Воссоединение РПЦЗ с РПЦ МП
453 Никон, т. 5, стр.29
454 Никон, т. 5, стр. 18
455 Никон, т. 5, стр. 27
456
Никон, т. 5, стр. 27
457 Евлогий, стр. 376.
458 У Никона - Самуилов. Митроп. Евлогий. «Путь моей жизни», Париж, 1947, стр. 396
459 Евлогий, стр. 387
460 Никон, т. 5, стр. 19-20
461  Сторонником сохранения канонических уз эмиграции с Матерью Церковью был В. Лосский, в послушании ей остался Н. Бердяев, историк И. Странонов. В Париже оставшиеся верными Московской Патриархии образовали общину во главе с епископом Вениамином и, взяв в аренду подземный автомобильный гараж, расположенный в 15-м районе Парижа, одном из центров русской эмиграции, создали в тем православный храм во имя Трех святителей. Таким образом возникло Трехсвятительское Подворье.
В 60-х годах на этом месте был построен новый дом, первый этаж которого занял Трехсвятительский храм. Этот храм является кафедральным собором Корсунской епархии Московского Патриархата
462 «Софианские» идеи протоиерея Сергия Булгакова, как и все вообще софианство, вызвали осуждение и со стороны Заместителя патриаршего Местоблюстителя митроплита Сергия в его письме В. Лосскому, который ознакомил его с богословием протоиерея С. Булгакова.
Однако митрополит Сергий воздержался от того, чтобы квалифицировать эти заблуждения как ересь, потому что ересь предполгает умышленное и упорное противление учению Церкви, в то время как отец Сергий Булгаков софианские идеи развивал как свое частное мнение, не претендуя на непогрешимость этих идей.
463 Узнав об этом, митрополит Серафим (Лядэ) добился у властей передачи архипастыря ему на поруки и поместил его в Русском доме для престарелых в берлинском районе Тегель. Здесь архиепископ Александр пробыл до разгрома Германии. Со стороны митрополита Серафима к нему были проявлены полнейшая корректность и доброе попечение
464 Часть греческих эмигрантов, в особенности на восточном побережье, не пожелала войти в состав Американской епархии Российской Церкви, официальное название которой с 1900 года было Греко-православная Церковь Алеутских островов и Америки, и в Нью-Йорке был открыт приход под названием Эллинистическая Восточно-Христианская Церковь
465
В январские дни 1920 года в одесском кафедральном Соборе митрополит Платон, воодушевленный и авторитетный проповедник, произносил громовые речи против большевиков, организовал отряд для спасения Родины с поименным списком каждого члена.
24 января, когда большевики, ворвавшись в Одессу, бросились к архиерейскому дому, митрополита Платона там не оказалось. Он успел укрыться на иностранном крейсере.По спискам, найденным среди документов митрополита, большевики в ту же ночь расстреляли около тысячи человек молодых людей, изъявивших желание защищать Родину.
От Высшего Церковного Управления на Юге России митрополит Платон получил командировку в Северную Америку для приведения в порядок расстроенных дел Американской епархии.
3 мая 1922 года находившийся в Москве американец г. Колтон передал Патриарху Тихону полученную им из Америки просьбу о назначении митрополита Платона правящим епархиальным архиереем, на что Патриарх Тихон ответил, что дает рекомендацию, которую г. Колтон пусть сообщит «Собору беженцев епископов заграницей, которые управляют заграничными делами Церкви».
Присутствовавший при этом разговоре в качестве переводчика протоиерей Феодор Пашковский, прибыв за границу, подал рапорт Архиерейскому Синоду об этом 1 июля. 23 августа 1922 года уже зарубежный Архиерейский Синод назначил митрополита Платона временно управляющим Северо-Американской епархией.
466 Этот указ не был, однако, официально выслан митрополиту Платону, и это обстоятельство помогло ему в отстаивании имущества епархии, в том числе церквей и даже Свято-Никольского собора в Нью-Йорке, от посягательств со стороны назначенного в Америку обновленцами лжемитрополита Кедровского. Если бы указ Патриарха Тихона был официально отправлен, шансы Кедровского на выигрыш процесса, который он вел в американском суде, могли бы варасти. Однако он проиграл процесс 23 декабря 1924 года, когда его иск был отвергнут американским аппеляционным судом.
467 12 лет спустя, 19 апреля 1946 года, Патриарх Алексий I, уважая просьбу американской паствы, разрешил совершение по нем панихиды, с тем, чтобы с этого момента наложенное на него церковное прещение считалось посмертно снятым.
468 По другой версии на Московский Собор 1945 года, для избрания Патриарха, митрополит Феофил приглашения не получил, но тем не менее митрополия отправила свою делегацию с наказом испросить у Собора для Американской митрополии автономию и объяснить, что русские православные, как американские граждане, живущие полтора столетия в Америке, никакой лояльности советской власти обещать не могут.
Делегация прибыла в Москву только по окончании Собора. К совместному служению ее не допустили, объяснив, что американская иерархия находится под запрещением с 4 января 1935 года. Она уехала домой с Указом, в котором, среди прочего, содержалось требование к Американской Церкви с отказом от политических выступлений против Советского Союза..
    469 Решения Кливлендского Собора оказались неприемлемыми для карловацких епископов, участвовавших в Соборе, и для Синода Зарубежной Церкви. Архиереи карловацкой ориентации, голосовавшие против этих решений, отказались им подчиниться. И самый Собор провозглашен был ими и их сторонниками неканоническим, поскольку на Соборе миряне и пресвитеры имели равные права с епископами, которым, по учению Церкви, вверена власть в ней Самим Богом.
Эти четыре архиерея 27 и 28 мая 1947 года провели совещание, на котором приняли постановление о неканоничности соборного постановления о прекращении подчинения зарубежному Синоду. В связи с этим Мюнхенский Синод в 1947 году решил восстановить свою юрисдикцию в Америке, порвав общение с митрополитом Феофилом и его сторонниками. В юрисдикцию карловчан вошло 40 американских приходов с 4 епископами. В том же году эти 4 архиерея были отлучены митрополией за неподчинение решениям Кливлендского Собора.
470 Официальная московская версия итогов Кливлендского Собора выглядит совершенно иначе: «Решения Кливлендского Собора оказались неприемлемыми» для Москвы
471 «Суд находит, что Заграничная Церковь никогда не выходила из состава Русской Православной Церкви и продолжает быть неотделимой частью Церкви; а также, что Северо-Американская епархия, или Северо-Американский округ продолжает быть неотделимой частью Русской Православной Церкви.
Суд находит, что церковная организация, возглавлявшаяся митрополитом Феофилом в течение всего времени, начиная с названного Кливлендского Собора 1946 г., не были, и не являются, частью Русской Православной Церкви, но вышли из состава таковой, и были организованы, существовали и функционировали незаконно, как отдельные единицы или организации, независимо от Русской Православной Церкви...
По принятии названным Кливлендским Собором резолюции, митрополит Феофил и все епископы, священники и миряне, а равно и все приходы и конгрегации, которые были и находятся в союзе с ними, которые порвали все сношения с Заграничной Церковью и ее административными органами, и которые отказались признавать авторитет Заграничной Церкви, сделались и с тех пор всегда продолжали быть раскольничьей и незаконной фракцией или группой...
По законам Церкви, никакая часть таковой, будь то приход или конгрегация, или епархия, или округ, а равно и никакой член или никакая группа членов Церкви, будь то духовенство или миряне, не могут законно выйти из состава Церкви и образовать из себя отдельную единицу или организацию, независимо от органов управления Церкви. Если это происходит, таковая отдельная часть или группа становится раскольничьей, и не имеет законного церковного существования».
ЗАПАДНО-ЕВРОПЕЙСКИЙ ЭКЗАРХАТ
 
