Канонические основы РПЦЗ
436  Брук (белорус.) – камень.
437 «Российское Единство». 1967, № 33
438 «Российское Единство». 1967, № 33, с. 26
439 Правило Антиохийского Собора, 18.
440
Толкование Вальсамона на это правило в Афинской Синтагме, т. II, стр. 389-391; Троицкий, стр. 98
441 Польский, стр. 113
442 Польский, стр. 115
443 Евлогий, с. 7.
444 «Каноническое положение Православной Русской Церкви заграницей», Париж, 1927, стр. 37
445  «Канонич. положение..., стр. 10
446 Епископ Никодим, т. 1, с. 105.
447 Канонич. положение.., стр. 36
448 Канонич. положение.., стр. 45.
449 Канонич. положение... стр. 16.
450 ЦВ, 1922, г. № 1, с. 11
451 Толкование Вальсамона на это правило. Афинская Синтагма, 11, 46. См. Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа далматинско Истрийского, т. 1, с. 100
452 Аф. синт., II, 171. Никодим, с. 70

       Общая картина
 
И нам, в далекой от Нью-Йорка Франции становится известно, что на верхах управления нашей Зарубежной Соборной Церковью, а следовательно и в епархиях и приходах появились язвы, делающие всю Церковь больной, но что эти болезни необходимо устранить, чтобы не нажить худшего. Поэтому считаю своим нравственным долгом, как православный верующий христианин, возвысить свой голос о том, чтобы и другие верующие, ревнующие о Правде Божией и Истине, вспомнили бы грозное наставление св. апостола Павла: “Блюдите како опасно ходите” (Ефес. гл. 5, ст. 15), и с полным вниманием и чувством ответственности вникнули бы в те грозные факты, которые ныне со всей достоверностью выявились и внедрились в нашей Зарубежной Церкви, но пренебрегаются нашими архипастырями: как понять коренящуюся привычку скрывать, замалчивать и оправдывать личные страсти некоторых из наших современных архиереев?
Вот, например, - можно ли считать за благодатного архиерея еп. Нафанаила, который нам всем здесь, во Франции, хорошо и горько известен, как позор нашей Церкви, так как успел прижить двоих сыновей, ныне живущих где-то около Сан Франциска (Калифорния, США) со своей матерью, чем преступил лет 20 назад 25-е Апостолькое правило, гласящее:
“Епископ или пресвитер, или диакон, в блудодеянии, или в клятвопреступлении, или в татьбе обличенный, да будет извержен от священного чина, но да не будет отлучен от общения церковного. Ибо писание глаголет: не отмстиши дважды за едино. Такожде и прочии причетники”.
А дальше, - стоило только появиться нашему первоиерарху (оба они из Харбина), как оказалось, что еп. Нафанаил уже пастыреначальник-насто-ятель монастыря под Мюнхеном (Германия), и духовный руководитель монашествующих.
Бедные монахи! С кого они будут брать пример достойного благочестия?... Такого опытного руководителя выбрал первоиерарх, чтобы учить молодежь. Чему?
Кстати сказать, с молодежью еп. Нафанаил знаком по “ИМКА”, в которой он имеет такой вес, что даже вопреки неоднократным запретительным постановлениям Соборов епископов Заруб. Церкви относительно вступления русских в ИМКА, сумел вынудить у Синода благословение на “русскую ИМКА”.
Куда же дальше идти?
И еще: все зарубежники были весьма взбудоражены венчанием на квартире протопресвитером Граббе чекиста-самозванца, и до предельности угнетены странным отношением к делу самого первоиерарха, когда уж после всего известного допустил протопр. Граббе сослужение ему панихиды по убиенном мученике-Цесаревиче Алексие.
Так что у протопресвитера теперь оказалось два Цесаревича: убиенный и тот, которого он венчал. А ведь это оскорбление всех царственных мучеников, которых видим на иконе “Всех святых в земле Российской просиявших” и ожидающих прославления.
Не кощунство ли?
Нельзя обойти молчанием и еще одно прискорбное явление: среди нашего епископата появились больные, зараженные духом любоначалия и стремящиеся к первенству; вот, например, не так давно на пост первоиерарха были выставлены две кандидатуры, одна покойного ныне архиепископа Иоанна, а другая архиепископа Никона. И что же? - архиепископ Иоанн очутился на скамье подсудимых, будучи великим молитвенником, и Синод даже делегировал на суд (гражданский, американский!) протопр. Граббе в качестве обвинителя, чтобы Владыку, которого мы тоже отлично знаем и почитали и почитаем, очернить перед народом... И мало того, есть архиереи, содействующие в этом направлении.
Вследствие этого выявилось и еще одно прискорбное явление, которое с очевидностью показало, что некоторые архиереи занимаются политикой, и что это уже перешло в гласность, - появились в журналах фотографии архиерея в среде политических деятелей. А дальше? - может быть вскоре среди архиереев появится и партийность, - вот уже налицо и церковный раскол.
