”.

Слышать подобные слова для нас не только странно, но, пожалуй страшно, ибо из этого вытекает, что почти никто из нас еще не стал вполне человеком. Утешает лишь то, что, если верить преподобному Серафиму, процесс творения человека есть постепенная перестройка естества по образу Бога под действием Божественных энергий, процесс, который далеко еще не закончен…

4. Ириней против Оригена
Даже святоотеческое богословие не было вполне последовательным в этом вопросе. Уже в ранней Церкви намечаются два основных направления христианской мысли о человеке: в лице св. Иринея Лионского, с одной стороны, и Оригена – с другой. Ириней настойчиво подчеркивал абсолютную ценность материи, онтологическое превосходство человека над ангелами, постепенность возрастания человека из более низкого в более высокое состояние: “Бестелесные духи никогда не будут духовными людьми” (Против ересей. 5, 8,2); “Как мог бы ты стать богом, если еще не стал человеком. Как можешь ты быть совершен, если только что сотворен” (4, 39, 2). Согласно же Оригену, душа каждого человека “предсуществует” телу; сам физический мир возникает как результат нравственного падения духовных существ; телесная оболочка нужна лишь временно, для исправления и восстановления этой души в ее первоначальном совершенстве. Идеи Оригена, хотя и были частично осуждены церковным богословием, все же оказали и продолжают оказывать на него глубокое влияние; в нецерковном же мистицизме эти взгляды полностью господствуют, не встречая никакого сопротивления.

Продолжая традицию Иринея Лионского, Григорий Палама видит решающее превосходство человека над ангелами – в творческой способности, которая, в свою очередь, связана с обладанием материальным телом: “Мы одни из всех тварей, кроме умной и логической сущности, имеем еще и чувственную. Чувственное же, соединенное с Логосом, создает многообразие наук и искусств и постижений; создает умение возделывать (культивировать) поля, строить дома и вообще создавать из несуществующего (хотя и не из полного ничто, ибо это может только Бог). И все это дано только людям. И хотя ничто из того, что создано Богом, не погибает и не возникает само собою, однако, сопоставляемое одно с другим, через нас оно получает другую форму. И невидимое слово ума не только подчиняет себе движение воздуха и становится ощущением слуха, но может даже быть написанным и может быть увиденным в теле и через тело; все это Бог дал только людям, для веры осуществляя телесное пришествие и появление вышнего Логоса. Ничего подобного и никогда не бывает у ангелов” (Цит. по: Б. П. Вышеславцев, стр. 288).

Но никогда не умирала, а в наше время заметно усилилась спиритуалистическая традиция, к которой в свое время примкнул Ориген. Как бы стыдясь земного, “животного” происхождения человека, мистики разных религий независимо друг от друга создавали фантастический образ космического, безтелесного Адама, жившего в небесном раю. “Низвержение” первого человека на землю и заключение его в “темницу тела” рассматривается ими как наказание: “земля для человека – место изгнания, а настоящая его обитель – звездное пространство” (Эндрю Томас, стр. 9). Демоническое происхождение этих взглядов очевидно; ложное благочестие не может смириться с мыслью, что Сам Творец, как нянька, “возился” с каким-то ничтожным земным младенцем. Но в христианском сердце эта картина вызывает иные чувства: ведь мы знаем, что Творец не только “возился” с человеческим младенцем, но со временем и Сам стал таким же младенцем: и родился этот младенец не в межзвездных пространствах, но в хлеву для домашнего скота...

5. Воспитать человека – значит сотворить его.