Архиепископ Евлогий (Георгиевский) выехал за границу при эвакуации из Новороссийска, 5 февраля 1920 года прибыл в Сербию, нашел себе здесь благосклонный приют и в сентябре 1920 года устроился там в скромной должности законоучителя в Донском 453. или Харьковском Женском Институте, который к этому времени расположился в г. Белая Церковь. 454
Вместе с ним в Сербию прибыли архиепископ Георгий Минский, епископ Митрофан Сумской, епископ Гавриил Челябинский и епископ Апол-линарий, впоследствии Северо-Американский.
Они были приняты Сербским Патриархом Димитрием и он пообещал устроить их в сербских монастырях. Их пожелал видеть и наследник Королевского Престола Регент Королевства Александр, который даже вручил каждому из них через Российского Посланника в Сербии В. Штрандтмана по 1000 динар. 455
Кстати сказать, русские архиереи, постоянно проживавшие в Югославии, затем получали ежемесячное пособие от Державной Комиссии в течение нескольких лет. 456
2 октября 1920 года Временное Высшее Церковное Управление в Севастополе, предвидя неизбежность эвакуации русских людей за границу и в целях организации заграничной церковной жизни, назначило архиепис-копа Евлогия управляющим Западно-Европейскими русскими церквами.
Не имея обратной от архиепископа Евлогия связи, ВВЦУ (уже от имени ВВРЦУ) на своем первом заседании в Константинополе подтверждает его назначение в Европу, но и этот Указ до адресата не дошел и архиепископ Евлогий оставался в Белой Церкви.
В конце декабря в Югославию прибыл из Константинополя секретарь ВВРЦУ Е. Махароблидзе для переговоров с Сербским Патриархом Димитрием о возможностях переезда Управления в Югославию.
Он сообщил в Константинополь о том, что архиепископ Евлогий не получил Указа, и ему был выслан вторичный, уже с постоянным назна-чением.
«Его Высокопреосвященству,
Преосвященнейшему Евлогию
Архиепископу Волынскому и Житомирскому.
Сим имею честь уведомить Ваше Высокопреосвященство, что пос-тановлением Высшего Временного Русского Управления Вам вверено управление всеми западно-европейскими русскими церквами на правах Епархиального Архиерея, включая и церковь с приходом в Болгарской Софии и в Букуреште; прочие же русские церкви на Балканском полуострове и в Азии управляются Р. В. Церковным Управлением; все сие впредь до восстановления сношений с Всероссийским Свят. Патриархом.
Председатель В. Ц. Управления
Антоний, Митр. Киевский и Галицкий. 2-15 апр. 1921. № 318.
Печать: Высшее Русское Церковное Управление.
Назначение Ваше состоялось 2 окт. 1920 г. в Симферополе и подтверждено в начале ноября в Константинополе». 457
По прибытии в Югославию, владыка Антоний предложил архиепис-копу Евлогию сейчас же отправиться в Берлин, занять там место настоятеля Берлинской Церкви и оттуда устраивать церковное управление в Западной Европе. Благоустроенные русские церкви в Западной Европе, в большинстве случаев состоявшие при посольствах, числились в каноническом ведении Петроградского митрополита, и настоятели их недоумевали, как относиться к назначению архиепископа Евлогия Высшим Церковным Управлением за границей, о котором они еще ничего не знали.
Настоятель церкви при Российском Посольстве в Париже протоиерей Иаков Смирнов обратился через архиепископа Финляндского Серафима к Патриарху Тихону за разъяснением по этому вопросу.
Из Москвы последовал Патриарший Указ от 26 марта / 18 апреля 1921 года на имя архиепископа Евлогия, переданный ему через архиепископа Серафима.
Этот Указ Патриарха Тихона и Синода о подчинении всех русских церквей в Западной Европе, до восстановления нормальных отношений с Петроградом, о каноническом статусе самого архиепископа Евлогия и о возношении его имени за богослужением, имеет следующий вид:
«Преосвященном Евлогию, Архиепископу
Волынскому и Житомирскому.
По благословению Святейшего Патриарха, Священный Синод и Высший Церковный Совет, в соединенном присутствии, слушали:
письмо Преосвященного Финляндского, от 5 марта сего года, по ходатайству настоятеля церкви при Российском Посольстве в Париже прото-иерея Иакова Смирнова о преподании указания по поводу постановления Высшего Русского Церковного Управления за границей о назначении Вашего Преосвященства управляющим, на правах епархиального архиерея, всеми заграничными русскими церквами в Западной Европе.
Постановлено: В виду состоявшегося постановления Высшего Цер-ковного Управления заграницей, считать православные русские церкви в Западной Европе находящимися временно, впредь до восстановления пра-вильных и беспрепятственных сношений означенных церквей с Петроградом, под управлением Вашего Преосвященства, и имя Ваше должно возноситься за богослужением в названных храмах взамен имени Преосвященного митрополита Петроградского, о чем и уведомить Преосвященного Митрополита Петроградского, Ваше Преосвященство и Архиепископа Финлянд-ского. 26 марта - 8 апреля 1921 г. № 423.
Член Священного Синода М. Евсевий.
Делопроизводитель Нумеров». 458
Митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин (Казанский), уп-равлявший до этого православными церквами в Западной Европе, со своей стороны послал митрополиту Евлогию следующее письмо:
«8/21 июня 1921 г.
Петроград.
Ваше Высокопреосвященство
Досточтимый Владыка
С своей стороны я даю полное согласие, чтобы в это время, когда почти нет сношений с заграничными церквами, Вы заведывали ими, тем более, что это временное заведывание Вашим Высокопреосвященством указанными церквами признано и подтверждено и Святейшим Патриархом. Душа моя болела за эти церкви, но помочь им было невозможно.
Вашего Высокопреосвященства покорный послушник Вениамин, Митрополит Петроградский». 459
По поводу этого Указа состоялось следующее постановление Высшего Русского Церковного Управления за границей от 9/22 июля 1921 года:
«Принять к сведению и руководству, как выражение признания и утверждения Его Святейшеством Высшего Русского Церковного Управления за границей». 460 .
Ситуация с заграничным церковным управлением и возведенным в сан митрополита Евлогием радикально изменилась после Всезагранич-ного церковного Собора 1921 года. В связи с «политическими от имени Церкви» выступлениями его членов, не без давления со стороны большевиков, Патриарх Тихон вынужден был закрыть высшее зарубежное церковное управление и передать власть над заграничными приходами и церковными структурами митрополиту Евлогию.
Закрывая ВВРЦУ в мае 1922 года, Патриарший Синод и Церков-ный Совет мотивировал свое постановление следующим образом:
«Принимая во внимание, что за назначением тем же Управлением Преосвященного митрополита Евлогия заведывающим русскими православными церквами заграницей, собственно, для Высшего Церковного Управления там не остается уже области, в которой оно могло бы проявить свою деятельность, означенное Высшее Церковное Управление упразднить, сохранив временно Управление Русскими заграничными приходами за митрополитом Евлогием и поручить ему представить соображения о порядке управления названными церквами».
Патриаршее управление исходило таким образом из соображений, что права митрополита Евлогия, как управляющего Западно-Европейской епархией, полностью покрывают права Управления (даже не расширяясь, а оставаясь в тех же рамках).
На одном из заседаний ВВРЦУ епископ Вениамин (Федченков) предложил передать полноту высшей церковной власти митрополиту Евло-гию. 8 августа 1922 года он подал Собору заграничных Архиереев записку следующего содержания:
«Предлагаю теперь же закрыть означенное Управление и немедленно всем собравшимся заграничным русским епископам приступить к организации нового центрального органа Высшего Церковного Управления заграницей или к восстановлению старого, действовавшего до Карловацкого Собора». Все двенадцать архиереев вместе с самим Евлогием (?) высказались против такого предложения.
Митрополит Евлогий не только счел возможным сохранить связь с зарубежными архиереями, но и подписал постановление Архиерейского Собора в Югославии о создании Архиерейского Синода, означавшее его подчинение новому зарубежному церковному управлению. За основание нового управление был принят  патриарший Указ почти двухгодичной давности за № 362.  Извещение об этом (31 августа, за № 1) было подписано митрополитом Евлогием «за Председателя». Митрополит Антоний, видимо, осознавая неканоничность действий своих собратьев, уклонился от подписания этого документа.
На этот Указ № 362 митрополит Евлогий впоследствии неоднократ-но ссылался, как на действующий закон в Зарубежной Церкви, объясняя Указ Патриарха Тихона о закрытии ВЦУ тем, что, как еще в июле он писал митрополиту Антонию: «Несомненно он был дан под давлением большевиков». В Послании к пастве 23 июня 1924 года в ответ на притязания Вселенского Патриарха митрополит Евлогий отвечал защитой позиций Архиерейского Синода и доказывал каноничность Собора и Архиерейского Синода за границей.
Но наряду с этим с 1922 года митрополит Евлогий, в обход Архиерейского Синода, стал секретно переписываться с Москвой, желая получить от Патриарха Тихона права на управление всей Заграничной Церковью. Он начинает посылать Патриарху Тихону доклады, записки и проекты, направленные против митрополита Антония и Архиерейского Синода (то через Афины и Вену, то через Финляндию), с просьбой упразднить Заграничный Синод.
Хотя Патриарх никаких распоряжений на эти послания так и не сделал, митрополит Евлогий начал проявлять некоторые самостоятельные шаги по управлению зарубежными приходами, вплоть до самостоятельного назначения клириков вне своей епархии.
8 января 1924 года он через архиепископа Финляндского вновь просит Патриарха Тихона об упразднении Архиерейского Синода и под-тверждения его прав. Просит также о переводе Иерусалимской Миссии из ведения Синода в ведение его епархии. О том же просит он и митрополита Петра в 1925 году. Все эти обращения, правда, остались без ответа.
Синод имел сведения об этих тайных Посланиях митрополита Евлогия, но на заседаниях Синода и Собора Евлогий отрицал этот факт.
Получив от ВЦУ Западно-Европейскую епархию, митрополит Евлогий стремился управлять ею независимо от Синода, расширяя свои права и создавая в некоторых местах двоевластие, путаницу и смуту, хотя Архиерейский Собор еще в 1923 году принял разработанный самим митрополитом Евлогием проект Западно-Европейского Митрополичьего Округа, предусматривавший его почти автономию.
Но митрополит Евлогий продолжал вторгаться в пределы компетенции других церковных органов. Некоторые его шаги далеко не украшают такого авторитетного иерарха.
В Австралии, например, с благословения митрополита Антония, открылась церковная община и была включена в юрисдикцию Архиерейского Синода. Митрополит Евлогий вторгся туда. То же самое случилось в Парагвае и Уругвае.
В Финляндии, несмотря на то, что с 1918 года это была автономная епархия, митрополит Евлогий в 1926 году начал открывать свои приходы (без согласия правящего епископа), призывал финляндскую паству подчи-ниться лже-епископу Герману, категорически отвергнутому Патриархом Тихоном (1923) и русским епископатом в целом (1925).
Бежавший из России в Персию (с женой и двумя дочерьми) обнов-ленческий «митрополит» Василий Смолов, отвергнутый в Персии архимандритом Русской Духовной Миссии (юрисдикции Архиерейского Синода), был принят митрополитом Евлогием с поручением начать «в далекой Персии дело устроения Церкви Христовой».
Неоднократно митрополит Евлогий выступал с церковными Посла-ниями в качестве Главы Заграничной Церкви, не будучи на это уполномоченным, позволял себе делать распоряжения общецерковного характера, не входя в сношения с Архиерейским Собором и Синодом.
С этого времени начинается долгий спор о полномочиях Синода, которые митрополит Евлогий до сих пор признавал и защищал. В Послании от 6 августа 1926 года он пишет:
«22 апр. / 5 мая 1922 г., после осуждения Патриархом Карловац-кого Собора, мои полномочия не только были подтверждены, но и значительно расширены: мне предписывалось закрыть существовавшее тогда в Карловцах Заграничное Церковное Управление, взять в свои руки все русские церкви и о порядке управления ими представить свои соображения. Этим Указом мне, собственно говоря, передавалась вся власть над русскими православными церквами заграницей».
В дальнейшей полемике с Собором епископов митрополит Евлогий выставил себя стороной, равной Собору, на что митрополит Антоний ответил: «Ваше заявление, что вы считаете себя и Архиерейский Собор равными сторонами, Архиерейский Синод признает кощунственным. Не только кто-нибудь из архиереев, но даже Патриарх, не может становиться в положение, равное Собору Архиереев».
После этого Заграничный Архиерейский Синод нашел необходи-мым выделить от митрополии Евлогия шесть приходов в Германии в самостоятельное викариатство под управлением епископа Тихона.
Митрополит Евлогий этого решения не признал и  ответил на него письмом, в котором резко и открыто отказался опубликовать и исполнить Указ Синода. 26 июня 1926 года он демонстративно покинул заседание Собора заграничных архиереев.
Некоторое время спустя митрополит Евлогий неожиданно совер-шенно поменял поведение и письменным заявлением от 4 августа 1926 года, с выражением сожаления о своем уходе с заседаний Собора, признает каноническую судебно-административную власть Архиерейского Собора и делегирует двух своих викарных епископов для улаживания несогласий.
Но. . .
Не ожидая ответа и решения Собора епископов, он, к смущению своих делегатов, издает 6 августа «Обращение к пастве», утверждающее его исключительные права и оскорбительными для Синода выражениями целиком перечеркивает только что сделанный шаг к примирению.
За исключением нескольких своих викариев, митрополит Евлогий сторонников не имел. Для упрочения своего положения и дискредитации Синода, он начал широкую агитационную кампанию. Всем приходам юрис-дикции Архиерейского Синода он рекомендует подчиняться Поместным Церквам, на территории которых они находятся.
После семимесячной полемики по этому вопросу Заграничный Синод, в январе 1927 года своим постановлением отстранил митрополита Евлогия от управления епархией и предал церковному суду.
Отвергая каноничность власти Архиерейского Синода, образован-ного вследствие Указа Патриарха об упразднении ВЦУ, митрополит Евлогий должен был с логической необходимостью отбросить мысль о насильственных причинах этого Указа и признать его за свободное волеизъявление Патриарха со всеми вытекающими отсюда последствиями, т.е. с подчинением Московской Патриархии, что он и сделал.
Митрополит Евлогий обратился к Московской Патриархии.
14 июля 1927 года митрополит Сергий послал митрополиту Евлогию Указ № 93, в котором предлагалось ему и через его посредство всем архипастырям и пастырям за границей дать подписку о лояльности советскому правительству, в противном случае они подлежали увольнению из ведения Московской Патриархии. Деваться было некуда. С Архиерейским Синодом связь разорвана. На слишком тяжелых условиях митрополит Евлогий получил подтверждение своих прав. В Москву был послан список духовенства, давшего такую подписку, хотя это возбудило большое волнение в его епархии. Но история слишком явно посмеялась над митрополитом Евлогием .
Буквально через две недели митрополит Сергий выпускает свою Декларацию и всем стало ясно, куда попал митрополит Евлогий.
Положение митрополита Евлогия и его паствы оказалось весьма тяжелым. Требования московской власти все росли, а исполнять их становилось все труднее.
Патриархия вменяла ему в вину служение панихид по жертвам революции, торжественные погребения русских эмигрантов и его участие в иностранных собраниях и молитвах по поводу гонений на религию в СССР.
В 1930 году митрополит Евлогий вновь не смог удержаться от заявлений политического характера. В Великий Пост англиканская Церковь провела по всей Великобритании моление о гонимой и страждущей Русской Церкви. Митрополит Евлогий получил от архиепископа Кентерберийского приглашение участвовать в этих молениях. О последовавшем затем развитии событий сам митрополит Евлогий рассказывал так:
«Мое присутствие в те дни в Англии, общение с англиканами, мои речи были истолкованы в Москве, вероятно, агентами большевиков, как политика, направленная против государственной власти. Я получил грозный запрос от митрополита Сергия Московского, на который ответил разъясне-нием, что я вовсе не занимался политикой, а лишь проявил солидарность с теми, кто сочувствует страданиям родной нашей Церкви, что отказаться от этого участия в молитвах английских братьев за нашу Церковь я считаю, по долгу совести, недостойным, невозможным».
Вслед за тем, 10 июня 1930 года Заместитель Патриаршего Место-блюстителя митрополит Сергий вместе с Временным Синодом издали постановление, которым митрополит Евлогий увольнялся от управления русскими церквами в Западной Европе, а управление временно передавалось архиепископу Владимиру (Тихоницкому), старшему после митрополита Евлогия архиерею в Западноевропейской епархии, но архиепископ Владимир отказался принять это назначение.
Переписка митрополита Сергия с митрополитом Евлогием продолжалась. Заместитель Местоблюстителя требовал от митрополита Евлогия осудить свою поездку в Англию, дать подписку впредь подобных действий не повторять и подтвердить ранее данное обещание о неучастии в политических акциях.
Митрополит Евлогий созвал епархиальный съезд духовенства и мирян, большинство участников этого съезда просили митрополита не оставлять епархии. Опираясь на решение съезда, митрополит Евлогий обратился к Заместителю Местоблюстителя с посланием, в котором просил предоставить ему право на самостоятельное управление заграничными церквами «временно, до установления нормальных сношений с центральной властью».
Митропоит Сергий не мог на это пойти, и 24 декабря 1931 года издал постановление за № 261, которое гласило:
«1) Признать указ об увольнении митрополита Евлогия от управления русскими церквами в Западной Европе вошедшим в силу со дня получения его в Париже в июне месяце и всех преосвященных архипастырей, клириков и мирян, находившихся в юрисдикции митрополита Евлогия, свободными от всяких по отношению к нему канонических обязательств.
2) Находящееся в Париже епархиальное управление (Собор и собрание) упразднить и все его действия отселе считать не имеющими канонической силы».
Управление Западноевропейской епархией было поручено митрополиту Литовскому Елевферию.
Раскол за рубежом стал очевидностью.
После разрыва митрополита Евлогия с Патриархией большинство приходов Западной Европы последовало за ним. По словам самого митрополита Евлогия, «в юрисдикцию митрополита Елевферия отошли очень немногие: епископ Вениамин, иеромонахи Стефан и Феодор, имевшие его своим “старцем”, и протоиерей Григорий Прозоров (Берлин)».
Митрополит Евлогий оказался в подвешенном состоянии, без кано-нического прикрытия. Ему нужно было как-то урегулировать свое каноническое положение. По совету своего окружения в Париже митрополит Евлогий без отпускной грамоты решил обратиться к Константинопольскому Патриарху Фотию II, который поддерживал тогда обновленческий раскол, состоя в полном евхаристическом общении с раскольниками и подчеркнуто дистанциируясь от Московской Патриархии, на явный разрыв с которой он, однако, не шел.
В результате состоявшихся в Константинополе переговоров Константинопольский Патриарх Фотий издал 17 февраля 1931 года грамоту, адресованную митрополиту Евлогию, на основании которой Западноевропейская митрополия во главе с митрополитом Евлогием была принята в юрисдикцию Константинопольского Патриарха. Из русских приходов был образован экзархат, буквально - «Временная Патриаршая наша Российская Православная в Европе Экзархия» во главе с митрополитом Евлогием. Митрополиту Евлогию при этом был дарован сан Экзарха.
Впрочем, часть его приходов не признала этого перехода. К ним присоединились приходы в Германии, Австрии и Чехословакии, оставшиеся в подчинении Заграничному Синоду, а часть сохранила верность Московской Патриархии. 461 .
Вселенский Патриарх, незадолго до этого объявивший митрополита Евлогия неканоническим и не упоминавший при его имени даже титула, теперь поощряет его и осуждает действия зарубежного карловацкого Сино-да. Патриарх Александрийский и митрополит Элладский тоже посылают ему одобрительные грамоты.
В Париже были удовлетворены исходом переговоров. «Паства одоб-рила избранный мною путь подчинения Вселенскому престолу», - писал впоследствии митрополит Евлогий.
При этом не было сказано, почему Экзархия временная? Потому ли, что со временем епархия будет возвращена Русской Церкви, или потому, что когда-нибудь перейдет в постоянное управление Константинопольского Экзархата в Европе.
Митрополит Евлогий понял Грамату в свою сторону и объявил, что нынешнее положение сохраняется до того времени, когда в России восстановится общепризнанная законная церковная власть при которой он и его паства вернутся к Матери-Церкви.
При этом создалась довольно странная ситуация «двойственной» юрисдикции: находясь формально и фактически в ведении константино-польского Патриарха, митрополит Евлогий мыслил себя и епархию частью Русской Церкви.
30 апреля 1931 года митрополит Евлогий и его сторонники были запрещены в священнослужении Временным Патриаршим Синодом в Москве, а 6 июня митрополит Сергий обратился с письмом к Патриарху Фотию, в котором оспаривал каноничность присоединения русских церквей в Западной Европе к Константинопольскому Патриархату. Это обращение, разумеется, никаких результатов не принесло.
Примечательна реакция карловацкого церковного руководства на образование нового экзархата в Европе. Митрополит Антоний в свойственном ему грубовато-саркастическом стиле в письме графу Ю. Граббе так прокомментировал действия митрополита Евлогия: «Евлогианская эпопея даже меня удивила  обнаружившимся в ней непроходимым невежеством русского общества. Эти болваны совершенно не понимают, что всякое действие Вселенского Патриарха вне своего диоцеза имеет не более силы, чем действия любой кухарки, и что святейший Фотий имел столько же права признать евлогианский экзархат, как Матрена Сидорова, его кухарница. А газетные идиоты пишут: “М[итр.] Е[влогий] упрочил свое положение, утвердил его” etc».