Итак, может ли быть в истинной Церкви Кафолической более уродливое и противное канонам явление, как епископ, занимающийся чем-то другим, чисто-мирскими делами, к славе Божией и делу спасения душ никакого отношения не имеющими. Нам, мирянам, даже слушать все это становится жутко.
Да умудрит же Господь, чтобы предстоящий Собор епископов не по семейному, а со страхом Божиим рассмотрел все наши язвы и оградил бы Церковь Божию от вошедших в ограду церковную волков в овечьей шкуре, какого бы высокого звания они ни были.
Да не подумают соотечественники, по какому праву я так ополчился? Отвечу: мы, простые миряне, - не простые обыватели, а всегда чувствовали и чувствуем себя третьей и последней составной частью Христовой Соборной и Апостольской Церкви, и обойтись без нас при решении на Соборах епископов дел, касающихся всей Церкви, немыслимо; однако с 1938 года архиереи управляют Церковью без участия на периодических Соборах клириков и мирян, то есть, народа, чего с древнейших времен никогда не было, ибо несвойственно Соборной Церкви Православной.
И это совсем напрасно, потому что происходит неполезный отрыв одних от других, нарождается разномыслие, а затем и споры между трех частей Церкви, то есть нарушается единомыслие во славу Божию, как то и сказано в 34-м Апостольском правиле.
Поэтому скажем, что же говорит слово Божие? - Соборность выражает собою то понимание существа истинной Церкви Христовой, которое в ряде своих посланий излагает св. апостол Павел, уча о Церкви, как о Теле Христовом, Глава которого - Сам Христос, а все мы, верующие, - члены (см. 1 Кор. гл. 12, ст. 12-28; Ефес. гл. 1, ст. 22-23; Ефес. гл. 4, ст. 4-16; Колос, гл. 1. ст. 18-29; Колос, гл. 2. ст. 10-20).
И еще: пламенный ревнитель епископской власти, св. Киприан Карфагенский так пишет пресвитерам и диаконам: с самого начала епископства моего я положил за правило: ничего не делать по одному моему усмотрению без совета вашего и без согласия народа (см. 34-е Апостольское правило).
И еще: В Окружном Послании Восточных Патриархов 1848-го года говорится, что хранителем благочестия у нас, т.е. у православных есть само тело церковное, т.е. народ.
Итак, братие, считаете ли вы своим долгом благочестия и верности поднять свой голос к архипастырям и напомнить им о долге и данной присяге перед Господом - управлять Церковью по учению святых Апостолов, руководствуясь священными канонами нерушимо и во славу Божию?
Февраль 1967 г. Франция. Петр Скуратов».
 
* * *
 
О нравах в среде синодального руководства Зарубежной Церкви весьма выразительно пишет архиепископ Афанасий в письме к одному из своих близких священнослужителей, прот. Митрофану Зноско:
«Сердечно благодарю Вас за письма с информацией о наших синодальных делах. Я лично убедился, что в этом учреждении не все благополучно. Там хозяин о. Георгий Граббе, который проводит свою линию в своих интересах.
Он творец белградской партии в делах управления Зарубежной Церковью. Вы, как белградец, могли бы в нее быть включены, как сделали это с о. Молчановым. Савва, архиепископ, не подошел к ним и они его шельмуют, а с ним вместе и меня, потому что много я испортил крови им своими выступлениями на Соборе и Синоде.
Владыка Савва был на моей стороне. Это давало нам возможность смело действовать. Неверно думать или полагать, что я действовал под диктовку владыки Саввы. Но он всегда был согласен со мною. Идеи давал я, а он меня поддерживал, а Никон, который держал нос по ветру, для виду в Синоде присоединился к нам.
Таким образом, у нас все проходило гладко. Архиеп. Савва и я уехали и в Синоде возвратились к старому. Я это предвидел, и всем говорил. Но ничего нельзя сделать. Там теперь Филофей, но Вы знаете его. Он хитер и будет держать той стороны, где будут более сильные, т.е. на стороне Серафима-Граббе-Никона, а не на стороне Аверкия.
Что нас с архиеп. Саввой обк... не удивительно. Потому что мы их беззакония разоблачили, и сделали мы это впервые. До нас никто этого не делал и никто ничего не знал. Теперь надо им себя оправдать и сделать нас кретинами.
А кроме того, надо непременно им повредить в репутации архиеп. Саввы, чтобы чего доброго не проскочил он в митрополиты. Этого, пожалуй, там теперь и бояться. Но владыка Савва может повернуть курс на 100% и в другую сторону.