Задача, которую мы перед собой ставим: на основе мифа реконструировать правдоподобный сценарий действительных событий, послуживших основой этого мифа. Заранее ясно, что такой сценарий может иметь несколько вариантов. Допустим, из множества племен на земле (общая численность людей-преадамитов в неолитическую эпоху составляла по разным оценкам от I до 4 млн.), Всевышний выбрал одно, в котором отклонения от Его плана эволюции оказались наименьшими: речь может идти прежде всего о качестве племенного генофонда. Наконец, в этом племени рождается младенец, который, с точки зрения Творца, биологически безупречен и полностью пригоден для Его целей. Племя, как и всякое другое, уже имеет свой язык, свои культурные обычаи, свои приемы воспитания: все это начинает воздействовать на ребенка с первых дней его жизни, входит в него буквально “с молоком матери”. Поскольку Творец намерен существенно перестроить душу этого существа, дать ему новый импульс, новое направление развития, то младенца надо своевременно изолировать, изъять из обычной среды, пока в его душе не закрепились навыки, которые помешали бы этим изменениям. Итак, Всевышний сходит на землю с тем чтобы Самому заняться его воспитанием. Вот здесь и начинаются драгоценные подробности, отраженные в языке и мифе. Прежде всего, надо приготовить для младенца теплое и уютное место: для этой цели лучше всего подходит небольшое поросшее мягким мхом углубление в скале, в которое не проникают ветер и дождь. Каменное дно пещеры должно быть теплым и микроклимат в ближайшей окрестности – мягким в любое время года: чтобы младенец мог безопасно “гулять” за пределами своей колыбели. Это возможно, например, в горной котловине, в которой есть теплые подземные источники.

Вопрос с питанием разрешить не очень трудно: достаточно было привести кормящую овцу или козу – животные, как известно, иногда принимают чужих детенышей, и мифология человечества не случайно полна подобных рассказов. Когда придет время переходить на растительную пищу, понадобится животное “поумней”: с этой ролью хорошо справится заботливая змея, которая покажет ребенку, где растут полезные плоды, и научит его отличать съедобное от несъедобного. На Востоке до сих пор существует поверье, что змея никогда не будет есть негодную пищу. Мы уже, конечно, знаем, какую роковую роль сыграет эта змея впоследствии; мы знаем также и о том, что в будущем потомки сложат поэтические предания об этих первых впечатлениях жизни своего прародителя. К примеру, теплый камень, на котором он вырос, будет представляться им то ли отцом, то ли матерью, то ли наковальней, на которой выковал их предка Небесный Кузнец. Семиты Аравии создадут легенду о том, что этот камень, осколок которого, главная святыня Аль-Каабы, был подарен Адаму Самим Аллахом, и в глубине этого камня праведники могут разглядеть картину рая.

В это время Сам Творец учит Адама говорить. Скорее всего, Он не навязывает ему готовую лексику, но учит использовать изобретаемые самим младенцем многочисленные звуки – для обозначения различных предметов и действий. И привел Он к человеку животных и птиц, “чтобы видеть, как он назовет их; и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей” (Быт. 2:19). С библейской картиной сотворения человека перекликается нартский эпос; лишь после того, как кузнец, символизирующий Бога-Творца, подвергает закалке рожденного из камня младенца Сасрыкву, тот обретает собственно человеческое качество – способность говорить. Дальнейшую трансформацию этого древнего предания можно усмотреть в странном на первый взгляд сюжете германских и славянских сказок: волк просит кузнеца выковать (!) ему новый, менее грубый голос.

6. История с ребром
Подрастая, Адам, конечно, заметил, что животные держатся парами и почувствовал, что ему чего-то не хватает. Одиноким он не был: он жил в Эдеме с Творцом, как со старшим Другом, на Которого он был похож внешне и постепенно учился быть на Него похожим внутренне. И все-таки кого-то не хватало: у Адама “не нашлось помощника, подобного ему” (Быт. 2:20). Творец пришел на помощь Своему любимому другу: “И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотью. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою: ибо взята от мужа” (Быт. 2:21-23).

Как это понимать? По всем признакам, ребра у мужчины все на месте; есть версия, что сама тема возникла вследствие типичного для всякой мифологии лингвистического “казуса”. Поскольку Авраам происходил из Ура Халдейского, то в передаче древней легенды свою роль могли сыграть шумеры. А на шумерском языке слово ТИ одновременно означало и “женщина” и “ребро”: термин НИНТИ мог пониматься и как “дающая жизнь” и как “женщина из ребра”. Первое значение сохранилось в евр. ЕВА (ХАВВА), а второе значение и породило легенду о сотворении женщины из ребра. Но до сих пор не было замечено, что аналогичные параллели возникают и в абхазском языке. Абх. АВА: рядом, отсюда производные абх. слова АВАЛАРА: идти рядом; АВАГЫЛАРА: стоять рядом; АВАРА: бок; АВАКЬЫЦ: ребро; таким образом ХАВА может быть понято как “наш бок” или “наше ребро”, со смысловым оттенком: “вставшая рядом с нами”, что отражено в библ. “помощница” ЭЙЗЕР.