Митрополит Антоний, тяжело переживавших разрыв с митрополи-том Евлогием возложил на близкого ему Владимира Родзянко (впоследствии епископ Василий), внука последнего председателя Государственной Думы, посредничество в примирении с митрополитом Евлогием. После приезда Родзянко из Парижа, где он был студентом Богословского института, в Югославию и беседы с митрополитом Антонием о русской церковной жизни во Франции он получил от тяжело больного престарелого 70-летнего старца письмо: «Если преосвященный Евлогий явится с повинной, то от имени Церкви получит прощение за свое отпадение от нее, хотя бы и остался под властью Константинопольского Патриарха. 17 октября1933 г.».
Искренне стремясь примирить владык, Владимир Родзянко, чтобы смягчить жесткость тона записки, своей рукой добавил: «Вспомните, дорогой Владыко, как мы были вместе заключены в Бучаче, как были дружны! Не будем умирать, не простив друг друга». И митрополит Антоний поставил под этой припиской свою подпись.
Вернувшись в Париж, Родзянко в прощеное воскресенье Великого Поста передал письмо митрополиту Евлогию.
Новообразованный Экзархат представлял собой явно ненормальное явление. Митрополит Евлогий не мог этого не понимать. 17 марта 1934 года он, в своем письме к митрополиту Антонию признал, что в защите своих прав ему не следовало прибегать в 1926 году к разрыву с Собором, что он очень жалеет об этом и просит простить его, снять с него и его клира наложенные прещения.
Вслед за этим митрополит Евлогий получил телеграмму из Сербии от архимандрита Виталия (Максименко), в которой тот приглашал его на свою архиерейскую хиротонию. Официальная пригласительная телеграмм на хиротонию была прислана и председателю Синода митрополиту Антонию. Митрополит Евлогий в мае 1934 года прибыл в Белград. О своем свидании с владыкой Антонием он рассказывал так:
«Когда я вошел, митрополит Антоний в окружении нескольких духовных лиц доканчивал утреннее правило. Больной, дряхлый, он сидел в кресле и заплетающимся языком произносил возгласы. Я подошел к нему. Он заплакал... Первые минуты нашей встречи прошли на людях. Пили чай. Говорить было трудно. Митрополит Антоний грустно глядел на меня. “Все такой же... и улыбка все та же...”, - сказал он. Слушать бедного больного моего друга и учителя было мне горько. “Пойдем, прочтем молитву”, - предложил он. Мы перешли в его маленькую спальню. Митрополит Антоний надел епитрахиль и прочел надо мною разрешительную молитву. Потом я над ним. На душе стало ясно и легко... “Ты с дороги устал – отдохни... Потом поговорим”».
Зарубежный Синод, однако, счел это недостаточным для возобно-вления общения с митрополитом Евлогием, и он не был допущен до сослужения с карловацкими архиереями.
Усилия Сербского Патриарха Варнавы довести дело примирения до конца успехом не увенчались. В эмигрантской среде распространились слухи о том, что разделение преодолено, но эти слухи не имели под собой достаточных оснований.
В окружении митрополита Евлогия в Париже большинство было против возобновления общения с карловчанами. Эти настроения усилились после того, как в № 399 газеты «Церковный вестник» появилась статья за подписью управляющего канцелярией архиерейского Синода Ю. Граббе, в которой сообщалось, что архиерейский Собор будет вскоре снимать запре-щение с митрополита Евлогия.
В августе 1934 года в Сремских Карловцах состоялся очередной архиерейский Собор. Митрополит Евлогий получил на него приглашение от Синода и от Сербского Патриарха Варнавы, но на Собор не приехал. Этот Собор в отсутствие митрополита Евлогия 28 августа принял постановление о снятии с него запрещения, но самого митрополита Евлогия это постановление не удовлетворило.
Получив прощение, митрополит Евлогий в своем Послании к пастве 11 сентября 1934 года выразил радость по этому поводу, но отметил, что «принципиальные основы нашего церковного положения остаются незыблемыми и непоколебимыми».
Он объяснял свою позицию следующим образом: «Этот акт был составлен в унизительных для меня формах, а именно, что “я сам осудил свой поступок”, “сам просил простить меня” и что лишь “по снисхождению к моим просьбам и ради пользы Церкви” Собор постановил вернуть мне право священнослужения, т.е. канонически правонарушителем являюсь я, а вовсе не Собор, незаконно меня осудивший. Это побудило меня обратиться к пастве с посланием, в котором я постарался еще раз разъяснить правду и освободить ее от кривотолков. Я свидетельствовал о незаконности наложен-ного на меня запрещения».
«Дипломатия» оказалась удачной: и запрещение снято, и единения не состоялось.
Формальное возобновление общения не стало реальным, остава-лось взаимное недоверие, соперничество, взаимные претензии; карловчане вновь стали обвинять митрополита Евлогия в том, что он «продался грекам». В своем послании от 8 октября 1934 года карловацкий архиепископ Серафим (Лукьянов) заявил, что митрополит Евлогий «отошел от Русской Церкви, отторг паству от Матери Церкви, что он больше не русский, а греческий епископ».
Митрополита Евлогия возмущало это обвинение, но оно было по существу дела констатацией факта.
Однако несомненно и то, что Карловацкий Синод, само существо-вание которого после ряда постановлений высшей власти Русской Церкви было канонически незаконно, не имел права ни налагать церковные прещения, ни снимать их. Эта власть в полной мере принадлежала, естественно, Московской Патриархии, которую ввиду изоляции Местоблюстителя патриаршего престола митрополита Петра представлял тогда его Заместитель митрополит Сергий.
Примирение между Карловацким Синодом и митрополитом Евлогием оставалось непрочным и почти фиктивным. Именно в это время во взаимоотношениях между двумя митрополитами появилось новое осложнение, связанное с богословскими трудами протоиерея Сергия Булгакова, находившегося в юрисдикции митрополита Евлогия и имевшего безусловное влияние на богословское направление всего Парижского богословского института преп. Сергия. 462
18 июня 1935 года митрополит Евлогий обратился к митрополиту Антонию с письмом, в котором предлагал свой проект устроения церковного управления в диаспоре, который предусматривал автономное существование четырех Митрополичьих Округов: Западноевропейского, Американского, Дальневосточного и Балканского – с сохранением за зарубежным Синодом и Собором только координирующей функции и с тем, чтобы сам митрополит Евлогий оставался экзархом Константинопольского Патриарха.
Инициативу примирения и улаживания споров в русской церковной диаспоре взял на себя Сербский Патриарх Варнава. В ноябре 1935 года в Сремских Карловцах под его председательством состоялся Собор епископов-эмигрантов, в котором участвовали архиереи, принадлежавшие всем ветвям церковной диаспоры, кроме тех, кто находился в ведении Московской Патриархии.
Собор принял «Временное положение», которое усиливало власть Карловацкого центра в значительно большей мере, чем это предусматривал проект митрополита Евлогия.
На первом заседании митрополит Евлогий возражал против проекта «Положения», но в конце концов выразил готовность соединиться со всеми частями Зарубежной Церкви, выговорив для себя следующие условия: «Временное положение» должно быть одобрено епархиальным собранием в Париже и утверждено Вселенским Патриархом (Сербский Патриарх предложил свое посредничество в этом, митрополит Евлогий принял его с благодарностью).
Кроме того, по его настоянию были приняты следующие поправки:
1) сослужение священнослужителей всех областей русской эмиграции;
2) осуждение недружественных выступлений клириков одной ориентации против клириков других направлений;
3) запрещение создавать приходы параллельных юрисдикций на одной территории;
4) запрещение неканонических переходов священников из одной епархии в другую.
В Послании ко всей русской пастве совместно от имени Архиереев Синода и митрополита Евлогия сообщалось, что глава Сербской Церкви Патриарх Варнава, желая восстановить русское церковное единство за границей, пригласил четырех наиболее авторитетных иерархов на Совеща-ние, которое и решило создать четыре Митрополичьих Округа, «прочно объединенных в общем центре - Соборе заграничных русских иерархов и его исполнительном органе св. Синоде».
Синоду предоставлялось право поставлять епископов в автономные регионы, которыми признаны были Балканы во главе с архиепископом Анастасием, Западная Европа во главе с митрополитом Евлогием, Север-ная Америка во главе с митрополитом Феофилом и Дальний Восток во главе с архиепископом Хайларским Димитрием (Воскресенским).
На этот раз новый глава Американской митрополии поддержал линию карловацкого церковного управления.
Собор завершился Божественной литургией, которую совершил Патриарх Варнава в сослужении русских и сербских архиереев. Евхаристи-ческое общение было восстановлено, но... не надолго.
Епархиальное собрание, созванное митрополитом Евлогием в Париже, по докладу графа Коковцева, в прошлом премьер-министра России, отказалось утвердить «Временное положение». По словам митрополита Евлогия, Коковцев «совершенно раскритиковал “Временное положение”, разъяснив собранию, что этот проект своей централизацией предусматривал лишение их всякой самостоятельности и сосредоточивал всю власть в Карловацком Синоде».
Cразу после Совещания в печати появляется письмо митрополита Евлогия к Вселенскому Патриарху с просьбой... не отпускать его из своей юрисдикции.
В результате взаимоотношения между Карловацким Синодом и митрополитом Евлогием вернулись «на круги своя». Возобновилось соперничество из-за приходов в Западной Европе, прежде всего, в Германии, где все большее их число переходило от митрополита Евлогия к епископу Тихону (Лященко), представлявшему Карловацкий Синод.
Германская оккупация Парижа поставила в трудное положение мит-рополита Евлогия и возглавляемый им Экзархат Константинопольской Патриархии. Немецкие власти не доверяли владыке Евлогию, хотя он и заявлял неоднократно о своей лояльности немецким властям.
Многие русские патриоты, в том числе и некоторые священнослужители и архиереи, участвовали во французском Сопротивлении, одни из них принадлежали евлогианской юрисдикции, другие хранили верность Московской Патриархии. Многие из них были казнены фашистами.
Мученическую кончину в концентрационном лагере приняли свя-щенник Димитрий Клепинин и монахиня Мария (Кузьмина-Караваева), казнены были В. Оболенская, Б. Вильде, А. Левицкий. В Сопротивлении уча-ствовали также архимандрит Афанасий (Сахаров), протоиерей Андрей Сергеенко, В. Лоссий, А. Блюм (впоследствии митрополит Сурожский Антоний), И. Кривошеин, Н. Полторацкий.
В 1941 году гестапо арестовало в Берлине профессона Иринарха Стратонова, в ноябре 1942 года в оккупированном Брюсселе гестапо аре-стовало архиепископа Брюссельского и Бельгийского евлогианской юрисдикции Александра (Немоловского), бесстрашно обличавшего в проповедях Гитлера и выражавшего сочувствие порабощенному населению Бельгии. Узника поместили в тюрьму гестапо. 463
26 мая 1942 года с согласия германского правительства был открыт Среднеевропейский митрополичий округ, в который вошли церкви Германии, Бельгии, Чехословакии, Венгрии, а также часть оккупированных западных областей СССР – Орловская, Смоленская и Белостокско-Гроднен-ская епархии. Главой этого округа был назначен митрополит Серафим (Лядэ). Митрополит Евлогий потерял все свои приходы в Германии.
К концу войны настроение митрополита Евлогия радикально изме-нилось. Он уже мечтал о возвращении в лоно Матери-Церкви. Более того, он хотел вернуться в Россию и умереть на родине.
20 ноября 1944 года, когда уже ясна была победа СССР над Герма-нией, митрополит Евлогий тайно посетил советское посольство, восстановленное в освобожденном от немцев Париже, и заявил о своей готовности немедленно воссоединиться с Патриархией.
Советский посол Богомолов пообещал ему, что он будет приглашен на Собор, которому предстояло избрать нового Патриарха ввиду последо-вавшей через несколько месяцев после избрания кончины Патриарха Сергия. Однако приглашение на Собор, датированное 20 декабря 1944 года, митрополит Евлогий получил только 5 февраля 1945 года, когда Собор уже завершился.
После избрания в Москве Патриарха Алексия митрополит Евлогий издает Указ по епархии о поминовении его за богослужением, как закон-ного главу Церкви. Вопрос взаимоотношений с Константинопольским Патриархом оставался открытым.
24 августа 1945 года из Москвы в Париж выехала русская церков-ная делегация во главе с митрополитом Николаем (Ярушевичем). Митрополит Николай встретился с экзархом Константинопольского Патриарха, в ведении которого находилось 73 приходов в Западной Европе и Северной Африке – большинство из них, более 50 - во Франции, а также с митрополитом Серафимом (Лукьяновым), главой Западноевропейской епархии карловацкой ориентации, объединявшей около 30 приходов.
В результате переговоров митрополита Николая с митрополитами Евлогием и Серафимом они оба вместе с находившимися в их ведении приходами вошли в юрисдикцию Московской Патриархии.
29 августа 1945 года в Париже состоялось информационное собрание духовенства. Представителем от Московской Патриархии на собрании был митрополит Николай. Несмотря на сопротивление видных членов Собрания, решение о воссоединении с Московской Патриархией было принято.
30 августа митрополит Евлогий послал телеграмму Патриарху Константинопольскому, прося его благословения на возвращение его епархии Русской Церкви. На просьбу ответить немедленно, ответа не последовало.
Митрополит Николай заверил, что вселенский Престол в переговорах с Москвой уже якобы дал на это согласие. 2 сентября 1945 года совместная Литургия торжественно запечатлела единение.
7 сентября 1945 года Священный Синода в Москве по докладу митрополита Николая принял следующее постановление:
«Считать митрополита Евлогия и его викариев – архиепископа Владимира и епископа Иоанна со всеми 75 приходами воссоединенными с Матерью Церковью и принятыми в юрисдикцию Московской Патриархии. Сохранить на будущее время экзархат западноевропейских церквей в существующих границах во главе с митрополитом Евлогием как экзархом Московской Патриархии на основаниях, изложенных в соответствующем Положении об управлении этими церквами... Считать митрополита Серафима и приходы его области воссоединенными с Матерью Церковью и принятыми в юрисдикцию Московской Патриархии и временно, впредь до окончательного канонического устроения церковных дел за границей, сохранить за митрополитом Серафимом управление его областью при существующем составе его приходов».
2 октября митрополит Евлогий издает циркулярное распоряжение о подчинении его Экзархата Московской Патриархии с одновременным поминовением его за богослужением «Экзархом Патриарха Вселенского». Это щекотливое положение должно было продолжаться до получения канонического отпуска от Вселенского Престола.
11 октября 1945 года Патриарх Алексий издал особый Указ о воссоединении Западно-Европейской епархии и образовании из нее Московского Экзархата.
8 августа 1946 года митрополит Евлогий скончался. На следующий же день Московская Патриархия известила Патриарха Вселенского телеграммой, что она «определила считать временную юрисдикцию Святейшего Вселенского Престола над Западно-Европейскими приходами прекратившейся».
12 августа, специально на похороны митрополита Евлогия, из Москвы прибыл митрополит Ленинградский Григорий (Чуков), который и отпел усопшего в сослужении иерархов Экзархата, вошедших в Московскую юрисдикцию.
Согласно письменному завещанию митрополита Евлогия, в управление Экзархатом вступил архиепископ Ницский Владимир (Тихоницкий). Но 14 августа митрополит Григорий вручил архиепископу Владимиру постановление Священного Синода Русской Православной Церкви о назначении Экзархом Западной Европы на основании достигнутой ранее договоренности «присоединенного из карловацкого раскола» митрополита Серафима (Лукьянова).
Назначение это встретило негативную реакцию у значительной части бывших евлогиан, которые в 30-40 годах упорно боролись с карловацкими приходами во Франции, во главе которых стоял митрополит Серафим.
Архиепископ Владимир заявил о том, что он не может согласиться с решением Патриархии, потому что еще не получен канонический отпуск от Патриарха Константинопольского на переход евлогианских приходов в юрисдикцию Москвы.
Ссылаясь на ожидание решения Вселенского Патриарха, архиепископ Владимир принял этот Указ к сведению, но не к исполнению. Патриарх Алексий призвал архиепископа Владимира к повиновению телеграммой, а паству - Посланием, но безуспешно. Большинство оказалось против подчинения Москве.
16 октября 1946 года в Париже был созван Епархиальный Съезд (Епархиальное Собрание), на котором значительное большинство высказалось за то, чтобы остаться, справедливее было бы сказать – вернуться, в ведение Константинопольской Патриархии.
Собрание постановило: «Не принимать к исполнению указа Московского Патриарха, неканонически посягающего на упразднение над нами власти Вселенского Патриарха». Все действия митрополита Евлогия по воссоединению с Москвой были объявлены «как бы не бывшими».
Вместе с архиепископом Владимиром в подчинение Константинополя перешли хиротонисанные в 1946 году митрополитом Евлогием по указу Московской Патриархии в сан епископа Сергиевского Никон (Гревс) и епископ Иоанн (Леончуков). Правда, 6 бывших евлогианских приходов не пожелали следовать за решением Епархиального Съезда, и одни из них сохранили верность Матери Церкви, а другие ушли к карловчанам.
6 марта 1947 года Вселенский Престол определил, чтобы Русский Экзархат «сохранял свою непосредственную от него зависимость» и уже ни одним словом не напоминал о временности такого положения.
27 мая 1947 года Московская Патриархия издала указ № 873, который гласил:
«а) Архиепископа Владимира и епископов Иоанна и Никона исключить из иерархии Русской Церкви; кроме того, епископа Никона лишить права именоваться епископом Сергиевским, право на каковое именование он получил от Русской Православной Церкви как викарий экзарха Московской Патриархии;
б) указанных архиепископа и епископов, равно как и все примкнувшее к ним духовенство, лишить права именоваться священнослужителями Русской Православной Церкви;
в) всему отделившемуся и вследствие этого лишившемуся церковного общения с Русскою Православною Церковью духовенству предписать прекратить, как лицемерное действие, возношение имени Патриарха Московского и всея Руси Алексия».
Константинопольская Патриархия возвела архиепископа Владимира в сан митрополита и назначила его своим Экзархом в Западной Европе, повторно захватив русские приходы.
После этого митрополит Владимир вел переговоры с митрополитом Анастасием, предлагал ему подчинить свои приходы зарубежному Синоду с тем, однако, чтобы зарубежный Синод признал юрисдикцию Константинопольской Патриархии.
Предложение это было отвергнуто. Воссозданный Константинопольский Экзархат, в обиходе по-прежнему называвшийся евлогианским, был малочисленнее и менее влиятелен, чем в своем довоенном составе. Помимо потерь ряда приходов, отошедших к Московской Патриархии и зарубежному Синоду, он понес еще значительные утраты в результате массового отъезда русских эмигрантов в конце 40-х гг. из разоренной войной Франции в более благополучную Америку.
Как правило, евлогиане, переселявшиеся в Америку, входили там в юрисдикцию Американской митрополии, возглавлявшейся митрополитом Феофилом.
На рубеже 60-70 гг. статус Константинопольского экзархата – так называемой евлогианской группировки, которую до своей кончины в 1959 году возглавлял митрополит Владимир, изменился.
Само существование Константинопольского Экзархата, включавшего в себя русские приходы Франции и других стран Западной Европы, являлось обстоятельством, осложнявшим взаимоотношения между двумя наиболее влиятельными Церквами в православном мире – Русской и Константинопольской.
Московская Патриархия в своих контактах с Константинополем настаивала на возвращении канонически неправомерно захваченных приходов в юрисдикцию Матери Церкви, и в 1965 году Патриарх Афинагор упразднил Экзархат, предложив ему вернуться в лоно Матери Церкви. Отказавшись от юрисдикции над этим автономным образованием, Константинопольская Патриархия тем не менее сохранила с ним молитвенно-евхаристическое общение.  Но этот путь оказался неприемлемым для большинства евлогиан.
И тогда Экзархат провозгласил себя временно Автономной Церковью Франции, поставив своей целью в будущем стать Автокефальной Французской Православной Церковью.
После смерти Патриарха Афинагора, 22 января 1971 года решением Патриарха Димитрия и Священного Синода Константинопольского Патриархата Экзархат был восстановлен в форме «Православной архиепископии Франции и Западной Европы и русских западноевропейских церквей рассеяния» в составе Экзархата Константинопольского Патриархата в Западной Европе и подчинен митрополиту Галльскому, чтобы, как говорилось в Синодальной грамоте, русские приходы в Западной Европе «не были совершенно лишены высшего церковного надзора и связи с административной системой Церкви». Правомочность этого действия не была признана Священноначалием Русской Православной Церкви.
19 июня 1999 года Патриарх Константинопольский Варфоломей издал «Патриарший и Синодальный Томос о восстановлении Патриаршего экзархата в Западной Европе», подчинив воссозданный экзархат Константинопольскому Патриаршему Престолу, с тем, что «организовывая церковную жизнь в Западной Европе, архиепископ - Патриарший экзарх согласуется с митрополитом Галльским». Грамотой от 21 июня 1999 года Экзархату были даны права широкой автономии в областях административных, пастырских и материальных. Данное решение также было опротестовано Священноначалием Московского Патриархата.
Несмотря на русские корни этой епархии и русское происхождение значительной части ее духовенства, она в течение последних десятилетий утрачивает былую связь с Россией, когда у большинства духовенства и паствы сохранялось русское самосознание.
В 90-е гг. это во многом уже православная Церковь натурализовавшихся французов с широким употреблением французского языка в богослужении, в проповеди, с преподаванием на французском языке в ведущей духовной школе епархии – Свято-Сергиевском богословском институте.
В состав епархии входят и обращенные в православие люди других национальных корней. Эта Церковь по существу в такой же мере галлицизирована, в какой американизуется и Православная Церковь в США. Русская православная архиепископия Константинопольского Патриархата имеет несколько приходов и за пределами Франции, в других западно-европейских странах.
 