Ваши письма, которые Вы писали архиереям, а мне присылали в копиях, великолепны. Вы смело возвысили голос и спаси Вас Господь за это. Кому-то нужно же действовать в защиту правды. Нужно Синод и Зарубежную Церковь спасать от развала и распутинщины.
Этот Собор Епископов оставил у меня печальные воспоминания. “Изволися Духу Святому и нам” в нашем Соборе не было. Показательным на Соборе было и то, что вопреки повсеместному обычаю, у нас на столе во время заседаний не было ни креста, ни евангелия. Ставили в углу икону Божией Матери Курской-Коренной, но ее присутствие никто не замечал.
Этот Собор был заседанием простых духовных бородатых и долговолосых батюшек, похожий на наши на родине благочиннические соборики. Поэтому на заседаниях Собора допускались аргументы до взаимного оскорбления включительно, споры с ненавистью и злобою.
Из этого Собора я вынес впечатление, что между архиереями нет любви, что некоторые из них просто нетерпеливы к инакомыслящим, ложь и лицемерие в этом духовном обществе, а в канцелярии искажение протоколов, постановлений, пропуски в протоколах важных постановлений, но не угодных Правителю Дел Синодальных и проч.
Вопреки практике прошлых Соборов, в этом не подписывали архиереи протоколов и не прислали копии их каждому архиерею. Мы совершенно не знаем, что в этих протоколах написано, хотя их читали на Соборе, требовали исправлений, но мы не знаем, исправлены ли.
Но на искажениях поймали случайно во время Синода. То же и с синодальными протоколами. Синод обсуждал, решал и постановлял, а в протоколе не записано и даже самого протокола не было. Такой случай был.
Вот видите, дорогой о. М., как правится в нашем Синоде. Все, что хотите, только не «право правити». Написал и наболтал я Вам много и прошу прощения. Меня не выдавайте, а то съедят даже с кишками и содержимым в них. Ведь я самый беззащитный и меня легко слопать.
Обратите внимание, как ловко разделались с нами, пришельцами в Зарубежную Церковь: архиеп. П. съели и в Москву загнали, архиеп. Фил. скомпрометировали в Висбадене и судить хотели в 1951 г., но смилостивились и в Гамбург назначили, оставив его с подмоченной репутацией и этим его обезоружили. Ходу ему уже не дадут. Архиеп. Стефан имеет 90 лет и он не опасен. Остался Афанасий, но и того пытались в Австралии съесть и обезоружить. Архиеп. Леонтий не в фаворе и в данный момент, но он хамелеон, ему пообещают, его используют и выбросят на брук. 436
Уже раз его использовали, когда в 1959 году во время Собора “командировали” его уговаривать графиню принять монашество, чтобы открыть карьеру к епископству о. Граббе. Тогда графиня наотрез отказалась. Но это было.
Поэтому теперь Л. могут использовать в других важных делах. Я его опасаюсь, ибо он без определенной линии и в любой момент подведет. Случаи такие мне известны из прошлого.
Остальные архиереи умерли. Пришлые архиереи в свое время на ноги поставили Синод и Зарубежную Церковь своим объединением в 1945-46 гг., можно сказать подняли из развалин. Тогда мы нужны были, тот же самый Пан., а когда этот период окончился, когда окрепли и стали на ноги, тогда мы больше не нужны: “одни белорусы, видите ли, не в вполне русские, а другие с украинским душком - и те, и другие не наши”. Время проходит и все меняется.
Жду Вашего письма... Сердечный и братский мой привет Вам и Вашей семье и наилучшие пожелания.
Братски лобызаю Вас и благожелаю, архиеп. Афанасий».
 
Открытое письмо
 
«Председателю Собора епископов
Русской Зарубежной Церкви Митрополиту Филарету
Ваше Высокопреосвященство!
“Не Богу, мамане всяк больше служит, не о душе, о кармане больше радуют... Воистину, как древле Израиль в Синайской пустыне сотвориша тельца из злата литого и рекоша: сей есть бог”
(Мельников-Печер. “В лесах”).
Имею дерзновение еще раз обратиться в этом открытом письме к Вам, Владыка, ввиду того, что Вы изволили 28-го мая в зале пресвитерианского прихода гор. Нью Йорка в нервной речи, вроде истерического вопля, поведать разнообразной публике о том, что Архиерейский Собор “работает в чрезвычайно тяжелой обстановке, он заливается потоками грязи” («Наша Страна»№ 6-904).