Как же в действительности могла появиться Ева?

Главный смысл библейского предания: подчеркнуть, что в природе Евы нет ничего, что отличало бы ее от Адама, кроме различия полов – еврейский язык запечатлевает эту мысль в параллелизме терминов ИШ: мужчина, ИША: женщина. Мы теперь знаем, что полная генетическая тождественность бывает только у близнецов, причем однояйцовых; но в то же время однояйцовые близнецы – всегда одного пола. Поэтому, мы вынуждены предположить, что имело место некое минимальное божественное вмешательство. В момент зарождения Адама и Евы произошла направленная мутация: хромосома, определяющая пол, у одного из близнецов была заменена с мужской на женскую. Для знакомых с генетикой: при удвоении зиготы отцовская У-хромосома была заменена на материнскую Х-хромосому, так что геном Евы оказался тождественен геному Адама минус У-хромосома. В таком случае можно было бы сказать, что в генетическом смысле Ева “взята” от Адама. Опасность вырождения из-за близкородственных браков не грозила первым поколениям, если в родословном древе наших предков все рецессивные гены сохранялись неповрежденными. Последовательность действий в Быт. 2:20-22 позволяет предположить, что Ева была приведена к Адаму сразу после того, как у него сформировался язык, т. е. еще в детстве; в частности, поэтому “были наги и не стыдились” (2:25). Далее они растут вместе под присмотром Творца; подрастая, они продолжают сохранять детскую невинность.

До того, как Ева была приведена к Адаму, она воспитывалась в родном племени, так что могла обогатить своего юного брата-жениха родовым наследием языка и культурных навыков, которые еще не успел получить Адам от своего Божественного Воспитателя. Его же задача была прежде всего в том, чтобы передать ей тот духовный огонь человеческой личности, который из всех людей только Адам получил непосредственно от Бога: таким образом, Адам с первых шагов становился соучастником Божественного акта творения человека. Миф о браке между близнецами распространен у многих народов, но благочестивые хранители предания перенесли эту морально затруднительную коллизию на сыновей Адама, в особенности на злодея Каина, который, согласно исламской легенде, женился на своей сестре-близнеце, тогда как ему была предназначена сестра-близнец Авеля.

7. Зашифрованный текст
Нарисованная картина, в которой главное – идея сотворения Адама из биологически тождественного существа, преадамита, не противоречит тексту книги Бытия. Но совершенно неожиданным оказывается то, что эта идея текстом подтверждается, и при том с рядом важнейших подробностей! Мы не собираемся заниматься каббалистическими упражнениями с начертаниями и перестановками букв, их цифровыми значениями, с произвольным приписыванием каждой букве абстрактного философского смысла, который совершенно не свойственен древним. С помощью таких “фокусов” можно вычитать в священных текстах все, что угодно – кабалистам же угодно вычитывать в священных текстах пантеистический, спиритуалистический, в нашей терминологии “ангелический” подтекст, т. е. по самой своей сути смысл нееврейский, неадамитский.

Мы делаем совершенно другое: добросовестный учет двойного значения ряда еврейских слов позволяет получить вполне логичный и последовательный параллельный смысл, который в педагогических целях и с поистине Божественной простотой скрыт за обычным, также вполне разумным способом прочтения.

Приведем обычный подстрочный перевод интересующего нас текста по изданию: ТОРА. Ред. перевода П. Гиль, изд. Шамир, Иерусалим, 5752 (1992)г.

“Никакого же кустарника полевого еще не было на земле и никакая трава полевая еще не росла, ибо дождя не посылал Яхве Элохим на землю и человека не было, чтобы обрабатывать землю. Но пар поднимался с земли и орошал всю поверхность земли” (Брейшит 2:5-6); этот перевод практически совпадает с синодальным (Быт. 2:5-6).