***
 
Православным религиозным центром Архиепископии стал Париж, а духовным центром Парижа стали Александро-Невский храм на улице Дарю и Сергиевское подворье.
 
На пожертвования русских парижан в столице Франции был приобретен участок земли с находящейся на нем заброшенной немецкой кирхой и другими строениями. Протестантская кирха была перестроена в прекрасный православный храм во имя преподобного Сергия Радонежского, отделанный в древнерусском стиле, который был освящен 1 марта 1925 года в прощеное воскресенье митрополитом Евлогием.
Храм вместе со строениями вокруг него получил название Сергиевского подворья. Вскоре на этом подворье разместился Сергиевский православный богословский институт.
«Александро-Невская церковь и Сергиевское подворье охватывали лишь тонкий слой беженцев, а эмигрантская масса, расселившаяся в отдаленных кварталах Парижа и в пригородах, в храмы не попадала, не говоря уже о тех тысячах эмигрантов, которые осели в фабричных и промышленных районах в провинции.
Все эти эмигранты жили бесцерковно. Отсутствие церковного влияния сказывалось: люди морально опускались и духовно дичали. Некрещенные дети, незаконное сожительство, огрубение нравов, распущенность...
(В некоторых странах, где православных храмов вообще не было, положение казалось безвыходным, но даже здесь, в Париже, центре Европы, дело обстояло не многим лучше). Съездить в храм к обедне всей семьей – значило истратить на автобусы и метро больше, нежели бюджет рабочего позволял. Старым, больным людям приходилось приезжать издалека, тогда как, будь церковь под боком, они бы усердно ее посещали. Все эти явления и соображения заставляли меня задуматься о значении малых приходов и церквей» - писал митрополит Евлогий.
Во второй половине 20-х годов в Париже были выстроены церковь Общества галлиполийцев во имя преподобного Сергия и церковь преподобного Серафима Саровского, храм в Кламаре под Парижем, церкви в Бийанкуре, Медоне, Шавиле, Аньере, Пти-Кламаре, Клиши, Севре, Лилле, Лионе.
Позже, в 30-х годах, воздвигнут был храм в Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем, на кладбище при «Русском Доме» - пансионате для престарелых эмигрантов. Храм был расписан художником А. Бенуа, в нем отпевали многих русских, чьи имена вошли в историю.
 
* * *
 
Архиепископию православных приходов русской традиции в Западной Европе, находящуюся в юрисдикции Константинопольского Патриархата после митрополита Владимира (Тихоницкого) возглавляли архиепископы Георгий I (Тарасов), Георгий II (Вагнер), а с 1993 до начала 2003 года – архиепископ Сергий (Коновалов).
С 3 мая 2003 года епархию возглавляет Архиепископ Команский Гавриил (де Вильдер), по происхождению фламандец.
Епископ Гавриил стал преемником архиепископа Сергия (Коновалова), скончавшегося 22 января 2003 года. Выборы прошли 1 мая в Александро-Невском соборе на улице Дарю в Париже в ходе Общего собрания архиепископии. Интронизация архиепископа состоялась в том же храме после официального утверждения его кандидатуры Священным Синодом Константинопольской Православной Церкви.
На выборы были выдвинуты три кандидатуры: епископа Команского Гавриила и епископа Клавдиопольского Михаила (Стороженко), викариев архиепископии, а также клирика храма свв. Николая и Пантелеимона в Брюсселе иеромонаха Прохора (Спасского). В выборах принял участие 181 человек – клирики и миряне, мужчины и женщины, представлявшие все приходы этой церковной области.
В первом туре епископ Гавриил набрал 118 голосов, епископ Михаил – 44, иеромонах Прохор – 13. Поскольку ни одному из кандидатов не удалось набрать необходимых двух третей голосов, состоялся второй тур, в ходе которого за епископа Гавриила проголосовало 134 человека. Это обеспечило ему уверенную победу.
Открывая собрание, епископ Гавриил выступил с докладом, в котором коснулся основных тенденций в жизни архиепископии. Владыка особо подчеркнул, что за последние десятилетия эта церковная область стала поистине многонациональной. «Все мы собраны здесь благодаря русской православной традиции, – сказал, в частности, иерарх. – Мы многим ей обязаны: некоторые из нас имеют русские корни, иные – недавно приехали из России и других стран СНГ, наконец, третьи – уроженцы Запада, открывшие православие благодаря свидетельству русских общин».
«По причине большого культурного и языкового разнообразия новый архиепископ должен будет созидать и поддерживать единство общины по образу Святой Троицы», – продолжил епископ, отметив, что в архиепископии останутся и приходы, использующие церковно-славянский язык, и общины, богослужение в которых проходит на современных западных языках – французском, нидерландском, немецком.
Епископ Гавриил родился 13 июня 1946 года в Локерене близ Гента (Бельгия) во фламандской семье. Закончил католическую семинарию и католический Лувенский университет (отделение религиоведения и вопросов морали), затем перешел в православие. Некоторое время будущий архиерей преподавал в средней школе, а в 1975 году был рукоположен во диакона и пресвитера. С 1976 по 1991 служил в православном приходе в Маастрихте (Нидерланды), затем – в Льеже (Бельгия).
В 2001 году был хиротонисан во епископа Команского и стал викарием архиепископии православных приходов русской традиции в Западной Европе с центром в Париже. После смерти архиепископа Сергия владыка Гавриил временно возглавлял архиепископию в качестве Местоблюстителя.
 
* * *
 
В условиях свободы, обретенной Церковью в Отечестве, открылись новые возможности для ее общения с русской церковной диаспорой. С учетом результатов собеседований с представителями рассеяния, Патриарх Алексий II обратился 1 апреля 2003 года с посланием к архипастырям, окормляющим русское церковное рассеяние, а также ко всем православным приходам русской традиции в странах Западной Европы, призвав их к восстановлению церковного единства русской диаспоры путем создания самоуправляемого Митрополичьего округа как основания для грядущей многонациональной Поместной Православной Церкви в Западной Европе.
Ставка делалась на благосклонное отношение к этому предприятию епископа Евкарпийского Сергия (Коновалова) († 22 января 2003 года).
В ответ на этот призыв, в заявлении Совета Архиепископии от 9 декабря 2004 года выражается готовность возглавляющего Экзархат архиепископа Гавриила (де Вильдера) «начать диалог о будущем Архиепископии и о ее связях с Московским Патриархатом», но признаются «неприемлемыми предложения, выдвигаемые Московской Патриархией» и сообщается что «отцы и учители в вере» Экзархата отвергали «всякую возможность возврата в Московский Патриархат».
Сегодня архиепископия насчитывает около 60 приходов и 4 монастыря во Франции, Бельгии, Нидерландах, Германии, Норвегии, Швеции, Италии и Испании. Ее клир насчитывает около 70 священников и диаконов, причем половина из них – различного этнического, в большинстве своем - нерусского происхождения.
На 2006 год приходы Архиепископии-Экзархата находятся главным образом во Франции. Bо Франции Архиепископия имеет около 40 приходов и является наибольшей православной епархией. В её составе приходы русских эмигрантов, где службы идут на церковнославянском языке, сосуществуют с многонациональными приходами, наряду с чисто западными приходами, где службы ведутся на языках стран, в которых они находятся.
Кафедральным городом Архиепископии является Париж, а кафедральным собором - Парижский Александро-Невский собор.
На протяжении своего существования Архиепископия неоднократно меняла свое название:
Временный Экзархат Святого Апостольского и Патриаршего Трона Константинополя в Западной Европе 1931-1945; 1947-1965.
Архиепископия русских православных приходов в Западной Европе 1971-1999.
Архиепископия русских православных церквей в Западной Европе, Экзархат Вселенского Патриархата с 1999.
Архипастыри:
Евлогий (Георгиевский) 17.II.1931-7.IX.1945.
Владимир (Тихоницкий) 6.III.1947-18.XII.1959.
Георгий I (Тарасов) 12.VI.1960-22.III.1981.
Георгий II (Вагнер) 1.V.1981-6.IV.1993.
Сергий (Коновалов) 27.VI.1993-22.VI.2003.
Гавриил (де Вильдер) с 1.III.2003.
В состав Экзархата входят Брюссельская, Великобританская и Ирландская, Ниццкая и Парижская епархии. Имеется один монастырь в честь Покрова Пресвятой Богородицы в Бюсси-ан-От (женский).
У архиепископии есть свое духовное учебное заведение – основанный в 1925 году Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже. Он пользуется широкой известностью во всем православной мире. В нем преподавали такие богословы, как Георгий Флоровский, Александр Шмеман, Иоанн Мейендорф, Сергий Булгаков.
18 мая 2007 года в связи с подписанием Акта о каноническом общении Русской Православной Церкви и Русской Зарубежной Церкви архиепископ Команский Гавриил распространил Послание, в котором недвусмысленно подчеркивалось, что вследствие Акта Архиепископия стала крупнейшей (по смыслу Послания – единственной) православной структурой русской традиции вне юрисдикции Московского Патриархата.
 
ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В АМЕРИКЕ
 
Православная Церковь в Америке является неотъемлемой частью русского Православия. Пятнадцатая по диптиху, она является самой молодой из автокефальных Православных Церквей.
Православие проникло в Северную Америку, когда группа русских православных миссионеров из Валаамского монастыря была направлена Святейшим Синодом Русской Православной Церкви на остров Кадьяк (Аляска) в 1794 году для создания здесь Духовной Миссии. Аляска входила в то время в состав Российской империи. Целью их визита было продолжение начатой здешними русскими переселенцами работы по обращению в православие местного населения. Первый православный храм был построен на острове Кадьяк, где было крещено несколько туземцев Аляски.
В 1824 году к алеутам прибыл священник Иоанн Вениаминов (впоследствии митрополит Московский и Коломенский Иннокентий). В 1840 году Синод учредил Камчатскую, Курильскую и Алеутскую епархию, которую и возглавил епископ Иннокентий (1797-1879), «апостол Америки и Сибири», прославленный в лике святых, с пребыванием кафедры в г. Ситке.
В 1867 году, когда Аляска была продана Соединенным Штатам, но находившиеся там православные храмы и земельные участки оставались в собственности Русской Православной Церкви.
В 1872 году в связи с ростом числа православных храмов резиденция епископа и кафедра епархии были переведены из Ситки (Новоархангельск) в Сан-Франциско, где с 1868 года существовал православный приход. Церковная организация стала называться Русская Православная Церковь, епархия Алеутских островов и Северной Америки.
К 1898 году, когда епископ Тихон (Беллавин) был назначен в Северную Америку, православное население Восточного побережья сильно увеличилось из-за притока новых иммигрантов.
На Американском континенте Православная Церковь имела свою особую историю, отличную от истории церковной диаспоры в Европе и на Дальнем Востоке. До 1917 года там существовали не отдельные русские приходы, как в Европе, а целая епархия. Причем, среди православных в Америке были не только русские переселенцы, но и крещенные местные жители, в особенности на Аляске и на Алеутских островах, - эскимосы, индейцы, алеуты, обращенные трудами преподобного Германа Алеутского, святителя Иннокентия и других миссионеров.
Среди православных в Америке были и присоединенные к Православной Церкви белые американцы из протестантов, в состав епархии входили также грекоязычные и арабоязычные приходы. 464
Значительную часть (около 100000) русских в Америке составляли воссоединившиеся с православной Церковью бывшие униаты из Галиции и Карпатской Руси.
Учитывая это, центр епархии в 1905 году был переведен в Нью-Йорк, а ее глава, Тихон, возведен в сан архиепископа.
В том же году открыты были две викарные кафедры – на Аляске и в Бруклине – арабо-сирийская. Юрисдикция архиепископа Тихона распространялась на два государства: США и Канаду.
В 1906 г. он вынес на рассмотрение Священного Синода Русской Православной Церкви вопрос об автономии и возможной автокефалии Американской церкви, а также выступил за ведение богослужения и издание литургической литературы на английском языке. Но этому не суждено было сбыться: в 1907 г. Тихон был отозван в Россию.
До 1918 года правящие епископы в Америку назначались Российским Священным Синодом. В этом году, на основании постановления Всероссийского Собора, Американская епархия избрала для себя правящим архиереем с титулом Алеутского и Североамериканского викарного епископа Александра (Немоловского).
Серьезно ухудшилось экономическое положение епархии, потому что субсидии из России прекратились. В этих обстоятельствах «епископ Александр, - как пишет митрополит Евлогий, - в хозяйственных делах человек неопытный, послушался каких-то советчиков и заложил наши церкви, до собора в Нью-Йорке включительно. Это обеспечило  на время оплату духовенства, но, когда наступили сроки платежей по закладным, платить было нечем. Поднялись протесты, возникли серьезные трения с карпатороссами, - словом, положение создалось запутанное и тревожное».
Финансовое положение Американской епархии спасено было помощью, которую оказал бывший посол Временного правительства в Америке Бахметьев, который дал деньги на выкуп православных церквей.
В 1921 году начался процесс подчинения всей диаспоры Константинопольским Патриархатом. Первым опытом явились греческие приходы в Северной Америке, находившиеся в ведении Московского Патриархата.
Впоследствии из Североамериканской епархии Русской Церкви выделялись и другие нерусские эмигрантские приходы, образуя отдельные епархии в составе поместных православных Церквей своих национальностей. Так происходил процесс дробления Американской Церкви на сообщество юрисдикций.
Вся последующая послереволюционная история американской епархии тесно связана с именем митрополита Одесского Платона (Рождественского). 465
.
В сентябре 1922 года состоялся III Всеамериканский Церковный Собор клириков и мирян, избравший митрополитом Американским и Канадским Платона (Рождественского). Это избрание без утверждения московской церковной властью было неканоническим, но в следующем году Патриарх Тихон сам порекомендовал Синоду Заграничной Церкви назначить в Америку митрополита Платона, который и был утвержден в этой должности Карловацким Синодом и  направлен туда в качестве временно управляющего Северно-Американской епархией.
Патриарх Тихон в сентябре 1923 года своим Указом утвердил это назначение с освобождением митрополита Платона от управления Херсонской и Одесской епархией.
После освобождения Патриарха Тихона из-под ареста и его заявлений о лояльности советскому режиму, митрополит Платон и подведомственное ему духовенство в Америке выступили с рядом резких антибольшевистских политических заявлений и в церковной печати, и даже с амвонов.
Вынужденный реагировать на них, 16 января 1924 года Патриарх Тихон издал указ следующего содержания:
«Ввиду имеющихся данных о контрреволюционных выступлениях Североамериканского митрополита Платона (Рождественского), направленных против советской власти и пагубно отражающихся на Православной Церкви, постановляем:
1) уволить митрополита Платона от управления Североамериканской епархией со дня объявления настоящего Нашего распоряжения.
2) Иметь особое суждение о кандидате на Североамериканскую кафедру, коему и предписать объявить настоящее мое распоряжение митрополиту Платону и принять от него все церковное имущество, управляя Североамериканской епархией по особо данной мною ему инструкции.
Предложить митрополиту Платону (Рождественскому) прибыть в Москву, в наше распоряжение». 466
В связи с таким Указом, 2 апреля 1924 года в Детройте состоялся IV Собор Американской митрополии из духовенства и мирян, который решил ввести временную автономию на период до урегулирования взаимоотношений между Церковью и государством в СССР. Во главе новообразованной автономии был избран митрополит Платон. Председательствовал на этом Соборе священник. От 300 приходов в качестве делегатов было 110 священников и 37 мирян.
Собор духовенства и мирян в Детройте принял следующие постановления:
1. Избрать митрополита Платона главой самоуправляющейся Американской Православной Церкви.
2. Сделать митрополита Платона главным тростистом всех американских приходов.
Путем этих решений американская епархия желала освободиться от посягательств Московской Патриархии и в тоже время стать независимой от Заграничного Синода.
Итоговое соборное решение было сформулировано следующим образом:
«Временно объявить Русскую Православную Епархию самоуправляющейся Церковью с тем, чтобы она управлялась своим избранным архиереем, при посредстве Собора епископов, совета, составленного из выборных мирян и периодических Соборов всей Американской Церкви».
О постановлении Детройтского Съезда митрополит Платон довел до сведения Президента Америки.
В октябре 1924 года митрополит Платон участвует в работе Архиерейского Собора в Сремских Карловцах и в своем выступлении заявляет, что временная автономия его архиепископии не является автокефалией и не означает разрыва с Патриархом Тихоном. На тот момент Карловацкий Собор поддержал его специальным Посланием к американской пастве.
На Архиерейском Соборе 12-14 июня 1926 года митрополит Платон сделал подробный доклад о состоянии Церкви в Америке и заверил Собор, что он никогда не проводил и не проводит идею автокефалии Русской Церкви в Америке, что он не поддерживает стремления его епархии к автокефалии и что даже Детройтский собор был допущен им лишь для того, «чтобы дать выход настроениям сторонников автокефалии», и более того, что он является решительным врагом автокефалии своей епархии.
Свидетельствуя свою преданность заграничному Архиерейскому Собору, он просил дать ему, за собственноручной подписью всех членов Собора, заготовленную его адвокатами грамоту ко всем Патриархам и к Русской Церкви в Америке, в которой подтверждались бы его права и полномочия на управление Православной Церковью в Америке и которая ему нужна была для судебного процесса против живоцерковников о церковном имуществе.
Собор такой грамоты ему не дал, подозревая его в неискренности и в стремлении к учреждению в Америке автокефалии.
В знак протеста митрополит Платон заявил о выходе из состава Заграничной Церкви. Это произошло одновременно с выходом из Зарубежной Церкви управляющего Западно-Европейскими церквами митрополита Евлогия, который тоже стремился к независимости.
На этот раз митрополиты Евлогий и Платон выступили заодно против притязаний зарубежного Синода во главе с митрополитом Антонием на церковное управление во всей русской диаспоре. Оказавшись в меньшинстве, они покинули Собор и порвали отношения с Синодом.
Действия митрополита Платона вызвали смуту и раскол в Северной Америке. Реакцией Архиерейского Собора явился указ, в соответствии с которым митрополит Платон выводился из состава членов Архиерейского Синода, пока он не отвергнет постановления Детройтского Собора и не подчинится Заграничному Собору и Синоду, а также о  смещении его с должности управляющего Северо-Американской епархией и назначении на его место находившегося тогда в Америке епископа Белгородского Аполлинария (Кошевого), для управления приходами, оставшимися верными Заграничному Синоду.
Только что прибывший с дороги на Собор епископ Апполинарий не смог разобраться в происходящем и никакого участия в прениях и голосовании не принимал.
Лишь малая часть американских приходов признала власть епископа Аполлинария и вошла в юрисдикцию Карловацкого Синода. Большинство православных общин Америки осталось в ведении митрополита Платона.
На решение Архиерейского Собора 10 сентября 1926 года последовало ответное Послание епископов Северо-Американской епархии в таких оскорбительных, грубых и дерзких выражениях, что даже митрополит Платон счел нужным прислать извинения и отказаться от него, прося возвратить его авторам.
1 февраля 1927 года митрополит Платон вызвал епископа Апполинария и потребовал от него отказаться от подчинения Заграничному Архиерейскому Собору и Синоду. После его отказа - уволил его с должности и запретил в священнослужении.
Архиерейский Синод объявил 18 марта действия митрополита Платона неканоническими и недействительными и запретил его в священнослужении. Епископ Апполинарий 23 августа был назначен управляющим Американской епархией в качестве правящего архиерея.
С начала марта, точнее, с 7 марта 1928 года митрополит Платон вел переписку с Заместителем Патриаршего Местоблюстителя митрополитом Сергием. Митрополит Платон просил митрополита Сергия подтвердить законность его пребывания во главе Североамериканской епархии в каноническом послушании Матери Церкви, удостоверить, что высшая церковная власть над американской епархией принадлежит митрополитам Петру, ему самому и патриаршему Синоду, что якобы нужно для представления в суд по тяжбе из-за церковного имущества.
В свою очередь митрополит Сергий потребовал от него доказательств верности Московской Патриархии, подписку о лояльности советскому правительству, предложил митрополиту Платону дать обязательство об уклонении от политических выступлений и напомнил ему об указе Патриарха Тихона от 16 января 1924 года, которым Патриарх уволил митрополита Платона от управления епархией и предупреждал, что теперь этот указ может быть приведен в исполнение.
Митрополит Платон отвечал на это уклончиво, сообщал, что он принципиально согласен дать подписку о лояльности (июнь 1929), но обещал ее официально дать позднее, вместе со всеми американскими епископами. Выполнения этого обещания митрополит Сергий так и не дождался.
Параллельно переписке с митрополитом Сергием митрополит Платон предпринимает интенсивные шаги к устройству церковной жизни. 2 февраля 1928 года он собирает Собор епископов. Председателем его был назначен араб Евфимий (Офиеш), епископ Бруклинский, кстати, тот самый, который участвовал еще в первом заграничном Архиерейском Соборе 1920 года. Собору было предложено составить конституцию «Святой Восточной Православной Кафолической и Апостольской Церкви в Северной Америке».
Через шесть месяцев, 14 сентября, новый Собор, в составе митрополита Платона и пяти епископов: Евфимия, Феофила, Амфилохия, Арсения и Алексия, одобрил и принял эту конституцию. Затем она была утверждена гражданским путем по законам штата Массачусет и 1 декабря объявлена.
19 декабря от имени «Святейшего Синода Американской Православной Кафолической Церкви» было разослано главам всех Поместных Православных Церквей уведомление об основании в Америке «нового и юнейшего члена семьи Православной Кафолической Церкви» - независимой Православной Церкви в Америке.
Учредители этой автокефалии имели целью объединить все национальные православные группы в Америке под своим руководством. Декларация об этом гласит:
«Принимая во внимание, что Русская Церковь теперь неспособна нести ответственность за Православие в Америке и должным образом проявить свой авторитет, по причине патриаршего хаоса в России, который может продлиться неопределенное время..., эта ответственность за Православие и за проявление сего авторитета Церкви в Америке фактически остается на нас, как канонических русских епископах в Америке..., мы повелеваем одному из наших членов, архиепископу Евфимию Бруклинскому, позаботиться о благоустройстве Американского Православия в собственном смысле православного кафолического народа, рожденного в Америке и главным образом говорящего по-английски, или других американских жителей и народов, какой бы то ни было национальности или лингвистической группы или происхождения..., тех, которые пожелают сами присоединиться к автономной независимой Американской Кафолической Церкви..., уполномачиваем учредить, организовать, основать, возглавить, вести, контролировать и поддерживать определенную, независимую и автономную ветвь Православной Кафолической Церкви, которая да будет известна, законно установлена и общепризнана, как святая, восточная, кафолическая и апостольская Церковь в Северной Америке».
Из этой затеи ничего не вышло, поскольку, с одной стороны, она встретила осуждение всех Православных Церквей, а - с другой, первый Председатель Синода этой «автокефальной» Американской Церкви, архиепископ Бруклинский Евфимий, в 1933 году женился и был лишен сана.
Митрополит Сергий, не став больше ждать, направил в США возведенного годом раньше в сан архиепископа Вениамина (Федченкова) для выяснения положения дел в американской епархии. Отчет архиепископа Вениамина о церковных делах в Америке дал основание митрополиту Сергию вместе с Временным Синодом 16 августа 1933 года издать постановление об увольнении митрополита Платона от управления Североамериканской епархией за самочинное провозглашение автокефалии и учинение тем самым раскола и о предании его суду епископов с запрещением в священнослужении его и подведомственного ему духовенства впредь до раскаяния или церковно-судебного решения о нем.
Временное управление Североамериканской епархией было возложено на архиепископа Вениамина, а несколько позже, 22 ноября 1933 года, он был назначен архиепископом Алеутским и Северо-Американским и экзархом Русской Православной Церкви в США.
Однако, как и в случае с назначением епископа Аполлинария Карловацким Синодом, лишь часть приходов в Америке признала его своим правящим архиереем. Большинство русских приходов, более 300, осталось в юрисдикции митрополита Платона.
За месяц с небольшим до этого, 6 июня 1933 года, скончался Владыка Апполинарий, управлявший с 1927 года верной Зарубежной Церкви частью Американской епархии (в мае 1929 года он был возведен в сан архиепископа). Зарубежная Церковь на американском континенте к этому времени имела 68 приходов.
Ненадолго пережил владыку Апполинария и митрополит Платон. 20 апреля 1934 года он скончался. 467
Собравшиеся в 1934 году на похороны митрополита Платона архиереи и духовенство составили очередной Собор Американской епархии в Кливленде, на котором избрали своим главой викарного архиепископа Чикагского Феофила (бывший протоиерей Феодор Пашковский). Он был возведен в сан митрополита всея Америки и Канады.
В основном докладе, прочитанном на Соборе, парадоксальным образом утверждалась канонически несостоятельная идея о том, что в Америке законны и правомерны все три юрисдикции Русской Церкви: экзархат Московской Патриархии, епархия Синодальной Зарубежной Церкви и Автономная Американская Церковь; однако существование двух первых юрисдикций в Америке, по мнению Кливлендского Собора, сомнительно с точки зрения церковной пользы, поскольку православная Америка нуждается в автономии.
В 1935 году Заместитель Местоблюстителя и Священный Синод Русской Православной Церкви подтвердили запрещение в священнослужении, наложенное на митрополита Феофила и подчиненное ему духовенство.
Сразу после смерти митрополита Платона Карловацкий Архиерейский Собор снял с него и его архиереев прещение, наложенное в 1927 году, в надежде, что этот акт облегчит Американской епархии возвращение в единство с Русской Зарубежной Церковью.
В 1935 году митрополит Феофил принял участие в Совещании в Сербии, созванном по инициативе Сербского Патриарха Варнавы для выработки «Временного Положения» о Русской Зарубежной Церкви, где он признал главенство Архиерейского Синода над Американским митрополичьим округом. Возвратившись из поездки в Сербию, митрополит Феофил дал интервью, в котором заявил:
«Положение Русской Зарубежной Православной Церкви укрепилось в связи с достигнутым единением и миром. Теперь у нас единый центр церковного управления в лице Заграничного Архиерейского Синода в Сремских Карловцах, где Американский митрополичий округ будет представлять наш выборный представитель».
На вопрос интервьюера, как он смотрит на будущее положение Русской Православной Церкви в Америке, митрополит Феофил ответил: «Наша церковная жизнь налажена, под нее теперь подведен прочный канонический фундамент». От всеобщего единения Зарубежной Церкви отказался только митрополит Евлогий.
В Соединенных Штатах реакция на решение «примирительного» Совещания (Собора) 1935 года была иной, чем в Париже.
В мае 1936 года в Америке состоялся Совет русских епископов Америки, который включал в себя и проживавших в США епископов карловацкой ориентации. Совет ратифицировал «Временное положение», подтвердив одновременно автономный статус Американского округа.
5-8 октября 1937 года Всеамериканский Собор из клира и мирян рассмотрел решения Карловацкого Совещания 1935 года, также принял «Временное Положение» и исповедал себя частью «Русской Поместной Церкви». Трудно сказать, какой смысл был вложен в это исповедание на фоне одностороннего признания автономии.
Для большинства православных американцев, в основном западноукраинского происхождения, группа эмигрантских епископов-монархистов, сидящих в Югославии, ничего не значила. В большинстве своем миряне и клир американских приходов были против решения митрополита Феофила войти в юрисдикцию Карловацкого Синода, однако воздержались от подрыва авторитета митрополита. При голосовании 122 воздержались, 9 проголосовали против компромисса и только105 проголосовали «за».
Собор вновь подтвердил приверженность принципу автономии, и епископы заверили свою паству, что союз с карловчанами никоим образом не затрагивает автономию.
Казалось, восстановился мир, и после 12-летнего самостоятельного существования Американская епархия, именовавшаяся Митрополичьим округом, снова вошла в состав Зарубежной Церкви.
Карловацкий Архиерейский Собор 3 января 1938 года предоставил Северо-Американскому митрополичьему округу автономию в объеме, установленном «Временным Положением». Но и это единение оказалось непрочным.
В Соединенных Штатах митрополит Феофил отозвался на избрание Патриарха Сергия в 1943 году дружелюбным поздравительным посланием, выразив в нем надежду на то, что Патриарх с пониманием отнесется к проблемам Американской Церкви.
Собор епископов, клириков и мирян Северо-Американской митрополии 26-27 октября 1943 года, в котором участвовали и архиереи карловацкой ориентации (архиепископ Сиэтлский Тихон Троицкий и епископ Детройтский Виталий Максименко), предложил митрополиту Феофилу возносить имя Патриарха Сергия за богослужением вслед за возношением имен Восточных Патриархов, наряду с поминовением «Православного епископства гонимыя Церкве Российския...» и именем митрополита Анастасия. Митрополит Феофил издает распоряжение творить такое поминовение во всех храмах митрополии.
После кончины Патриарха Сергия собрание духовенства и мирян Американской митрополии постановило возносить за богослужением имя Местоблюстителя патриаршего престола митрополита Ленинградского Алексия (Симанского).
Ряд приходов в Америке вообще перешли из юрисдикции митрополита Феофила к экзарху Московской Патриархии митрополиту Вениамину. В этой обстановке митрополия начала переговоры с Московской Патриархией о воссоединении. Митрополит Алексий пригласил делегацию от Американской митрополии на избирательный Поместный Собор.
Американская делегация вылетела из Нью-Йорка в Москву через Аляску на военных самолетах 15 января 1945 года. По причине тумана или под предлогом тумана делегация Американской Церкви во главе с митрополитом Феофилом задержалась в Сибири и прибыла в Москву уже после завершения Собора.
Новоизбранный Патриарх Алексий делегацию принял радушно, но от сослужения с ней отказался ввиду прещений, наложенных на епископат и клир Американской митрополии в 1933 году.
Тем не менее, переговоры о воссоединении, состоявшиеся в Москве, закончились успешно, хотя не все спорные вопросы были улажены. 468
После возвращения делегации из Москвы во всех храмах Американской митрополии стало возноситься имя Патриарха Алексия.
Тем не менее, Совет епископов Американской митрополии в мае 1945 года постановил, что условия, выдвинутые Патриархом, неприемлемы, и предложил сохранить существующую связь с зарубежным Синодом.
В приходах Американской митрополии происходило брожение; одни прихожане поддерживали решение Совета епископов, другие, и их было большинство, настаивали на разрыве с карловчанами и полном восстановлении общения с Московской Патриархией.
Такие же настроения существовали и в евлогианских приходах, и даже в некоторых кругах карловацкой ориентации.
По указу Патриарха Алексия, привезенному делегацией, предусматривалось, что Собор в Америке соберется под председательством архиепископа Ярославского Алексия (Сергеева), который был направлен в США Патриархом для переговоров с митрополитом Феофилом, и что Собор изберет митрополита; кандидатами Патриарх предлагал митрополита Вениамина или архиепископа Алексия, однако допускалась возможность избрания и иного лица, причем, избранный митрополит подлежал утверждению в своей должности Патриархом.
В указе выражено было также требование, чтобы клирики и миряне Американской митрополии дали обещание воздерживаться от антисоветских выступлений и чтобы всякие контакты с Карловацким Синодом были прекращены. Только при выполнении этих условий с клириков Американской митрополии могло быть снято запрещение, наложенное в 1933 году.
Собор американских епископов в Чикаго в мае 1945 года объявил, что принять этот Указ к исполнению он не может.
16 сентября 1945 года из Москвы в Америку прибыл делегатом от Московской Патриархии архиепископ Алексий. Он пробыл здесь до 5 марта 1946 года, внося смуту и беспокойство в церковную жизнь. Он усиленно добивался признания главой Американской Церкви Патриарха Алексия и прекращения молитвенного и административного общения с Заграничным Синодом.
На Архиерейском Соборе 12-14 декабря 1945 года четверо из одиннадцати епископов высказались против признания Патриарха Алексия своим главой и прекращения общения с Архиерейским Синодом.
На одно из заседаний Собора прибыл и архиепископ Алексий и представил письменные условия объединения, первым из которых было требование разрыва с митрополитом Анастасием. «Это предварительное условие для снятия запрещения».
Собор ответил, что не признает самого запрещения, а потому отказывается обсуждать и условия его снятия. Митрополит Феофил еще до Собора послал митрополиту Анастасию телеграмму, в которой потребовал от него сложить свои полномочия Председателя Заграничного Синода и Собора и передать все русские приходы в Европе, Азии, Африке и Америке ему, митрополиту Феофилу.
На Соборе была оглашена ответная телеграмма митрополита Анастасия:
«Предложенное Вами воссоединение с Патриархией имеет не только духовный, но и канонический характер и обязывает Вас последствиями: оно возможно только после тщательного обсуждения вопроса на общем Соборе. Подавляющее большинство архиереев, духовенства и верующих, эвакуировавшихся в Европу, решительно против единения с Патриархией, которая не свободна. Существование Синода необходимо для поддержания единства русских православных приходов заграницей и предотвращения анархии. Администрация Американской Церкви не может заменить Архиерейский Синод из-за отдаленности и недостаточной осведомленности в жизни заграницей».
Майский 1946 года Собор американских епископов назначил созыв Всеамериканского Собора клира и мирян на ноябрь в Кливленде. В период подготовки Собора церковные деятели, которые переехали в Америку из Европы, активно выступили за переход в Московскую юрисдикцию и за отход от Архиерейского Синода.
И на Соборе в центре обсуждения стоял вопрос о юрисдикционной принадлежности Американской Церкви. Представители «белой» эмиграции высказались за сохранение связей с Мюнхенским Синодом, выходцы из Закарпатья и потомки дореволюционных эмигрантов – за юрисдикцию Московской Патриархии.
Но и те, и другие стремились при любом решении вопроса о юрисдикции сохранить административную автономию Американской Церкви.
Хотя этот Собор сообщил Первоиерарху Зарубежной Церкви, что американский округ «будет продолжать братски сотрудничать с Заграничным Синодом», но фактически связь с Синодом стала только номинальной.
В итоге Кливлендский Собор вынес резолюцию:
«Постановляем просить его святейшество Патриарха Московского воссоединить нас в свое лоно и пребывать нашим духовным отцом, при условии сохранения нашей полной автономии, существующей в настоящее время... Так как священноначалие патриаршее несовместимо с священноначалием Заграничного Синода Русской Православной Церкви, Американская Церковь прекращает какое либо административное подчинение Заграничному Синоду... Нашей высшей законодательной инстанцией должны оставаться всеамериканские периодические церковные Соборы; на них мы вырабатываем свои уставы и всецело руководим своей жизнью».
В результате Кливлендский Собор вынес резолюцию, в которой Патриарх Московский и всея Руси Алексий признавался духовным, но не административным главой для Церкви в Америке, сохраняющей за собой автономный статус и полную независимость в делах внутреннего управления. Высшим органом власти в Американской Церкви считались периодически созываемые Соборы в составе епископов, клириков и мирян. Этим Соборам предоставлялось право и впредь избирать митрополитов.
На Кливлендском Соборе победило не такое уж большинство: от 300 приходов, вместо полагавшихся 600 делегатов, было только 248. Постановление было принято 187 голосами против 61, но среди этих 61 члена Собора были все 4 карловацких епископа, вошедших в свое время в юрисдикцию митрополита Феофила, во главе с архиепископом Детройтским Виталием (Максименко). 469
Кливлендский Собор в особом постановлении объявил незаконными прещения, наложенные на митрополита Феофила и подведомственное ему духовенство Московской Патриархией. В отдельном постановлении Собор заявил, что если для Московской Патриархии выдвинутые им постановления неприемлемы, то Американская Церковь не перейдет в ее ведение, «покуда Московская Патриархия не сочтет возможным принять выдвинутые условия и даровать нам то, что мы требуем».
Митрополит Феофил сообщил резолюцию Собора московскому Патриарху Алексию. Патриарх телеграммой принимает его епископат и клир в общение и обещает прислать делегата для «миролюбивого обсуждения вопросов автономии». 470  Патриарх просил митрополита Феофила служить вместе с митрополитом Григорием, которого он направлял в Америку для переговоров, что явилось косвенным выражением снятия прещений с митрополита Феофила и его сторонников.
Митрополит Феофил в своем ответе выражает надежду на скорый Указ об автономии, но и против делегата «препятствий не имеет» и верит в мирный исход. Но, послав последнюю телеграмму, тут же пишет совершенно иное: «Вести какие либо соглашения или ставить какие либо условия - бесполезно... нет смысла в личном разговоре... красные слова мало имеют силы».
В июле 1947 года в Америку приехал как делегат Патриархии митрополит Григорий (Чуков). Он довел до сведения иерархии Американской митрополии проект постановления Патриархии о статусе Американской Церкви.
Она признавалась автономной и подчиняющейся постановлениям своих Соборов, но с соблюдением определенных условий, а именно: утверждение Патриархией избранного Американским Собором митрополита, участие делегатов митрополии в Соборах Русской Церкви, сохранение за Патриархией высшей судебной инстанции для Американской Церкви и осуществление контактов Американской Церкви с другими Церквами через Московскую Патриархию.
Иными словами, это был статус полной автономии, причем никаких политических условий, никаких требований лояльности советскому правительству со стороны духовенства Американской Церкви на этот раз не выдвигалось.
И тем не менее, Совет епископов митрополии отверг эти условия.
Митрополит Феофил, официально уже принятый Патриархом Алексием, не захотел с митрополитом Григорием даже встретиться для разговора. Митрополит Григорий терпеливо дожидался встречи, запрашивал митрополита Феофила, где и когда будет ему угодно встретиться. Ответа не было. Через десять дней митрополит Григорий отправляет ему телеграмму. Опять молчание.
Тогда митрополит Григорий посылает Указ «духовного главы», т.е. Патриарха Алексия, объясняя, что он прибыл от автора Указа с проектом самой широкой автономии, предельной, какая допускается канонами.
Только после этого к митрополиту Григорию является делегация митрополита Феофила из двух новопосвященных епископов-викариев, зачитывает текст Кливлендской резолюции и спрашивает, согласен ли московский Патриарх дать «такую автономию»?
Митрополит Григорий указал на каноническую неграмотность резолюции: то, о чем она говорит, на языке канонов называется не автономией, а автокефалией. Делегаты настаивают на своем, переговоры прерываются. В результате - снова угрозы суда и прощений. Митрополит Григорий вернулся в Москву ни с чем.
Четверо архиепископов Митрополии (Виталий, Тихон, Иоасаф и Иероним) отказались принять Кливлендскую резолюцию и сохранили верность зарубежному Архиерейскому Собору и Синоду. Они были исключены из состава Митрополии.
В связи с этим, в журнале «Православная Русь» было опубликовано следующее заявление архиепископа Виталия от 1 апреля 1947 года:
«Прошу опубликовать нижеследующий полученный мною документ об исключении меня из состава Северо-Американской Митрополии, возглавляемой митрополитом Феофилом.
“Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему архиепископу Виталию... Мая 28 дня 1947 г.
Ваше Высокопреосвященство.
Согласно определения Собора епископов, состоявшегося 19 декабря 1946 г., подтвержденного постановлением соединенного заседания Собора епископов и Митрополичьего Совета от 27 марта 1947 г., ввиду непризнания Вами постановления Всеамериканского Церковного Собора в Кливленде, признано считать Вас выбывшим из состава возглавляемого мною Северо-Американского митрополичьего округа. Сообщая Вам о сем, прошу Вас уведомить меня о получении сего извещения. Вашего Высокопреосвященства покорный богомолец - митрополит Феофил”.
Считаю долгом с своей стороны пояснить, что мне неизвестно из кого именно состояли упоминаемые в приведенном документе собрания 19 декабря и 27 марта. Я не только не был позван для объяснений, но и узнал об этих заседаниях только из указанного письма.
Постановления Кливлендского Собора не были рассмотрены Совещанием епископов, как того требует утвержденный Архиерейским Собором и официально опубликованный в Русско-Американском Вестнике - наказ, и вообще владыка митрополит на все мои попытки обменяться с ним мнениями по данному вопросу ответил отказом. Очень печально, что 12-летние наши усилия объединить заграничную Русскую Церковь потерпели неудачу, и Американская ее часть совершенно обособилась и обращается, по примеру Польской, явочным порядком в автокефалию.
Однако, не взирая на это, наш архипастырский долг повелительно понуждает нас под руководством Русского Архиерейского Синода заграницей продолжать по прежнему работать на объединение свободных частей Русской Церкви и в дни испытаний не отступать от ее тысячелетнего пути непрерывно идущего от времен св. Владимира».
4 марта Архиерейский Синод Зарубежной Церкви постановил:
1) возобновить в Северной Америке и Канаде деятельность Соборной Православной Церкви и
2) назначить представителем Архиерейского Заграничного Синода в Соединенных Штатах и Канаде архиепископа Восточно-Американского и Джерзийского Виталия.
15 мая в журнале «Православная Русь» была напечатана пространная статья архиепископа Виталия, которая заканчивалась такими словами:
«Американская Русь. Пред тобою два великих искушения:
1) присоединиться немедленно к подневольной Московской Патриархии и через нее попасть и самой под контроль безбожной коммунистической власти;
2) пользуясь несчастием и беспомощностью Матери-Церкви, оторваться от нее и завести свою “автокефалию”, с тем, чтобы оторвавшись от тысячелетнего корня, через 2-3 поколения выродиться в “протестантство восточного обряда”.
Берегись идти этими прельщающими, но гибельными путями.
Православная Русь. Вместо тех искушений Господь ставит тебе великую и благородную задачу. Не отрываясь бессердечно от страждущей Матери-Церкви, ты, живя в свободной Америке, можешь быть в дни пленения ее единственной на весь свет твердой хранительницей веры отцов, тысячелетнего наследия их талантов, трудов и подвигов, достойной ее представительницей и защитницей. Вот твой благородный и священный долг, пока не помилует Бог русского народа и Церкви: не освободит их от тяжкой власти коммунистов и не возвратит им свободу и христианский порядок».
«Постановление» Совещания Архиереев Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде (юрисдикции Архиерейского Синода) по поводу резолюции Кливлендского Собора гласило:
«1) Духовное возглавление Московской Патриархии при настоящем порабощенном ее положении мы признать не можем.
2) Признание общих собраний церковных Соборов в Америке самих по себе за высшую церковную законодательную и административную власть противоречит самой природе устроения св. Православной Церкви, которая управляется преемственно от Апостолов епископами, ответственными пред Богом и Церковью.
3) Разорвать беспричинно административную связь с нашим Зарубежным Первоиерархом митрополитом Анастасием и с Архиерейским Синодом, на верность которому мы присягали и по отношению к которому дал обязательство митрополит Феофил, не только с точки зрения христианской, но и с точки зрения общечеловеческой морали невозможно».
Постановление подписали: архиепископ Виталий, архиепископ Иоасаф, архиепископ Иероним, епископ Серафим, архиепископ Тихон (лично не присутствовал, но делегировал свой голос).
31 октября 1947 года исполняющим обязанности экзарха Московской Патриархии в США был назначен принятый в общение с нею за полтора года до этого, в прошлом примыкавший к феофиловской группировке архиепископ Макарий (Ильинский). Прежний экзарх митрополит Вениамин (Федченков) вернулся на Родину и 21 августа 1947 года был назначен на Рижскую кафедру.
12 декабря 1947 года архиепископ Макарий стал полноправным экзархом Северной и Южной Америки (в 1952 году, он был возведен в сан митрополита Нью-Йоркского). В юрисдикции Московской Патриархии в конце 40-х годов находилось более 50 приходов. Большинство же русских приходов в Америке, около 500, осталось в юрисдикции Американской митрополии, по существу самочинно усвоившей себе автокефальный статус без формального его провозглашения.
В декабре 1947 года Московская Патриархия подтвердила прещения, наложенные ранее на митрополита Феофила и находившихся с ним в общении епископов и клириков, а также принято было постановление о предании их суду епископов. После этого в приходах Американской митрополии прекратилось возношение имени Патриарха Алексия.
В вопросе «кто есть кто?» (Американская Митрополия и Зарубежная Церковь) примечательна резолюция Высшего Американского Суда 1948 года по делу об имуществе Спаса-Преображенского храма в Лос-Анжелесе. Прежде чем вынести свое решение, американский суд должен был при помощи квалифицированных экспертов-канонистов детально рассмотреть вопрос о Русской Зарубежной Церкви в целом. В итоге было принято решение в пользу Зарубежной Церкви. 471
27 июня 1950 года в Сан-Франциско скончался митрополит всей Америки и Канады Феофил (Пашковский). Новым предстоятелем Американской Церкви был избран преосвященный Леонтий (Туркевич), давний сторонник автономного и в перспективе автокефального статуса Американской Церкви. Он был одним из вдохновителей Кливлендского Собора, в свое время энергично противодействовал как более тесному сближению Американской митрополии с Карловацким Синодом, так и ее подчинению Московской Патриархии.
После переезда Архиерейского Синода Зарубежной Церкви в Америку, с его стороны была предпринята попытка встретиться с новым главой Американской Митрополии митрополитом Леонтием, но он не согласился на такую встречу.
При митрополите Леонтии Американская Церковь не только стала фактически автокефальной, но и произошла ее американизация. Она постепенно утратила эмигрантский характер и стала одной из многих ампериканских +религиозных общин. Все большее число приходов Американской Церкви перешло в богослужении на английский язык.
При такой переориентации Американской Церкви на англоговорящих, не связанных с Россией своим происхождением прихожан, часть ее прихожан переходит либо в карловацкую Церковь, либо в Московскую Патриархию.
На описанных выше «канонических основаниях» Американская Митрополия существовала до 1970 года.
В 1963 году по инициативе председателя ОВЦС Московского Патриархата митрополита Никодима (Ротова) начались неофициальные переговоры с епископатом Американской Церкви, официально называвшейся тогда Русско-Православной Греко-Кафолической Североамериканской митрополией, о снятии запрещения в служении и нормализации ее канонического статуса.
В 1965 году в Нью-Йорке скончался престарелый 89-летний предстоятель Американской Церкви митрополит Леонтий. Новым митрополитом всей Америки и Канады был избран Ириней (Бекеш). При нем продолжились переговоры с Московской Патриархией о нормализации взаимоотношений с Матерью Церковью.
Одновременно епископат Американской Церкви вступил в контакт с Константинопольским Патриархом Афинагором, предлагая ему предоставить автокефалию Греческой Церкви в Америке, с тем, чтобы потом Русская митрополия в Америке присоединилась к новой автокефальной Церкви. Константинопольская Патриархия решительно отказалась обсуждать этот план. После этого в 1969 году переговоры с Московской Патриархией приняли официальный характер.
31 марта 1969 года митрополитом Никодимом и митрополитом Иринеем было подписано достигнутое на переговорах соглашение, в котором определены основные принципы взаимоотношений между Церковью-Матерью и Американской Церковью, а также выработаны основы будущего автокефального бытия Американской Церкви.
В тот же день митрополит Ириней от имени Собора епископов Американского митрополичьего округа обратился к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию как к своему кириарху с прошением о даровании автокефалии Американской Церкви. После письменного опроса всех архиереев Московского Патриархата в 1970 году Священный Синод Русской Православной Церкви ратифицировал соглашение, подписанное митрополитами Никодимом и Иринеем, и принял решение о даровании Православной Греко-Католической Церкви в Америке автокефалии, с тем чтобы впредь она именовалась Православной Церковью в Америке.
Особым соглашение был упразднен экзархат Московской Патриархии в Северной и Южной Америке, или, точнее сказать, прежний экзархат в Северной и Южной Америке преобразован был в экзархат Центральной и Южной Америки Московской Патриархии, и юрисдикция его с тех пор распространялась лишь на южноамериканские страны.
В ведении Патриархии остались 30 приходов в Соединенных Штатах и 20 приходов в Канаде, но и они получили право на переход в Православную Церковь в Америке по решению большинства прихожан.
С тех пор для управления приходами Московской Патриархии в США и Канаде стали, как правило, назначаться викарные епископы. В ведении и собственности Русской Православной Церкви сохранился Свято-Николаевский собор в Нью-Йорке, который построен в начале ХХ столетия по благословению и попечением Патриарха Тихона, на средства Императора Николая II трудами священномученика протопресвителя Александра (Хотовицкого).
Автокефалия Православной Церкви в Америке, дарованная Московским Патриархатом, до сих пор не признана греческими Патриархатами, в том числе, Константинопольской Церковью, хотя признается Грузинской, Болгарской, Польской и Православной Церковью Чешских земель и Словакии.
На сайте Румынской Церкви ПЦА упомянута в числе Церквей-Сестер без уточнения ее статуса.
Отсутствие официального признания автокефального статуса Православной Церкви в Америке со стороны других Поместных Православных Церквей не мешает им находиться с ней в евхаристическом общении. Все они допускают своих архиереев и клириков к сослужению с архиереями и клириками Православной Церкви Америки, а некоторые из них также приветствуют избрание предстоятелей последней.
 