Это видимо касается и меня, т.к. я неоднократно Вам писал от имени Общества “Обозрение Света и Тьмы” и от своего имени о печали, скорби и возмущении православных деяниями некоторых архиереев, которые наносят позорное пятно на нашу Зарубежную Церковь, вследствие чего многие отходят от Церкви. Вы ищете поддержку от смертных людей, а мы - грешные чада Божий - от Господа Бога, просим Его помощи и защиты от тех сатанистов в архиерейских мантиях, которые втихомолку носят Фригийский Колпак и масонский фартук, и разрушают Православную нашу Церковь и веру. Вы, Ваше Высокопреосвященство, говорите неправду – не “Архиерейский Собор заливается потоками грязи”, а благовонными маслами обмазался наш Синод, получив 38.000 долларов от Секретной Американской Разведки (С.I.А.), которая для маскировки себя, передала через еврейскую организацию “Баирд”, согласно сообщению америк. газеты “Нью Йорк Тайме” от 19 февр. 1967 г. и сообщению в журнале “Ньюсвикс”. Пока нам неизвестно, какие еще суммы были переданы Синоду? На свете тайн никаких нет. Для какой цели были получены Синодом 38.000 долларов, от выше названного учреждения, т.к. от сотворения мира никому, нигде и никогда даром денег не давали. Какие услуги купленный Синод оказал этой американской разведке? Получили эти деньги только Вы, Владыка, или были по братски разделены между членами Синода? И укажите имена Владык, получивших это вознаграждение за оказанные услуги С.I.А. Не стесняйтесь, Владыка, Вы отлично знаете, что все эти наши вопросы суть “гласы вопиющих в пустыне”. Масонское умолчание...
Самозванец Голеневский издал книгу на английском языке, в которой сказано, что он представил в Синод меморандум на 32 стр. и “документы” и что по рассмотрению Вашему и арх. Никона, Вы дали разрешение Граббе его венчать. Это правда, т.к. Вы ограничились лишь запрещением Граббе в будущем совершать браки, вместо того, чтобы снять с него рясу, потому что в этом кашмарно-грязном деле замешаны и Вы - Председатель Собора Епископов!!! Позор!!!
Теперь понятно и его новое назначение – для “внешних сношений”... с мертвецами, самозванцами и продажными подлецами. Нам - мирянам приходится краснеть за Ваше фригийское и харбинское окружение, когда нам говорят “евлогианцы” и из других, так называемых, юрисдикций о “акробациях” Г. Граббе и некоторых “господ” в архиерейских мантиях, и от некоторых о том, что мы не “Зарубежная Церковь”, а “юрисдикция Филарета”. А позвольте, Ваше Преосвященство, вопросить Вас - грязь или благовонное масло содержание письма архиеп. Серафима Чикагского к Митрополиту Анастасию, в котором сей “праведник Чикагский” просил Первоиерарха снять мантии и выгнать вон архиеп. Аверкия и архиеп. Иоанна Сан Францисского (Шанхайского)?! Но главное то, как могло это мерзопакостное письмо Серафима попасть на страницы газеты “Новая Заря”?! Ныне и без гадания все ясно, как Божий день. Называется ли это “добрый пастырь”, о котором Вы нас, мирян, наставляете текстами из Священного Писания? Господь Бог наш Иисус Христос спаси и защити нас от таких “Добрых пастырей”!
Необходимо еще упомянуть об одном “добром пастыре” - известном епископе “Дон-Жуане” Нафанаиле. Пожалуй, придется с Вами, Владыка, согласиться - сей “пастырь” масон Нафанаил так пасет свое стадо, что “овечки” его почти ежегодно увеличивают народонаселение земного шара. Он вероятно против пилюль “антибеби”, приятно все таки носить два титула “папаши” и “епископа”. Он отец двух сыновей Сережи и Коли, об остальных рожденных им детях - нам не известно. В своем докладе 28-го мая Вы, Владыка, часто ссылаетесь на Св. Писание, позвольте и мне Вам указать на одно из сказаний Св. Кирилла Иерусалимского: “Знаешь признаки Антихристовы - не сам один помни их, но всем сообщай щедро”. Вот эти “признаки” и завелись среди некоторых “персон” в архиерейских мантиях, то есть верноподданные самого Люцифера.
Знаменитая брошюра, под названием “Только сим (нарисован крест) победиши Антихристов!” (“Долой Зло”, 1967 г.) заслуживает большого внимания и благодарности издатель-ству и редактору. К нашему несчастию многие наши православные соотечественники обретаются в “летаргическом сне”. Но, слава Богу, есть признаки пробуждения и в этом заслуга этой брошюры. Императорскую Св. Русь разрушили верхи: знать титулованная и не титулованная, изменники генералы и продажная социал-“ученая” интеллигенция. То же самое мы видим и в нашей Русской Православной Церкви, т.е. разрушают ее верхи: родились по воле масонской какие-то “юрисдикции” во главе с митрополитами-масонами, архиепископами тоже масонами с зависящими от них священниками. В нашу Зарубежную Церковь влезли, как клопы, в достаточном числе братья масоны, которые, что хотят, то и делают. А когда истинные православные верующие миряне указывают “рясоносцам” на их сатанинские деяния, то Вы имели смелость, Владыка, сказать, что “епископат обливают потоками грязи”.