В этом тексте использованы следующие термины, имеющие двойное значение:
ШИХА: 1) куст, 2) беседа;
ШАДА: 1) поле, 2) злой дух, ШЭЙД;
ЭЙШАВ: 1) трава, 2) дело, делание АША: делать;
МАТАР: 1) дождь, 2) убийство, умерщвление, МАТА или 3) МАТИРНУТ: вседозволенность, безнравственность, беззаконие;
ЛАВУД: 1) работать, возделывать, 2) ткать, от ВАД: ткань, материя;
ЭЙД: 1) пар, 2) сила, энергия, от АДИР: могучий и АДОН: господин;
ШКА: 1) орошать, 2) вразумлять, одухотворять, от ШКАЛ: обдумывать, ШКАЛ: ум, разум, ШЕКИНА: дух Божий, Божественная энергия;
АДАМА: 1) земля, 2) человек, от АДАМ: человек;
ПНИ: 1) наружная сторона, поверхность, 2) лицо ПНИМ, но также: внутренняя часть.

Если использовать указанные параллельные значения, то вместо рассказа о “полевой траве” и не совсем понятном “паре от земли”, мы получаем другой, чрезвычайно содержательный и важный текст:

“НИКАКОЙ БЕСЕДЫ С ШЭЙДОМ ЕЩЕ НЕ БЫЛО НА ЭРЕЦ И НИКАКОЕ ДЕЛО ШЭЙДА ЕЩЕ НЕ ПРОРАСТАЛО, ИБО НИКАКОГО УБИЙСТВА (вариант: НИКАКОГО БЕЗЗАКОНИЯ) НЕ ДОПУСКАЛ  ЙАХВЕ ЭЛОХИМ НА ЭРЕЦ, И НЕ БЫЛО АДАМА, ЧТОБЫ ТКАТЬ АДАМA, НО ЭЙД ПОДНИМАЛСЯ С ЭРЕЦ, ЧТОБЫ ОДУХОТВОРЯТЬ ЛИЦО АДАМА” (БЫТ. 2:5-6).

Полученный таким образом перевод нуждается в комментарии, поскольку вводит ряд новых понятий. Так, ШЭЙД: еще одно из наименований РАХАВА, оно встречается в агадах, где патриарх МЫТУШАЭЙЛ (Мафусаил) борется против злого духа ШЕДДИМ, ср. также акк. ШЕДУ. Поскольку евр. Ш выражает отношение принадлежности, то ШЭЙД: тот, чей ЭЙД. Ключевое понятие ЭЙД мы понимаем как некую силу, в современной терминологии – энергию, отсюда евр. АДИР: могучий, АДОН: господин. Само евр. ЭЙД: пар – это тоже вода, но такая, которая под действием солнечного тепла как бы превращается в воздух; ср. рус. ВО-ДА и ВОЗ-ДУ-Х. Очевидно, речь здесь идет о той первичной жизненной силе, витальной энергии, которая обычно символизируется образом “воды” – тот же корень в абх. АДОУХА: дух и в общеиндоевропейском ВАДА: вода. Представление о разлитой повсюду жизненной силе, которая делает мертвое живым, содержится в пище, воздухе, воде, земле, солнечных лучах, в тепле костра – присутствует почти во всех мифологических картинах мира. Таковы шумер. МЕ, егип. КА, санскр. ПРАНА, полинез. МАНА, кит. КИ, яп. ЧИ, иран. ФАРН, слав. ХВАР. Основатель милетской школы др.-греч. философ Фалес считал первоосновой всего существующего единую стихию, которую он называл “водой”, имея в виду, скорее всего, все ту же жизненную энергию.

В слове ШЭЙД содержится, таким образом, представление о злом духе, который владеет жизненной силой ЭЙД. В связи с идеей “питания” этот корень вошел в слова ШАДА: поле и ШАД: женская грудь. В напряженной борьбе с язычеством это имя было вытеснено из употребления и в Св. Писании встречается уже в имени Бога ЭЛЬ ШАДДАЙ: щедрый, плодовитый, т. е. силой ЭЙД в конечном счете владеет Сам Всевышний.