Современное состояние Православной Церкви Америки
 
После митрополита Иринея, скончавшегося в 1974 году Американскую Православную Церковь последовательно возглавляли временно управляющий архиеп. Сильвестр (Харунс) (1974-1977), Митрополит Феодосий (Лазор) (1977-2002), Митрополит Герман (Свайко) (2002 — 2008), Димитрий (Ройстер) (2008), Иона (Паффхаузен) (2008-2011), Нафанаил (Попп) (с 24 февраля 2011).
Каноническая территория Православной Церкви в Америке — США и Канада. Юрисдикция Православной Церкви в Америке распространяется также на некоторые приходы Мексике, Аргентине, Бразилии, Перу, Венесуэле и Австралии. Богослужение проводится в основном на английском языке, но также и на церковно-славянском или на местных языках (испанском, алеутском, и т.д.) в зависимости от потребности.
В США является второй по численности православной деноминацией, уступая Константинопольскому патриархату. Имеет самую высокую среди православных общин США посещаемость и самый большой прирост числа верующих за десятилетие (по стоянию на 2011 год) — 21 %.
С начала 1994 года имеет подворье в Москве, при храме вмц. Екатерины на Ордынке.
С 1 июля 2009 года Предстоятель Церкви носит титул «Архиепископ Вашингтонский, Митрополит всей Америки и Канады». До этого, с 2005 года, Предстоятель Православной Церкви в Америке носил титул «Архиепископ Вашингтонский и Нью-Йоркский, Митрополит всей Америки и Канады».
Помимо Вашингтонской епархии митрополита в Американской Церкви имеются еще епархий:
Епархия Восточной Пенсильвании. Предстоятель — епископ Филадельфийский и Восточно-Пенсильванский Тихон (Моллард).
Епархия Запада. Предстоятель — епископ Сан-Францисский и Западный Вениамин (Питерсон).
Епархия Западной Пенсильвании. Предстоятель — епископ Питсбургский и Западно-пенсильванский Мелхиседек (Плеска).
Епархия Новой Англии. Предстоятель — епископ Бостонский, Новой Англии и Албанской архиепископии Никон (Лиолин).
Епархия Нью-Йорка и Нью-Джерси. Предстоятель — епископ Нью-Йоркский и Нью-Джерсийский Михаил (Дахулич).
Епархия Среднего Запада. Предстоятель — епископ Чикагский и Среднего Запада Матфий (Моряк).
Епархия Юга. Управляющий (с 1 января 2011 года) — викарный епископ Балтиморский Марк (Маймон)
Румынская епархия. Предстоятель — архиепископ Детройтский и Румынской епархии Нафанаил (Попп).
Болгарская епархия. Предстоятель — епископ Толедский и Болгарский Александр (Голицын).
Албанская Архиепископия. Предстоятель — епископ Бостонский, Новой Англии и Албанской архиепископии Никон (Лиолин).
Канадская Архиепископия. Управляющий — епископ Квебекский Ириней (Рошон).
Мексиканский экзархат. Предстоятель — епископ Мехико и Мексиканского экзархата Алехо (Пачеко-и-Вера).
В центральном церковном управлении имеются различные отделы: Законодательный, Миссионерский, Пастырской жизни, Богословского образования, Молодежный, Богослужебный. Комиссии: Каноническая, Финансовая, Плановая. Имеются также различные богословские общества (6), организации (21), лагеря (18), 23 центральных и епархиальных изданий.
Богословские школы: рядом с Нью-Йорком в Крествуде находится Свято-Владимирская Духовная Академия, а в штате Пенсильвания в Южном Ханаане - Свято-Тихоновская Семинария. В 1973 году Семинария во имя святого Германа открыта и на Кодьяке (Аляска).
Имеются несколько монастырей. Наиболее известные - Свято-Тихоновский, в честь святого мученика Евгения, Воскресенский, Вознесенский. Четыре монастыря находятся в штате Калифорния (Калистога, Санта Роза, Пойнт Риес Стэйшн, Вэмон Айланд).  Два - в Нью-Йорке (Кембридж, Стега). Два - в Пенсильвании (Южный Ханаан, Эллвуд). Пять - в Канаде (Монреаль, Оттава, Камлунс, Фитч, Роудон). Один  - в Вудсток Валлей (штат Каннектикут). Один - в Майами (Райвс Джонкшон, Рисака).
На сегодняшний день Церковь состоит из 12 епархий и 697 приходов. В Церкви насчитывается 14 епископов, 721 священник (исключая более 100, которые находятся на покое) и около 1 миллиона верующих.
Наиболее почитаемыми святыми являются преподобный Герман Аляскинский и святитель Иннокентий (Вениаминов).
В латиноамериканских странах Православная Церковь в Америке раньше распространялась на Мексику. Она располагала также приходами в Аргентине, Бразилии, Перу и Венесуэле. Но одни из них перешли в Русскую Зарубежную Церковь, другие закрылись.
Мексиканский экзархат существует с начала 1970-х годов. В тот период епископ Мексиканской национальной старокатолической Церкви Хосе (Кортес-и-Ольмос) завязал контакты с Американской Церковью и вместе со своей общиной перешел в Православие. Благодаря его трудам сотни мексиканцев прониклись православной верой.
Недавно 5 тысяч индейцев из 23 населенных пунктов штата Веракрус крестились в Православие. Однако на такую огромную массу прихожан приходится всего один батюшка. В Мексиканском экзархате все клирики – мексиканцы, в том числе правящий архиерей – епископ Алехо (Пачеко-Вера).
 
Воссоединение Зарубежной Церкви с Матерью-Церковью
 
В 1988 году Церковь в Отечестве и Церковь за границей торжественно праздновали 1000-летие Крещения Руси. В это время на Родине повеяло свободой для Церкви. Поместный Собор 1988 года канонизировал Патриарха Тихона и целый ряд подвижников Русской Церкви. Церкви стали постепенно возвращаться храмы и монастыри.
Эти перемены дали некоторую надежду на возможное воссоединение с Зарубежной Церковью. Члены Поместного Собора 1988 года в обращении «К чадам, не имеющим канонического общения с Матерью-Церковью» призвали представителей Русской Православной Церкви за границей к диалогу.
«Такой диалог, — говорится в Обращении, — милостью Божией, мог бы привести нас к столь желаемому восстановлению церковного общения, помог бы разрушить разъединяющие ныне нас преграды. Заверяем вас, что никоим образом мы не хотим ни стеснить вашу свободу, ни получить господство над наследием Божиим (1 Пет. 5:3), но всем сердцем стремимся к тому, чтобы прекратился соблазн разделения между единокровными и единоверными братьями и сестрами, чтобы мы могли в единомыслии единым сердцем возблагодарить Бога у единой Трапезы Господней».
Вместе с тем, надежды на скорое начало и развитие диалога были значительно подорваны, когда в 1990 году, несмотря на несогласие ряда архипастырей, Архиерейский Собор Русской Зарубежной Церкви вынес решение об открытии приходов своей юрисдикции на канонической территории Московского Патриархата.
Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в октябре 1990 года в связи с этим издал обращение «К архипастырям, пастырям и всем верным чадам Русской Православной Церкви», в котором призвал хранить единство Церкви, а к зарубежным иерархам обратился с братской просьбой не создавать новых препятствий для единства Церкви.
«И сейчас, — говорится в документе, — мы по-прежнему готовы все понять и все простить. Даже несмотря на то, что руководство Русской Зарубежной Церкви усилило существующее разделение, образуя параллельную иерархическую структуру и способствуя созданию своих приходов на канонической территории Московского Патриархата, мы вновь протягиваем им руку, призывая к открытому и честному диалогу по всем вопросам, вызывающим разногласия между нами... Мы призываем всех наших православных соотечественников искать мира и любви между собой, оставив все то, что не может, а, следовательно, и не должно служить причиной разделения у исповедующих одну спасительную правую веру».
В октябре 1991 года Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в своем открытом письме участникам Конгресса соотечественников сказал: «Внешние оковы агрессивного безбожия, долгие годы связывавшие нас, пали. Мы свободны, и это создает предпосылки для диалога, ибо именно свобода нашей Церкви от гнета тоталитаризма была тем условием встречи с заграничными братьями и сестрами, о котором неоднократно говорило Священноначалие Русской Зарубежной Церкви. Сегодня нужно преодолеть горечь, раздражение, личную неприязнь... Со всей искренностью говорю: мы готовы к диалогу. Как только Священноначалие Русской Зарубежной Церкви выразит такую же готовность, мы незамедлительно встретимся с его представителями для обсуждения того, что волнует их и нас».
Определенным этапом в развитии диалога стали начавшиеся в 1993 году регулярные собеседования между представителями Московского Патриархата во главе с архиепископом Берлинским и Германским Феофаном и клириками Берлинской епархии Русской Зарубежной Церкви во главе с архиепископом Марком. Всего прошло девять собеседований.
В совместном заявлении участников девятого собеседования, прошедшего в декабре 1997 года, было отмечено: «Все мы воспринимаем себя как чада духовных устоев Русской Церкви. Она есть Матерь-Церковь для всех нас… Мы согласны в том и отмечаем, что благодатность таинств, священства и церковной жизни не должна ставиться под вопрос… Если в настоящий момент нет евхаристического общения клира Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви, то этим не утверждается «безблагодатность» другой стороны».
Важной вехой на пути к единству стал Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, состоявшийся в Москве в августе 2000 года. На нём к лику святых была причислена семья последнего Императора Николая II и более тысячи Новомучеников и Исповедников Российских.
Собор принял «Основы Социальной концепции РПЦ», в которых прояснялась позиция Московского Патриархата в отношении к государственной власти.  Согласно «Основам...», «если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении». На Соборе осуждению подверглась и богоборческая советская власть.
Был также принят документ «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию», в котором излагается позиция Московского Патриархата по вопросу о межконфессиональном диалоге.
Патриарх Алексий II в докладе на Юбилейном Соборе 2000 года назвал разделение между Церковью в Отечестве и Церковью за границей «исторической трагедией русского народа» и призвал Русскую Зарубежную Церковь к единству.
«Русская Православная Церковь, — сказал Патриарх, — вновь и вновь призывает к обретению канонического единства всех православных верующих в диаспоре, связывающих свою церковную жизнь с духовными идеалами исторической России».
В октябре того же года Патриарх вновь назвал разделение «исторически изжитым».
Решения Собора были положительно восприняты в Русской Зарубежной Церкви. С этого времени усилилось стремление к диалогу.
После ухода в 2000 году на покой Первоиерарха Зарубежной Церкви митрополита Виталия (Устинова) на Первосвятительский престол Зарубежной Церкви был избран архиепископ Сиракузский и Троицкий Лавр (Шкурла).  Митрополит Лавр отошел от враждебной закрытой позиции предыдущего руководства, он несколько раз посетил Россию, некоторые ее святые места, встречался с Патриархом Алексием, другими иерархами Русской Православной Церкви, своими глазами видел изменения, происшедшие за посткоммунистические годы в нашей стране.
24 сентября 2003 года в Генеральном консульстве России в Нью-Йорке состоялась встреча Президента Российской Федерации В.В. Путина с Председателем Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви митрополитом Нью-Йоркским и Восточно-Американским Лавром. В.В. Путин передал митрополиту Лавру письмо от Святейшего Патриарха Алексия. От своего имени и от имени Патриарха Московского и всея Руси Алексия Президент пригласил митрополита Лавра посетить Россию.
В ноябре 2003 года по приглашению Московского Патриархата Москву посетила делегация Русской Зарубежной Церкви. В ее составе были архиепископ Берлинский и Германский Марк, архиепископ Сиднейский и Австралийско-Новозеландский Иларион и епископ (ныне — архиепископ) Сан-Францисский и Западно-Американский Кирилл.
В ходе визита состоялась встреча зарубежных иерархов со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием, прошли переговоры с членами Священного Синода Русской Православной Церкви. При этом была ясно выражена воля сторон к установлению молитвенно-евхаристичес-кого общения. Было также рекомендовано создать комиссии, призванные способствовать решению накопившихся за годы разделения проблем.
21 ноября, в день Святого Архистратига Божия Михаила члены делегации Русской Зарубежной Церкви молились за богослужением в Архангельском соборе Московского Кремля. По окончании богослужения Патриарх Алексий сказал:
«Мы с особой радостью приветствуем делегацию Русской Зарубежной Церкви, члены которой молились сегодня вместе с нами. Отрадно, что после многих десятилетий разделения мы встали на путь, ведущий к церковному единству. С падением коммунистического режима и установлением религиозной свободы в России появились предпосылки для того, чтобы начать путь к единению… Главная задача, которую мы ставим перед собой, — достичь молитвенного и евхаристического общения».
Вопрос о каноническом единстве обсуждался и на Архиерейском Соборе Русской Зарубежной Церкви, который состоялся 13-17 декабря 2003 года. Патриарх Алексий в своем послании к этому Собору отметил, что слова и действия как представителей Русской Зарубежной Церкви, так и представителей Московского Патриархата не всегда соответствовали высокому призванию Церкви, что «определялось внешними обстоятельствами церковной жизни, а иногда и прямым давлением нецерковных сил».
Патриарх заявил: «Господь уберег Свою Церковь от уклонения в ереси, сохранил догматическое единство и апостольскую преемственность рукоположений. Врагами раздиралась внешняя риза церковная, но Тело Христово сохраняло сокровенное единство. Приступая к чаше Святой Евхаристии, люди Божии в России и за ее пределами приобщались к единому источнику животворящей благодати».
По мнению Патриарха, «уже сейчас Русская Православная Церковь в Отечестве и Русская Зарубежная Церковь по существу разделяют и отстаивают перед лицом всего мира единое восприятие духовных и нравственных ценностей».
Архиерейский Собор Русской Зарубежной Церкви откликнулся на слова Патриарха. В послании Собора говорится: «Сохраненное в глубинах подлинное церковное единство нам следует явить. Тело Христово есть Церковь и Таинство во всех таинствах есть одно – Тело Христово. На нас возложена ответственность: вопреки всем препятствиям, могущим встретиться нам на пути преодоления преград, раскрыть свои сердца для восприятия Божьего промышления о Церкви Своей».
В декабре того же года состоялось  Всезарубежное пастырское совещание Русской Зарубежной Церкви, которое обсудило вопросы церковного единства. В совещании приняли участие и клирики Московского Патриархата. В своем обращении участники Пастырского совещания заявили, что приветствуют шаги, направленные к единству Русской Церкви. С большим удовлетворением за рубежом было воспринято и Послание Патриарха Алексия к Архиерейскому Собору Русской Зарубежной Церкви. «В этом письме, - говорилось в обращении Пастырского совещания, - нас обнадеживают слова, свидетельствующие о понимании Русской Зарубежной Церкви как части Русской Церкви».
Важность единства Церкви в Отечестве и Церкви за границей отметил в одном из своих публичных выступлений Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви митрополит Лавр. Архипастырь отметил, что объединение «избавит нашу Церковь от самоизоляции и неизбежно связанных с ней раздроблений и разделений, с одной стороны, и, с другой стороны, от растворения ее в окружающей ее инославной среде».
Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви осудил и тех членов Русской Зарубежной Церкви, которые сомневаются в благодатности Церкви в Отечестве. «Вместо любви к Богу, - сказал митрополит Лавр, - и любви к ближнему, вместо любви к нашей Родине – России, они насаждают в своих сердцах ненависть и презрение. Упорствующие в таком мнении впадают в гордыню и ересь неофарисейства».
Знаменательным событием во взаимоотношениях между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью стал визит в Россию в мае 2004 года делегации Русской Зарубежной Церкви во главе с Первоиерархом Русской Православной Церкви за границей митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским Лавром. В состав официальной делегации вошли архиепископ Берлинский и Германский Марк, председатель комиссии  по переговорам с Московским Патриархатом, архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский Кирилл, а также паломническая группа из 12 клириков Русской Зарубежной Церкви.
Официальный визит Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви стал первым за все годы разделения между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью и явился значительным шагом к единству.
Глава Русской Зарубежной Церкви прибыл в Москву 14 мая. В тот же день состоялась встреча Патриарха Алексия с митрополитом Лавром.
Символичным событием данного визита стала закладка храма на месте массовых расстрелов на Бутовском полигоне, которая состоялась 15 мая. Делегация  Русской Зарубежной Церкви приняла участие в закладке этого храма.
16 мая состоялась поездка делегации РПЦЗ в Троице-Сергиеву лавру. Члены делегации молились за богослужением в Успенском соборе, посетили церковно-археологический кабинет, встретились со студентами Московских духовных школ.
17 мая митрополит Лавр и другие члены делегации посетили Донской монастырь и Марфо-Мариинскую обитель. Затем делегация направилась в Московский Кремль, где состоялась встреча с Полпредом Президента в Центральном федеральном округе Г.С. Полтавченко.
В тот же день в Отделе внешних церковных связей состоялись переговоры делегации Русской Зарубежной Церкви с делегацией Московского Патриархата. Со стороны Московского Патриархата во встрече приняли участие митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, архиепископ Корсунский Иннокентий, клирики Русской Православной Церкви. В ходе встречи обсуждался вопрос о восстановлении канонического единства между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью.
18 мая в Патриаршей резиденции в Свято-Даниловом монастыре собеседования продолжились под председательством Святейшего Патриарха. Было определено, что цель процесса сближения — восстановление евхаристического общения и канонического единства. Комиссиям, образованным в декабре 2003 года, было поручено приступить к совместной работе и указаны темы для обсуждения.
19 мая делегация присутствовала на освящении храма Святой Троицы на Борисовских прудах, а на следующий день, 20 мая, в праздник Вознесения Господня делегация молилась за богослужением в церкви Вознесения у Никитских ворот.
21 мая началась поездка делегации по России, в ходе которой митрополит Лавр и сопровождавшие его лица посетили Екатеринбург, Алапаевск, Нижний Новгород, Дивеевскую обитель, Курск и Санкт-Петербург.
27 мая состоялась заключительная встреча митрополита Лавра со Святейшим Патриархом Алексием. В тот же день в Ново-Огареве прошла встреча  Президента Российской Федерации В.В. Путина со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием и Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви митрополитом Лавром. Во встрече приняли также участие со стороны Московского Патриархата митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий и председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, а со стороны Русской Зарубежной Церкви архиепископ Берлинский и Германский Марк.
Важным этапом в деле восстановления канонического общения стала работа комиссии Московского Патриархата по диалогу с Русской Зарубежной Церковью и комиссии Русской Зарубежной Церкви по переговорам с Московским Патриархатом. Комиссия Московского Патриархата была образована решением Священного Синода Русской Православной Церкви в декабре 2003 года. Ее составили архиепископ Корсунский Иннокентий (председатель Комиссии), архиепископ Верейский Евгений, протоиерей Владислав Цыпин, архимандрит Тихон (Шевкунов), протоиерей Николай Балашов (секретарь Комиссии).
Комиссия Русской Зарубежной Церкви была образована на заседании Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви. В состав Комиссии вошли архиепископ Берлинский и Германский Марк (председатель Комиссии), епископ Вевейский Амвросий, архимандрит Лука (Мурьянка), протоиерей Георгий Ларин, протоиерей Александр Лебедев (секретарь Комиссии). Впоследствии протоиерея Георгия Ларина заменил протоиерей Николай Артемов, а епископа Амвросия, в связи с его болезнью, заменил архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский Кирилл.
Первая совместная рабочая встреча между комиссией Московского Патриархата по диалогу с Русской Зарубежной Церковью и комиссией Русской Зарубежной Церкви по переговорам с Московским Патриархатом состоялась в Москве (ОВЦС) 22-24 июня 2004 года.
Дальнейшие заседания состоялись в Мюнхене (14-17 сентября 2004 года), в Москве  (17-19 ноября 2004 года), в окрестностях Парижа  (2-4 марта 2005 года), в Москве (26-28 июля 2005 года), в Наяке (штат Нью-Йорк) (17-20 февраля 2006 года), вновь в Москве (26-28 июня 2006 года) и в Кельне (24-26 октября 2006 года).
В дни первой рабочей встречи состоялась беседа между председателем Отдела внешних церковных связей митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом и главой комиссии Русской Зарубежной Церкви по переговорам с Московским Патриархатом архиепископом Марком. Митрополит Кирилл встречался с членами комиссий Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви и в ходе последующих встреч.
В октябре 2004 года состоялся Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, который одобрил уже достигнутые результаты работы комиссий и признал единство Русского Православия делом исключительной важности. Архиерейский Собор, на основании состоявшегося обсуждения, поручил утверждение акта о каноническом общении Священному Синоду Русской Православной Церкви.
В мае 2006 года Четвертый Всезарубежный Собор, состоявшийся в Сан-Франциско, принципиально одобрил курс к единству между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью. Соответствующие решения были приняты последующим Архиерейским Собором Русской Православной Церкви за границей. Комиссии закончили свою работу в ноябре 2006 года.
За это время были выработаны проекты документов, определяющих канонический статус Русской Зарубежной Церкви в составе Московского Патриархата, отношение сторон к проблемам взаимоотношений Церкви и государства, Православной Церкви и инославия. Все эти документы впоследствии были одобрены Священным Синодом Русской Православной Церкви и Архиерейским Синодом Русской Православной Церкви за границей.
Одновременно с проведением переговоров Московский Патриархат и Русская Зарубежная Церковь осуществили ряд совместных начинаний, свидетельствующих, что объединение находит живой отклик среди православной паствы.
Делегации Русской Зарубежной Церкви неоднократно совершали поездки в Россию. Так, летом 2005 года Россию посетила группа студентов из Свято-Троицкой духовной семинарии в Джорданвилле, посетила большая паломническая группа из Австралии во главе с архиепископом Сиднейским и Австралийско-Новозеландским Иларионом. Осенью 2005 года святые места России посетил Секретарь Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви епископ Манхэттенский Гавриил. Неоднократно посещал Россию и архиепископ Берлинский и Германский Марк.
Весной 2005 года представители Русской Зарубежной Церкви принимали участие в перезахоронении на кладбище Донского монастыря останков генерала А.И. Деникина и философа И.А. Ильина с их супругами, а в 2006 г — в перезахоронении останков Императрицы Марии Феодоровны.
Начиная с 2005 года представители Русской Зарубежной Церкви принимают участие и в работе Всемирных Русских Народных Соборов.
Символом грядущего единства стал и совместный проект Берлинско-Германской епархии Русской Зарубежной Церкви и Ставропольской и Владикавказской епархии Московского Патриархата по возведению монастыря и реабилитационного центра в Беслане.
Наконец, 17 мая 2007 года в Храме Христа Спасителя в Москве  состоялось торжественное подписание Акта о каноническом общении между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью.
После подписания состоялось первое совместное богослужение. По великой милости Божией разделение Русского Православия было преодолено. 19 мая делегация Русской Зарубежной Церкви приняла участие в освящении храма святых Новомучеников и Исповедников Российских на Бутовском полигоне. 20 мая Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви митрополит Лавр и делегация Русской Зарубежной Церкви и Патриарх Алексий совершили совместно литургию в Успенском соборе Московского Кремля.
Подписание Акта о каноническом общении ознаменовало собой начало нового отрезка истории единой Поместной Русской Православной Церкви, пришедшей на смену восьмидесятилетнему разъединению. Это событие стало логическим завершением длительного периода разделения двух частей русского православия.
Трудно переоценить значение этого события, как для православных христиан, так и для всего мира. Христианская церковь за свою историю знала больше расколов и противостояний, чем объединений, поэтому величайшим символом является воссоединение единоверцев в лоно единой Русской Православной Церкви.
Митрополит Лавр скончался вскоре после подписания Акта о каноническом общении с Московской Патриархией.
Новый глава Русской Зарубежной Церкви был избран Архиерейским Собором в Нью-Йорке 12 мая 2008 года. Им стал архиепископ Австралийский и Новозеландский Иларион. Он вступил в должность в воскресенье, 18 мая, спустя год после подписания Акта о каноническом общении между РПЦ МП и РПЦЗ.
Как было отмечено в резолюции Архиерейского Собора, «сим промыслительным событием особенно подчеркивается преемственность новоизбранного Первоиерарха в продолжении дела его предшественника». Согласно Акту о каноническом общении, 14 мая митрополит Иларион был утвержден Патриархом Московским и всея Руси Алексием II.
В новой ситуации в Зарубежной Церкви обращают на себя внимание два момента. Во-первых, выборы нового главы РПЦЗ, занявшие у зарубежных иерархов не более получаса, были не более чем формальностью, фиксацией заранее принятого решения о преемнике покойного митрополита Лавра (Шкурлы). Архиепископ Сиднейский и Австралийско-Новозеланд-ский Иларион получил на Соборе девять голосов из одиннадцати.
Во-вторых, эта процедура стала проверкой того, как работает Акт о каноническом общении – отсюда столь быстрое утверждение нового главы РПЦЗ, что также было, судя по всему, результатом предварительной договоренности.
Первые видимые изменения в Зарубежной Церкви с приходом митрополита Илариона выразились, во-первых, в принятии нового текста молитвы о спасении России (теперь она будет называться молитвой о благоденствии Русской Православной Церкви), а во-вторых, в создании нового церковного органа – Секретариата по межправославным отношениям, который возглавил протоиерей Александр Лебедев. Все это стало логичным продолжением курса митрополита Лавра.
Другим знаковым событием последнего Архиерейского Собора РПЦЗ стала смена секретаря Синода. Занимавший ранее эту должность епископ Манхэттенский Гавриил (Чемодаков) переведен на кафедру в Монреале (Канада). Новым секретарем Архиерейского Синода РПЦЗ стал архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский Кирилл (Дмитриев), он же стал вторым заместителем нового главы Зарубежной Церкви. Первым заместителем митрополита Илариона, как и ожидалось, стал архиепископ Берлинско-Германский Марк (Арндт).
Перестановки в Архиерейском Синоде не случайны и хорошо отражают происходящее в Зарубежной Церкви. Епископ Гавриил (Чемодаков) ранее критиковал курс митрополита Лавра на скорое сближение с Московским Патриархатом и, по некоторым данным, голосовал против кандидатуры Илариона 12 мая.
Теперь он потерял одну из ключевых церковных должностей и отправлен в Канаду. Вместе с тем епископ Гавриил потерял и симпатии противников единства с Московским Патриархатом. Зато все возрастающую роль в Зарубежной Церкви начинает играть архиепископ Кирилл (Дмитриев), который ранее не был заметен в ней на первых ролях.
 