Нет, Владыка! Ваше окружение обмазалось грязью и Вас обмазывает. Нам известны архиереи и не один, а также и священники, которые осуждают “Обновленчество” и прообраз Папы Римского – “непогрешимого”, которого Вы хотите изображать. На мою жизнь было три раза покушений со стороны темных сил. Смерти я не боюсь. Боюсь Суда Божиего, которого Вы, Ваше Высокопреосвященство - не боитесь. – “Ей, гряди Господи Иисусе!”. Вл. М. Иогансен»  437   
 
«Итоги работы одного Собора» (1967 года)
1) Из положительныю деяний Собора можно отметить только одно - это отмена признания коммунистической сербской Церкви Рклицким канонической, а свободную сербскую Церковь в Зарубежьи - неканонической. Это и все, что Собор сделал нужного для нашей Зарубежной Церкви, сняв с нее это большевитское и позорное пятно. Так как Собор больше положительного для Зарубежной Церкви не сделал, то перейдем к тому, что он должен был сделать, чтобы снять с Зарубежной Церкви те многочисленные позорные пятна, которыми Рклицкий осквернил Церковь и стремился ее уничтожить.
2) Не изверг из нашей Церкви развратника и масона епископа Нафанаила, несмотря на то, что наши иерархи давно должны были сделать согласно Св. Канонов. Для чего Рклицкий его прячет от наказания, совершенно непонятно. Незаконную семью еп. Нафанаила посылает в Сан Франциска к другому масону - арх. Иоанну Шаховскому, самого Нафанаила прячет в приходе в Берлине, а теперь в Мюнхене, в монастыре св. Иова и даже делает его настоятелем этого монастыря. А сам Нафанаил продолжает там развратничать, но осторожно, меняя свои объекты весьма часто, чтобы не обзаводиться многочисленными семьями. Для чего все это Рклицкий делает? Узаконивает Рклицкий Собором в нашей Церкви блуд и обновленчество по непонятным причинам, перечислим:
Блуд епископа Нафанаила,
Блуд арх. Антония Лос Анжелосского, в Иерусалиме при Гробе Господнем.
Блуд митрофорного протоиерея Евгения Селецкого и
Блуд архимандрита Антония (Граббе) в Синодальном доме, вблизи покоев митрополита Филарета.
Почему же Собор ничего не предпринимает, чтобы прекратить этот разврат в Зарубежной Церкви? Ведь Св. Каноны и апостольские правила говорят, что эти священнослужители должны быть извергнуты из Церкви и священнослужители им потворствующие (целый Архиерейский Собор) тоже, т.е. с них всех должен быть снят сан. Почему же Собор этого наконец не сделал? Почему Рклицкий замазывает этот блуд в нашей Церкви, который сам и ввел в Церковь? Почему это позорнейшее пятно на нашей Церкви не смыл этот собор?
3) Дело протопресвитера графа Г. Граббе. Венчание самозванца и советского сексота М. Голиневского с его сожительницей под именем мученически убитого большевиками Наследника Цесаревича и Великого Князя Алексея Николаевича и выдача подложного церковного документа. Почему Собор не расследовал этого гнусного подлога священнослужителя? Ведь Граббе нарушил Закон Божий - лжесвидетельствовал перед Богом. Признал наследником русского престола заведомого самозванца вместо убиенного Цесаревича Алексея.
Предал Дом Романовых и кощунствовал над мученической кончиной Государя Императора Николая Александровича и над Его Августейшей Семьей и выдал заведомо фальшивый церковный документ тому же самозванцу. Как отнеслись наши иерархи к небывалому позорному пятну на нашу Церковь, замазанную этим пятном протопресвитером Г. графом Граббе.
А вот как: Граббе - служитель алтаря лжесвидетельствовал перед Богом, а архиереи нападают не на преступника, преступившего Закон Божий, а на мирян за то, что они возмутились этим преступлением Граббе. Это одно из больших пятен, которое наложил Граббе на Зарубежную Церковь и особенно на митрополита и Собор. Это очень большое позорное пятно также набросил Граббе на национальную Россию и Собор 1967 г. этого даже не заметил. Почему же Собор не стер с Зарубежной Церкви этого пятна? Почему?
Такое поведение наших владык подрывает престиж иерархии и оскорбляет весь русский народ. А Митрополит сказал: “это совершенно пустое дело по существу”; так бы ни один митрополит-патриот никогда не сказал. А по понятиям православного христианина, лжесвидетельство перед людьми – тяжкий грех, а перед Богом - кощунство. Кто из иерархов или иереев может это опровергнуть? Только честное расследование Собором, с наложением наказания по канонам и законам Церкви на Граббе может очистить Зарубежную Церковь от этого подлого пятна. Почему же наши иерархи не сделали этого, собранные на Собор?