Акт о каноническом общении
 
«Мы, смиренный Алексий Второй, Божией милостью Патриарх Московский и всея Руси, купно с Преосвященными членами Священного Синода Русской Православной Церкви – Московского Патриархата, собравшимися на заседание Священного Синода в Богоспасаемом граде Москве, и смиренный Лавр, митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский, Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей, купно с Преосвященными Архиереями – членами Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей, собравшимися на заседание,
руководствуясь стремлением к восстановлению благословенного мира, богозаповеданной любви и братского единения в общем делании на ниве Божией всей Полноты Русской Православной Церкви и верных ее, в Отечестве и в рассеянии сущих, принимая во внимание исторически сложившееся устроение церковной жизни русского рассеяния вне пределов канонической территории Московского Патриархата,
учитывая, что Русская Православная Церковь Заграницей осуществляет свое служение на территории многих государств,
– настоящим Актом утверждаем:
1. Русская Православная Церковь Заграницей, совершая свое спасительное служение в исторически сложившейся совокупности ее епархий, приходов, монастырей, братств и других церковных учреждений, пребывает неотъемлемой самоуправляемой частью Поместной Русской Православной Церкви.
2. Русская Православная Церковь Заграницей самостоятельна в делах пастырских, просветительных, административных, хозяйственных, имущественных и гражданских, состоя при этом в каноническом единстве со всей Полнотой Русской Православной Церкви.
3. Высшую духовную, законодательную, административную, судебную и контролирующую власть в Русской Православной Церкви Заграницей осуществляет ее Архиерейский Собор, созываемый ее Предстоятелем (Первоиерархом) согласно Положению о Русской Православной Церкви Заграницей.
4. Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей избирается ее Архиерейским Собором. Избрание утверждается, в соответствии с нормами канонического права, Патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом Русской Православной Церкви.
5. Имя Предстоятеля Русской Православной Церкви, а также имя Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей возносится за богослужением во всех храмах Русской Православной Церкви Заграницей перед именем правящего архиерея, в установленном порядке.
6. Решения об образовании или упразднении епархий, входящих в Русскую Православную Церковь Заграницей, принимаются ее Архиерейским Собором по согласованию с Патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом Русской Православной Церкви.
7. Архиереи Русской Православной Церкви Заграницей избираются ее Архиерейским Собором или, в случаях, предусмотренных Положением о Русской Православной Церкви Заграницей, Архиерейским Синодом. Избрание утверждается на канонических основаниях Патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом Русской Православной Церкви.
8. Архиереи Русской Православной Церкви Заграницей являются членами Поместного и Архиерейского Соборов Русской Православной Церкви и участвуют в установленном порядке в заседаниях Священного Синода. Представители клира и мирян Русской Православной Церкви Заграницей участвуют в Поместном Соборе Русской Православной Церкви в установленном порядке.
9. Вышестоящей инстанцией церковной власти для Русской Православной Церкви Заграницей являются Поместный и Архиерейский Собор Русской Православной Церкви.
10. Решения Священного Синода Русской Православной Церкви действуют в Русской Православной Церкви Заграницей с учетом особенностей, определяемых настоящим Актом, Положением о Русской Православной Церкви Заграницей и законодательством государств, в которых она осуществляет свое служение.
11. Апелляции на решения высшей церковно-судебной власти Русской Православной Церкви Заграницей подаются на имя Патриарха Московского и всея Руси.
12. Изменения, вносимые в Положение о Русской Православной Церкви Заграницей ее высшей законодательной властью, подлежат утверждению Патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом Русской Православной Церкви в том случае, если таковые изменения имеют канонический характер.
13. Русская Православная Церковь Заграницей получает святое миро от Патриарха Московского и всея Руси».
 
* * *
 
Весь этот сборник писан к тому, чтобы стало ясно: никто ничем не может хвалиться, кроме как немощами своими. Не может быть церковное общество чистым и непогрешимым, если оно нарушает основополагающие церковные установления — каноны.
И полезнее для Зарубежной Церкви — не копаться в язвах Московской Патриархии, а взаимным милосердием и благотворным влиянием помочь освободиться от недостатков и обогатить друг друга многоразличными благодатными дарами, которыми так богата и Московская Патриархия, и Зарубежная Церковь.
 
ПЕРВОИЕРАРХИ РУССКОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ ЦЕРКВИ
 
Митрополит Антоний
 
Митрополит Антоний (в миру – Алексей Павлович Храповицкий) родился в 1863 году в селе Ватагине Новгородской губернии в семье помещика из старинного дворянского рода. В Петербурге он закончил классическую гимназию с золотой медалью. В 18 лет вопреки желанию отца поступил в Петербургскую Духовную Академию.
По окончании Академи в 1885 году он принял постриг, был рукоположен в иеромонаха и назначен субинспектором Академии. В 1989 году его назначили ректором Санкт-Петербургской Духовной Семинарии с возведением в сан архимандрита, и в том же году состоялся его перевод на должность ректора Московской Духовной Академии. В истории русской духовной школы это был уникальный случай – впервые ректором Академии назначался молодой человек в возрасте 27 лет.
Одной из главных забот ректора было привлечение своих студентов к монашескому постригу. В монашестве он видел своего рода передовой отряд Церкви в борьбе с миром, лежащим во зле.
В сентябре 1987 года архимандрит  был хиротонисан в сан епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии, потом он носил титул епископа Чистопольского, оставаясь ректором Академии. В 1900 году епископ Антоний был назначен на самостоятельную Уфимскую кафедру, а в 1902 году переведен в Волынскую епархию, где в его ведении оказалась Почаев-ская Успенская Лавра.
Владыка Антоний был плодовитым и талантливым духовным писателем, автором нескольких книг, множества статей, опубликованных проповедей. В годы первой русской революции в его трудах заметное место стала занимать церковная и политическая публицистика. Он энергично выступил в защиту устоев Российского государства, поддерживал «Союз русского народа» и другие монархические организации, чем заслужил в либеральных и революционных кругах репутацию крайне правого, почти черносотенца.
С 1914 по 1918 годы он занимал Харьковскую кафедру.
На Поместном Соборе он стал кандидатом в Патриархи, который получил больше всего голосов.
После убийства митрополита Киевского Владимира (Богоявленского) стал его преемником на Киевской кафедре.
Покинул Россию из Новороссийска в марте 1920 года, прибыв в Афины, откуда перебрался на Афон, где планировал остаться, но пробыл около 5 месяцев.
В сентябре 1920 года был вызван Врангелем в Крым, откуда 6/19 ноября 1920 года эвакуировался вместе с его армией и другими беженцами в Константинополь.
В феврале 1921 года переезжает в Сербию, где и трудился в качестве главы Зарубежной Церкви до своей кончины 28 июля (10 августа) в Белграде в 1936 году.
В последние годы своей жизни митрополит Антоний не мог вставать и ходить. Погребён на Новом кладбище Белграда, в склепе Иверской часовни. Десятитомная биография митрополита Антония составлена архиепископом Никоном (Рклицким) (издавалась в Нью-Йорке, 1956-1963).
 
Митрополит Анастасий
 
Митрополит Анастасий (в миру - Александр Грибановский) родился 6 августа 1873 г. Отец его, человек духовного звания умер рано. По-видимому, и мать Саши прожила недолго. Будучи определен в Духовное Училище, он затем в 1893 г. окончил Тамбовскую Духовную Семинарию. Как один из лучших учеников был принят в Московскую Духовную Академию. Ректором в то время был архимандрит Антоний Храповицкий, впоследствии Митрополит, основатель РПЦЗ и предшественник Митрополита Анастасия по возглавлению Русской Зарубежной Церкви.
После окончания Академии Грибановский с именем Анастасия в честь преп. Анастасия Синаита был в Тамбове пострижен в монашество и 23 апр. 1898 г. рукоположен во иеродиакона, а вслед за тем во иеромонаха. В августе того же года он был назначен помощником инспектора московской Духовной Академии.
Его хиротония произошла в смутное на Руси время, в 1906 г., когда была сделана первая попытка свергнуть Царя. В 1914 г. он был назначен на трудную по тому времени Холмскую кафедру. 
На Всероссийском Соборе 1917 г. Архиепископ Анастасий занял видное место, примыкая к той части его, которая под водительством Митрополита Антония поставила себе целью восстановление Патриаршества.
Весною 1918 г. Архиепископ Анастасий попробовал вернуться в свою епархию. Однако его не пропустили через румынскую границу, и он был вынужден остановиться в Одессе, где оставался до эвакуации, когда уехал в Константинополь. В Одессе Владыка близко познакомился с семьей Семененко, результатом чего через много лет явилось пожертвование Сергеем Яковлевичем Семененко Синодального дома в лучшем районе Нью-Йорка.
Архиепископ Анастасий явился одним из первых членов устроенного в 1920 году в Константинополе Высшего Церковного Управления Заграницей.
В 1921 г. Архиепископ Анастасий принял деятельное участие в Первом Карловацком Соборе. Он был там представителем Отдела Духовного Возрождения России.
В 1924 г. окончилось пребывание Владыки Анастасия в Константинополе. Вл. Анастасий вынужден был уехать в Иерусалим, где занял должность Наблюдающего за делами нашей Духовной Миссии.
10 августа 1936 года, по смерти митрополита Антония (Храповицкого), как старейший по хиротонии архиерей РПЦЗ и первый заместитель почившего, был избран первоиерархом РПЦЗ, председателем Архиерейских Собора и Синода.
12 июня 1938 года обратился к главе германского правительства Адольфу Гитлеру с благодарственным письмом по поводу закона об имуществе РПЦЗ в Германии и выделения денег на сооружение собора в Берлине, которое, в частности, гласило: «Лучшие люди всех народов, желающие мира и справедливости, видят в вас вождя в мировой борьбе за мир и правду».
В августе 1938 года, под его председательством, в Сремских Карловцах прошёл II Всезарубежный Церковный Собор.
После начала войны Германии с СССР воздерживался от заявлений в поддержку Германии; но в своём пасхальном послании за 1942 год писал: «Настал день, ожидаемый им [русским народом], и он ныне подлинно как бы воскресает из мёртвых там, где мужественный германский меч успел рассечь его оковы. И древний Киев, и многострадальный Смоленск, и Псков светло торжествуют своё избавление как бы из самого ада преисподнего».
21 октября 1943 года в Вене возглавил Совещание 8 епископов РПЦЗ, которое заявило о незаконности и недействительности состоявшегося 11 сентября того же года избрания митрополита Сергия (Страгородского) Патриархом Московским и всея Руси.
В сентябре 1944 года, вместе с прочими архиереями и канцелярией Синода РПЦЗ, переехал в Карловы Вары, затем в Мюнхен. На Архиерейском Соборе в мае 1946 года в Мюнхене был воссоздан Архиерейский Синод РПЦЗ, в который влилась значительная группа русских архиереев, выехавших из контролировавшейся Германией территории СССР.
24 ноября 1950 года переехал из Мюнхена в Нью-Йорк (США). 25 ноября отбыл в Троицкий монастырь в Джорданвилле (штат Нью-Йорк), где совершил освящение новопостроенного каменного храма в честь Святой Троицы, после чего состоялся Архиерейский Собор, в котором приняли участие 11 иерархов РПЦЗ. Здесь же, впервые в истории РПЦЗ, им был совершён чин мироварения и освящения мира, которое прежде РПЦЗ получала от Сербской Церкви.
Сразу по переезде в США предпринимал попытки воссоединить с Архиерейским Синодом Северо-Американскую митрополию, во главе которой в июне 1950 года стал митрополит Леонтий (Туркевич), но безуспешно.
В 1964 году инициировал созыв Архиерейского Собор РПЦЗ для избрания нового первоиерарха. Ушёл на покой 27 мая того же года, сохранив за собой почётное председательство в Синоде.
Скончался вечером 9 (22 мая) 1965 года в своих покоях в новом, подаренном Синоду благотворителем Сергеем Семененко, доме на 75 East 93rd Street на углу Park Avenue, где незадолго до его смерти был устроен и синодальный собор в честь иконы Божией Матери «Знамение».
Место упокоения митрополита Анастасия было приготовлено заранее под алтарём Троицкого храма в Свято-Троицком монастыре.
 
Митрополит Филарет
 
Митрополит Филарет (в миру Георгий Николаевич Вознесенский), происходил из духовной семьи. Родился он 22 марта 1903 г. в Курске. Его отец был священником и впоследствии архиепископом Зарубежной Церкви, Димитрием Хайларским (в Китае).
В 1909 г. семья переехала на Дальний Восток и до 1920 г. проживала в Благовещенске-на-Амуре. В 1920 г. семья эмигрировала в Харбин, где Георгий окончил Русско-китайский политехнический институт со званием инженера-электромеханика (1927).
Диакон (1930). Пострижен в монашество (1931). Иеромонах (1931). В 1931 году он закончил Пастырско-Богословские курсы  (переименованные затем в богословский факультет) при Институте св. князя Владимира. Преподаватель Нового Завета, пастырского богословия и гомилетики в родном институте.
Игумен (1933). В 1937 году был возведен в сан архимандрита. Отец Филарет вел большую церковную работу, помогал всем нуждающимся и пользовался любовью своей паствы.
После оккупации советскими войсками Манчжурии, в Харбине настали трудные дни. Обманутый ложными сведениями о положении Церкви в России, престарелый митрополит Мелетий признал над собою и своим клиром власть Московской Патриархии. В числе этого клира находился и архимандрит Филарет. Однако он решительно отказался принять советский паспорт. Архиерейский Синод долго и упорно хлопотал о том, чтобы получить для него выездную визу, и, судя по имеющейся переписке в архиве, почти каждая епархия Зарубежной Церкви надеялась получить его для себя.
Только к 1962 г. Архиерейскому Синоду удалось добиться приезда архимандрита Филарета в Гонконг, откуда он довольно быстро переехал в Брисбен. В Австралии собралась значительная часть бывших прихожан о. Филарета, и очень скоро по его прибытии туда, за многочисленными подписями, было подано в Синод прошение о назначении архимандрита Филарета епископом в этот город. Ходатайство это было охотно поддержано болевшим уже тогда архиепископом Саввой, и в 1963 г. архимандрит Филарет стал епископом Брисбенским.
На Соборе 1964 г., на котором митрополит Анастасий ушел на покой, по предложению Святителя Иоанна Шанхайского Сан-Францизского Чудотворца (Максимовича) Владыка Филарет был избран Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви. На протяжении 21 года он возглавлял Зарубежную Церковь до самой своей кончины 21 ноября 1985 года, в день Архистратига Божия Михаила.
При Митрополите Филарете в РПЦЗ также начались общецерковные прославления святых: святого праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Германа Аляскинского, святой блаженной Ксении и святых Новомучеников и Исповедников Российских.
В 1982 году (через год после прославления Новомучеников и Исповедников Российских) в РПЦЗ явилось чудо мироточения Иверской-Монреальской иконы Божией Матери.
Бремя возглавления Зарубежной Церкви митрополит Филарет нес в течение 21 года. Митрополит Филарет преставился ко Господу 21 ноября 1985 года.
В 1998 г. останки митрополита Филарета были перенесены из крипты кладбищенского Успенского храма в собор Святой Троицы Свято-Троицкого монастыря в Джорданвиле.
 
Митрополит Виталий
 
Митрополит Виталий (в миру Ростислав Петрович Устинов) родился 18 марта 1910 года в Петрограде в семье офицера Черноморского Флота Петра Константиновича Устинова и Лидии Андреевны, урожденной Стопчанской, дочери жандармского генерала, всю жизнь прослужившего на Кавказе.
В 1920 году определен в кадетский корпус, основанный генералом Врангелем в г. Феодосия. Во время эвакуации того же года вместе с Крымским кадетским корпусом попадает в Константинополь, откуда в Югославию, сначала в Бакар, а затем в Лагерь Стрнище.
В 1923 году мать выписала своего сына в Константинополь и вскоре переехала с ним в Париж. Осенью того же года она определяет его во французский колледж имени «Святого Людовика, короля Франции» в городе Леман по окончании которого молодой Устинов возвращается к своей матери в город Канны на юге Франции.
В 1934 году его призывают отбыть воинскую повинность во Французской армии в 9-й кирасирский (еще на конях) полк в г. Лион. По окончании службы Устинов в 1936 году покидает Францию и поступает в монастырь преп. Иова Почаевского на Карпатах, основанный архимандритом Виталием Максименко, впоследствии архиепископом Нью Йоркским и Восточно-Американским.
В 1938 году настоятель монастыря архимандрит Серафим Иванов, впоследствии архиеп. Чикагский и Детройтский, постригает послушника Ростислава в рясофор с именем Виталий.
В 1939 году Великим Постом рясофорный послушник постригается в малую схиму и в том же году в день убиения Царской Семьи Преосвященный Владимир, епископ Мукачевский и Пряшевский (Сербская Церковь) рукополагает его в сан иеродиакона, а в 1940 году в городе Братислава митрополит Серафим Берлинский и Германский рукополагает его в сан иеромонаха.
С 1947 по 1951 год архимандрит Виталий - настоятель Лондонского прихода. В 1951 году в день свв. апп. Петра и Павла архимандрита Виталия посвящают в сан епископа с назначением его викарным епископом в помощь архиепископу Феодосию в Бразилию.
В 1955 году Владыка Виталий со всей своей братией переводится указом Архиерхиерейского Синода в Канаду, как правящий епископ Западной части Канады с кафедрой в Эдмонтоне, а вскоре - в Монреаль с возведением в сан архиепископа Монреальского и Канадского.
После кончины митрополита Филарета (Вознесенского) в 1985 году, в январе 1986 года Архиепископ Виталий избран жребием[9] на должность Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви с титулом митрополит Нью-Йоркский и Восточно-Американский. Настолован 9 (22) января 1986 года. Вместе с тем остался управляющим Канадской епархией.
Был «ярым» сторонником открытия приходов РПЦЗ в России, каковое решение и было принято Архиерейским Собором 2/15 мая 1990 года.
26 октября 2000 года состоялся Архиерейский Собор РПЦЗ под председательством митрополита Виталия, а 4 декабря 2000 года митрополит Виталий распространил послание, в котором заявил о своём несогласии со многими решениями Собора.
Открывшееся 10 июля 2001 года заседание Архиерейского Синода РПЦЗ оценило «Окружное послание» как ошибочное, после чего митрополит Виталий дал согласие уйти на покой. 13 июля постановлением Синода было определено, что до проведения внеочередного Архиерейского Собора временное руководство РПЦЗ возлагается на архиепископа Лавра (Шкурлу).
23 октября 2001 года открылись заседания Архиерейского Собора.
В тот же день митрополит Виталий написал заявление о своём уходе на покой и о согласии на избрание нового первоиерарха РПЦЗ. 24 октября, в день выборов, передал избирательной комиссии запечатанный конверт со своим бюллетенем. В тот же день на заседании Собора Людмила Роснянская, личный секретарь митрополита Виталия, «притча во языцех» Зарубежной Церкви, также выполнявшая роль сиделки была уволена с должности. Митрополит Виталий участвовал в вечернем заседании Собора, заняв председательское место, поздравил архиепископа Лавра (Шкурлу) с избранием на пост Первоиерарха РПЦЗ. Планировалось даже его участие в настоловании новоизбранного митрополита, намеченном на 28 октября.
Но на следующий день 25 октября к Синоду приехала Л.Д. Роснянская с несколькими своими сторонниками в сопровождении полицейских. Митрополит Виталий был увезён из здания Синода, в ночь на 26 октября его доставили в Преображенский мужской скит в Мансонвилле. 27 октября от имени Виталия было распространено «Чрезвычайное заявление», в котором говорилось, что митрополит Виталий снимает подпись «о своём добровольном уходе на покой и передаче моих полномочий архиепископу Лавру».
Этим шагом митрополит Виталий еще более усугубил церковную ситуацию на Родине и за рубежом.
Не признав избрания Лавра и решений собора, митрополит Виталий 1 ноября 2001 года в Спасо-Преображенском скиту в Мансонвилле при поддержке епископа Варнавы (Прокофьева), совершил хиротонию во епископы Сергия (Киндякова). Позднее, когда епископ Варнава покаялся и вернулся из раскола он сказал, что «хиротонию о. Сергия (Киндякова) он совершил единолично, лишь в присутствии Митрополита Виталия, который по состоянию здоровья не мог совершать литургию и участвовать в хиротонии».
В течение ноября 2001 года были совершены три новых архиерейских рукоположения. Под юрисдикцию митрополита Виталия перешла часть приходов РПЦЗ, отвергающих сближение с Московской Патриархией.
Новообразованная неканоническая юрисдикция получила название «Русской православной церкви в изгнании», но скоро название было изменено на «Русская Православная Церковь Заграницей». Для различения данной церковной группы от РПЦЗ митрополита Лавра стало применяться наименование РПЦЗ(В).
В ноябре 2004 году на Архиерейском Соборе РПЦЗ(В) было решено «за многолетнее возглавление Русской Православной Церкви Заграницей и более чем пятидесятилетнее служение в архиерейском сане почтить Митрополита Виталия званием „Блаженнейший“».
Скончался 25 сентября 2006 года в больнице канадского городка Мэйгог. Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви митрополит Лавр призвал совершать поминовение своего предшественника.
 
Митрополит Лавр
 
Митрополит Лавр (в миру Василий Шкурла) родился 1 января 1928 года в Ладомирове (нынешняя Чехословакия), в русифицированном варианте известное как Владомирово в так называемой Пряшевской Руси. Она представляла собой западную окраину прежней Угорской Руси, входившей до Первой Мировой войны в состав Австро-Венгерской империи.
Во время Второй Мировой войны, через Германию и Швейцарию, где будущий Владыка Лавр был облечен в подрясник, стал послушником и некоторое время был прислужником у митрополита Анастасия, в 1946 году он вместе с братией монастыря прибыл а Америку в новооснованный Свято-Троицкий монастырь в Джорданвиле (штат Нью Йорк).
В 1948 году в Свято-Троицком монастыре Владыка Виталий постригает молодого послушника в рясофор, через некоторое время - в монашество с именем Лавр, затем рукополагает в иеродиакона (1950), а в 1954 году - в иеромонаха.
В 1954 году иеромонах Лавр успешно закончил Свято-Троицкую Духовную Семинарию, стал преподавателем Ветхого Завета и Патрологии, которые вел до последних дней жизни.
В 1959 году иеромонах Лавр был возведен в сан игумена, а в следующем году, согласно решению митрополита Анастасия, он был назначен инспектором Семинарии. Одновременно, в течение ряда лет, он исполнял в монастыре послушания секретаря Духовного Собора и заведующего книжным складом и экспедицией монастыря.
12 августа 1967 года, согласно определению Священного Синода Русской Православной Зарубежной Церкви, состоялось наречение архимандрита Лавра во епископа. На следующий день, в воскресенье 13 августа, накануне Успенского поста, в соборном храме Знамения Божией Матери Курской-Коренной в Нью Йорке была совершена хиротония архимандрита Лавра во епископа Манхеттенского.
На послушании в Синоде Владыка Лавр провел 10 лет, будучи викарным архиереем, но его связь с монастырем никогда не прерывалась. Он постоянно ездил в Джорданвиль, по-прежнему читал лекции, а во время болезни архиепископа Аверкия, настоятеля монастыря, фактически управлял монастырем.
После кончины Владыки Аверкия братия монастыря единодушно избрала Владыку Лавра своим настоятелем.
20 октября 1981 года Указом Архиерейского Синода, на основании определения Собора Епископов, Владыка Лавр был возведен в сан архиепископа, 1 сентября 1984 года последовало решение Архиерейского Собора о предоставлении ему права ношения креста на клобуке. А вскоре он стал секретарем Архиерейского Синода, и это послушание он исполнял до времени, когда ему было суждено повлиять не только на положение Зарубежной Церкви, но и всей Русской Православной Церкви.
В период, когда Церковь в России была освобождена и, казалось бы, причин для продолжения политического по своей сути раскола больше нет, под прямым давлением митрополита Виталия, вместо воссоединения началась жестокая конфронтация. РПЦЗ открыла свои приходы в России и предъявляла все новые и новые претензии к РПЦ.
Архиепископ Лавр меж тем с жадностью впитывал новости из России и оказывал тихую поддержку тем силам в РПЦЗ, которые выступали против антимосковской «генеральной линии», подвергаясь порой настоящему общественному террору.
В 90-е годы архиепископ Лавр совершил несколько тайных поездок по России - в одежде простого иеромонаха, не объявляя о своем приезде в тот или иной монастырь или храм.
На Архиерейском Соборе 2000 года, в связи с уходом на покой митрополита Виталия (Устинова), Владыка Лавр был избран новым Первоиерархом Зарубежной Церкви. С этих пор миссия Владыки поднимается на несравненно более высокий уровень.
В 2001 году митрополит Виталий, ушедший по состоянию здоровья на покой, объявил, что был принужден это сделать под давлением. В итоге возник раскол - один из многих в РПЦЗ, сопутствовавших воссоединению основной ее части с Московским Патриархатом.
В ноябре 2003 года состоялась встреча митрополита Лавра с президентом России В. Путиным в Нью Йорке, а затем – с Патриархом Алексием II в Москве. Эти личные встречи положили начало официальному диалогу Московской Патриархии и Зарубежной Церкви. Были образованы синодальные комиссии, которые на протяжении нескольких лет работали над многочисленными вопросами по взаимоотношениям обеих Церквей.
По свидетельству участников переговорного процесса, несколько раз переговоры были на грани срыва - настолько различен был опыт и подходы у двух частей Русской Церкви. Когда перспектива воссоединения стала ясно прорисовываться, в РПЦЗ усилились брожения. Многие были не согласны с церковной политикой митрополита Лавра. Но благодаря мирному духу, который отмечают все встречавшиеся хоть раз с митрополитом Лавром, число отколовшихся приходов удалось свести к нескольким десяткам, и ограничить главным образом территорией бывшего Советского Союза, где люди приходили в РПЦЗ в основном из оппозиции официальной Церкви.
17 мая 2007 года в Москве был подписан Акт о восстановлении канонического общения между Церковью на Родине и за рубежом, который положил конец трагическому разделению русского народа в 20-м веке. Закончился почти 90-летний период противостояния двух родных частей Русской Православной Церкви. И несомненная заслуга в этом именно Владыки Лавра.
Митрополит Лавр тихо скончался 16 марта 2008 в своем скиту в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле (штат Нью-Йорк).
Незадолго до кончины митрополит Лавр был удостоен премии «Соотечественник года», которую вручил ему мэр Москвы Ю. Лужков.
По уставу РПЦЗ, Первоиерарх избирается на Архиерейском Соборе, и каждый из 11 имевшихся на это время в Зарубежной Церкви архиереев мог быть кандидатом.
Согласно подписанному год назад Акту о каноническом общении, избранный Первоиерарх подлежит утверждению Патриархом Московским и всея Руси. Временным главой РПЦЗ по смерти митрополита Лавра стал его первый заместитель, архиепископ Сиднейский и Австролийско-Новозелан-дский Иларион (Капрал). Его же, как человека наиболее близкого митро-политу Лавру по духу и взглядам, в РПЦЗ с самого начала называли наиболее вероятным преемником митрополита Лавра. Другой возможный претендент был архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский Марк (Арндт).
На внеочередном Архиерейском Соборе Зарубежной Церкви Первоиерархом был избран архиепископ Иларион. Вскоре после избрания архиепископа Илариона Первоиерархом Зарубежной Церкви в Москве скончался Патриарх Алексий II. И впервые за всю историю Зарубежной Церкви Глава Зарубежной Церкви митрополит Иларион присутствовал и молился на погребении Патриарха Московского и всея Руси.
 
Митрополит Иларион
 
Митрополит Иларион (в миру Игорь Алексеевич Капрал) родился 6 января 1948 года в Спирит-Ривер (Канада) в семье эмигрантов из Украины. В 1967-1972 годах обучался в Свято-Троицкой духовной семинарии в Джорданвилле (США). С 1974 года – монах, с 1976 года – иеромонах, с 1984 года – епископ. Возглавлял Восточно-Американскую епархию РПЦЗ, в 1996 году переведен на кафедру в Сиднее (Австралия). С 2006 года – первый заместитель председателя Архиерейского Синода РПЦЗ, с 2008 года – Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви.
 
 
ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
 
КАНОНЫ или Книга Правил Святых Апостол, Святых Соборов Вселенских и Поместных и святых Отец с алфавитным указателем для облегчения нахождения нужного правила. Изд. второе полное. Изд. Братс- тва преп. Иова Почаевского в Монреале, Канада, Русской Православной Зарубежной Церкви. 1974.
ПРАВИЛА Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского. т. 1. СП6., 1911; т. 2. СП6., 1912.
«Акты святейшего Патриарха Московского и всей России. Позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943. Сборник в двух частях. Сост. М. Губонин. М., 1994.
Андреев И., проф. Благодатна ли советская церковь? Джорданвиль, 1948.
Андреев И.М., проф. Краткий обзор истории Русской Церкви от революции до наших дней. Типография пр. Иова Почаевского в св. Троицком монастыре. 1952.
«Блаженный Иоанн Чудотворец». Москва, 1993 г. Издательство «Русский Паломник».
Булгаков С., свящ. Настольная книга...
Виталий (Максименко), архиеп. Мотивы моей жизни.
Григорий (Граббе), еп. «Правда о Русской Церкви на родине и за рубежом. Джорданвиль, 1989.
«Деяния Русского Всезаграничного Собора». 1922.
Евлогий, митроп. Воспоминания, изложенные по его рассказам Т. Манухиной. Париж, 1947.
Евлогий, митроп.  «Путь моей жизни».
Елевферий, митроп. Мой ответ митрополиту Антонию. Париж, 1935.
Елевферий, митроп. Соборность Церкви. Божие и Кесарево. Париж, 1938.
Елевферий, митроп. Неделя в Патриархии (Впечатления и наблюдения от поездки в Москву). Православное Издательство. Русская типография им. о. Иоанна Кронштадтского. Париж, 1933.
Иоанн, митроп. С.-Петербургский и Ладожский. Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-годов ХХ столетия — григорианский, ярославский, иосифлянский, викторианский и другие, их особенности и история. Изд. второе, дополненное. Сортавала, 1993.
Кандидов Б. Церковь и гражданская война на юге России.
Каноническое положение Православной Русской Церкви заграницей. Изд. Епархиального Управления Западно-Европейского Митрополичьего Округа. Париж, 1927.
Косик В.И. Русская Церковь в Югославии (20-40-е гг. ХХ века). М., 2000.
Никон (Рклицкий) еп. «Жизнеописание Блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галинского». Тт. 1-10. Нью-Йорк, 1959-1962.
«Обвинительное заключение по делу б. Патриарха Тихона...». М., 1923.
Письма м. Антония.
Польский М., прот. Каноническое положение высшей церковной власти в СССР и заграницей. Типография пр. Иова Почаевского в св. Троицком монастыре. 1948.
Польский, Новые мученики российские, 1949, т. 1-2. Джорданвиль
Рар Глеб (А. Ветров). Плененная Церковь. «Посев», 1954.
Регельсон Лев. Трагедия Русской Церкви. 1917-1945. Париж, 1977.
«Российское Единство». 1965, 1966, 1967, 1970.
Русак В. История Российской Церкви. США, 1993.
Русская Православная Церковь в СССР. Сборник. Изд-во Центрального Объединения Политических эмигрантов из СССР (ЦОПЭ). Мюнхен, 1962.
Стратонов Иринарх, проф. «Документы Патриаршей Церкви последнего времени». «Церковный Вестник», 1928, № 14.
“Только сим победиши анти-христов!”. Сборник.
Троицкий С., проф. О неправде карловацкого раскола. Разбор книги прот. М. Польского «Каноническое положение высшей церковной власти в СССР и заграницей Париж, 1960.
Троицкий С.В. Правовое положение Русской Церкви в Югославии. Белград, 1940.
Троицкий С., проф. Размежевание или раскол. ИМКА-ПРЕСС, Париж, 1932.
Шавельский о. Георгий. «Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота». Т. 1. Изд-во имени Чехова. Нью-Йорк, 1954).
Шкаровский М. Нацистская Германия и Православная Церковь: Нацистская политика в отношении Православной Церкви и религиозное возрождение на оккупированной территории СССР. — М.: Крутицкое Патриаршее Подворье: общество любителей церковной истории, 2002.
Юрин А. «Под маской религии». ОГИЗ. Госуд. антирелиг, изд-во. М., 1939.
Imperial Agent. The Goleniewski-Romanov Case by Guy Richards. The Devrin-Adair Co., New York, 1966