4) “Положением о Всероссийской Церкви”, утвержденным Всероссийским Поместным Собором 1917-1918-го годов и одобренное Патриархом-мучеником Тихоном, введена соборность во всей Русской Православной Церкви. Архиерейский Собор 1967 г. отменил эту соборность, утвердив “Положение о Русской Церкви за границей”, где проводится диктатура епископов - для епископов “Никоновского Прокоммунистического Треста” и его вождя Рклицкого.
Этим Собор отрекся от вековой Апостольской Церкви и превратил Зарубежную Церковь в какую-то православную секту, ничего общего с Всероссийской 2000-летней Православной не имеющей и вместо поддержки этой мученицы-Церкви в России, превратилась в помощницу большевиков и только потому, что это диктаторство нужно только одному Рклицкому. Никто эту подлую работу не может исправить, даже Митрополит Филарет, ибо он полностью находится в руках Рклицкого.
Рклицкий же боится всякой Соборности, ибо, если бы эта соборность существовала, то давно бы не существовал “Никоновский прокоммунистический Трест” и Зарубежная Церковь, вела мирно и спокойно свою миссию, предназначенную Ей Господом Богом. Так Архиерейский Собор, лишенный законной Соборности, лишил Зарубежную Церковь преемственности от Апостолов и создал новую православную секту во главе с подлым вором, безбожником и предтечей Антихриста Рклицким. Зачем “Архиерейский Собор 1967 года” это сделал???
Зачем Собор всю власть в Зарубежной Церкви передал в руки предтечи Антихриста - Арх. Никону Вашингтонскому и Флоридскому. Ведь этим принятием “Положения о Русской Церкви за границей”, которое выработал сам Рклицкий и которое несколько раз отвергалось Епархиальным съездом Восточно-Американской Епархии, Собор вывел Зарубежную Церковь из канонического подчинения “Поместному Русскому Собору в Мос-кве”, в 1917-18 гг. под председательством Патриарха Тихона.
5) Почему Собор не расследовал невероятный и постыдный раскол в Западно-Американской Церкви, вызванный Рклицким, только для того, чтобы свергнуть праведника арх. Иоанна (Максимовича) с Сан Францисской кафедры и посадить на нее двойного убийцу и развратника у Гроба Господня - арх. Антония Сенкевича. А затем в этом подлом расколе Рклицкий начал обвинять праведника арх. Иоанна Максимовича и его травить.
О этой травле и об этом расколе можно прочесть в газете “Русская Жизнь” того времени. Ведь Рклицкий сам присутствовал и руководил им сфабриковынным “собранием” вместе с членом “Синода” арх. Виталием Канадским, ведь Рклицкий сам посадил арх. Иоанна на скамью подсудимых в гражданском суде гор. Сан Франциска, как уголовного преступника, сам посылал лже свидетелей от Синода графа Г. Граббе и того же Виталия и, наконец, без ведома митрополита Анастасия, но от его имени  послал телеграмму в этот гражданский суд, что арх. Иоанн Максимович виновен по церковным законам.
А ведь все совершенные преступления Рклицким в этом деле не только наказуемы по церковным законам и Св. Канонам, но и по законам страны, где мы живем. И вместо наказания Рклицкому за все эти подлые преступления, “Собор” наградил брильянтовым крестом на клобук, вместо того чтобы его наградить “бубновым тузом” на его мантию. Это одно из доказательств, что “Собор 1967 г.” состоял из нечестных людей, во главе с митрополитом Филаретом. Честные же люди произвели бы самое нейтральное и детальное расследование и тогда бы они могли вынести свой справедливый приговор обязательный для всех.
А благодаря тому, что “Собор” пошел по стопам Рклицкого и могло получиться кощунство, созданное Собором, что преступнику и предтече Антихриста был пожалован крест, на котором был распят Иисус Христос. Расследование не было сделано и этим все иерархи изменили присяге, когда они посвящались в сан епископа. Что же теперь получилось, как результат деяний этого “Никоновского лже-Собора”.
Первое - игнорирование Зарубежной Церковью постановлений “Поместного Русского Собора” в Москве и образование из Зарубежной Церкви секты, не признающей Соборности в Заруб. Церкви.
Второе - Уничтожение “Символа Веры”, которого Зар. Церковь не имеет права употреблять в своих богослужениях.
В “Символе Веры” сказано (9-й член) “(Верю) во едину, святую, соборную и апостольскую Церковь” ибо Зар. Церковь больше не является ни единой, ни святой, ни соборной и ни апостольской Церковью.
В третих - был уничтожен Синод Зарубежной Церкви, потому что никоновский Синод, созданный Собором, состоит из митрополита, Рклицкого и не считая одного непостоянного члена - епископа, вызываемого из-за границ США, который будет поддерживать Рклицкого.
Все праведники епископы будут устранены от участия в Синоде и в действительности Рклицкий при помощи Собора стал диктатором в Зар. Церкви (митрополит Рклицкому подчинен) и Собор открыл широко двери в бывшую Зар. Церковь предтечи антихриста - Рклицкому.
6) Почему “Собор” не расследовал дела о получении Рклицким и Граббе 38.000 долларов от американской разведки (Си Ай Эй) для собственных нужд под видом получения этих денег для Зар. Церкви? Кто уполномочил их на получение этих денег? Эти деньги нигде в Зарубежной Церкви не были заприходованы и нет отчета по их израсходованию. Назначенная комиссия (кем?) из самого Никона и Виталия Канадского донесла коротко и не ясно, что ”все в порядке”. Что “в порядке” - правильное поступление этих денег в карманы Никона и Граббе или эти деньги Никон и Граббе “правильно” их между собой разделили?
Ведь этим замалчиванием Собор преступления Никона и Граббе подводит Зар. Церковь под власть “Си Ай Эй”, а тысячелетиями известно, что власть над православной Церковью имеет только один Господь Вседержитель. Кроме того “Собор” поощряет воровство в Зар. Церкви, что противно заповеди Божией (8 заповедь “Не укради”). Это воровство известно не только в Зар. Церкви, но и вне Ее пределов - в русской и американской прессе, а “Собор” не пожелал наказать воров и тем очистить Зар. Церковь от подозрений, что она сама участвует в этой краже. Чистота и престиж Зар. Церкви не так важны, по мнению Владык, как сокрытие и замазывание преступления этих двух “никоновцев”.
И получается совсем дико: для верующего кража - грех, а для пастырей Христова стада - не грех. Вот до чего доработался “Собор”, подчинившись вору и мошеннику - арх. Никону Вашингтонскому и Флоридскому (Рклицкому). Поддержка Митрополитом и “Собором” преступный “Никоновский Прокоммунистический Трест”, только позволяет Рклицкому и его “Тресту”, чувствуя свою полную безнаказанность, распоясываться и совершать дальнейшие, более серьезные преступления в Церкви и вне Ея и компрометировать Митрополита, который бессилен и не может покончить эту преступность Рклицкого и его “Треста” в Церкви.
После выбора митрополитом епископа Филарета, он на приеме для него устроенном русской общественностью сказал, что он не допустит никакой партийности в Зарубежной Церкви, а через очень короткое время подчинился “Никоновскому Прокоммунистическому Тресту”. Увы!!! Когда был избран митрополит Филарет, то русская церковная общественность думала, что молодой митрополит будет энергичным и стойким человеком и быстро выметет из Зар. Церкви всю никоновскую скверну, тем более что общественность слышала его слова, что он не допустит никакой партийности в Зар. Церкви. Все это оказалось словами, митрополит оказался не волевым человеком, подчиняющимся первому нахрапистому человеку, и вместо того, чтобы очистить Церковь от никоновской скверны, он подчинил Церковь и сам подчинился этой никоновской скверне и позволяет Рклицкому делать по прежнему разного рода преступления и даже помогает ему в этом. Увы!
7) Перед выборами на прошлом Соборе митрополита, Рклицкий считая себя уже выбранным в митрополиты (он даже приготовил себе белый клобук, т.к. клобуки митрополита Анастасия были ему малы) бросает епархию и комиссию по созыву Собора, в которой он был казначеем, оставляет ее без денег и отправляется в пропагандное турнэ по Европе с заездом в Мадрид и Иерусалим.
Служит по дороге в разных чужих епархиях “всенародные молебны”, повидимому, благодарственные по случаю выбора его в митрополиты, в Иерусалиме собирает все духовенство миссии, прихватив представителя США у Гроба Господня и с этой свитой появляется у красного Патриарха, выпрашивает у него благословения на свое будущее служение, как митрополита Зарубежной Церкви.
Благословение получает и в подтверждение этого Патриарх его награждает наперстным кипарисным крестом, какого-то религиозного ордена при Патриархе в Иерусалиме. Считают ли владыки Собора нормальным обращение Рклицкого за благословением к красному Патриарху и считают ли это благословение благостным или считают такое обращение Рклицкого к красному Патриарху преступным, а самое благословение не благодатным? Если считают преступным, то какому наказанию подлежит Рклицкий по Св. Канонам?
8) Рклицкий ввел в своем “Никоновском Прокоммунистическом Тресте” наказания верующим, которые относятся критически к его хождению колесом в Зарубежной Церкви или же, если не нравится Рклицкому и его клевретам физиономия верующего. Наказания эти - отлучение верующих от исповеди и причастия, а в одном случае (Миллвилл) от похорон. Является все это каноничным, а если нет, то подвергается какому-либо наказанию по канонам и какому?
9) Имеет ли какое-либо право Рклицкий служить молебны о здравии Государя и Великого Князя Владимира Кирилловича, Государыни и Великой Княгини Леониды Георгиевне и Государыни Великой Кнажне Марии Владимировне, когда они в действительности по основным законам Российской Империи только: Князь Владимир Романов, г-жа Леонида Кирби и их дочь, Мария Романова.
Рклицкий не только сам служит молебны, но принуждает делать это белое духовенство, а неподчиняющихся наказывает, лишая их причитающихся им наград: набедренник, палица, скуфья и камилавка, не повышает в сан протоиерея. Но зато все это быстро получают никоновские иереи, состоящие в его Тресте. Не являются ли эти деяния Рклицкого кощунством в храме Божием и не является это деяние наказуемым по Св. Канонам? Если наказуемы, то почему “Собор” не произвел расследование?
На основании же Основных законов России, претендентами на престол является мужское поколение дочери Императора Александра 3-го Вел. Княгини Ксении Александровны, т.к. все его сыновья Император Николай 2-й со всеми своими детьми и Вел. Князь Михаил Александрович были умучены большевиками, а Вел. Князь Георгий Александрович умер еще в мирное время. Сыновей же у Ксении Александровны было шесть, которые и являются истинными претендентами на престол в порядке их рождения. Моления Рклицкого о князе Владимире Романове в церквах Зар. Церкви, как за Государя и Вел. Князя является его провокацией Зарубежной Церкви, эмиграции и русского Народа.
10) Рклицким был принят в Восточно-Американскую епархию запрещенный в служении (расстриженный) в Северо-Американской Юрисдикции без отпускной грамоты священник Михаил Гордиенко, восстановлен в сане, снял с него запрещение и назначил настоятелем Преображенской церкви в Балтиморе, которая только что была построена верующими. Гордиенко там прокрался и вел себя в городе, как не подобает православному пастырю, и по требованию паствы Рклицкий принужден был его оттуда взять и назначил его настоятелем Св. Николаевского прихода в Миллвилле, Нью Джерзи, где этот священник вызвал небывалое нестроение, с отлучением от исповеди, причастия и даже от похорон и не только “виновника”, но и его многочисленную семью. Такое же отлучение Рклицкий провел и в приходе “Всех скорбящих радости” в Филадельфии, отлучив семью в 28 человек. Виноват ли в этом Рклицкий или нет? Если виноват, то почему с ним не поступлено по Св. Канонам? Почему он не извержен из Церкви?
11) В Нью Йорке существовала “Национальная Организация Русских Разведчиков” - отделение общеэмигрантской молодежной организации (НОРР) и в начальники этого отделения пролез самозванец А.П. Волков. По мере переезда эмиграции из Ди-Пи лагерей и из других стран в США в Нью Йорке собралось до 15 инструкторов этой организации, которые решили продолжать эту работу здесь в САШ. Для этого они обратились в О-во Галлиполийцев (Русский Общевоинский Союз) с просьбой о зачислении возникшей НОРР в О-во Галлиполийцев отдельным Отделением.
Эта просьба была исполнена, тем более, что подавляющее число инициаторов были галлиполийцы. Волков же, как выявилось есть самозванец с темным прошлым, выдает себя за поручика 13-й Конно-Артиллерийской батареи (имеется свидетель – офицер этой батареи в Нью Йорке, прослуживший в ней с начала мобилизации в 1914 г. до ее расформирования в 1917 г.). Сам же Волков не мог быть офицером Императорской армии по своему возрасту.
Волков, испугавшись, что если подчинится образовавшемуся в США отделу НОРР, то будет разоблачен как самозванец, побежал к своему вождю лже-легитимистов во всем Зарубежии к архиепископу Никону Вашингтонскому и Флоридскому (Рклицкому), а тот приказал своему подчиненному по “Никоновскому Прокоммунистическому Тресту” князю С.С. Белосельскому-Бело-зерскому прекратить это “безобразие” и тот, чтобы все вышло “демократично” собирает общее собрание из своих и никоновских блюдолизов и не обсуждая этого вопроса, объявляет свою “княжескую волю”: отделение НОРР в Нью Йорке уничтожается и из него образуется “Патриотическая Организация Русских Разведчиков” (лже-легитимистов).
Все имущество отделения НОРР князь присваивает ПОРР-у, более 10.000 долларов. А когда его спросили: как же он мог это сделать, ведь он и его супруга были почетными покровителями, то получили от него весьма невразумительный и глупый ответ: “Ведь в ПОРР я буду тоже почетным покровителем!”!!!. Затем Рклицкий послал Белкова к митрополиту Анастасию за благословением для ПОРР-а, Митрополит уговаривал Волкова объединиться этим двум организациям и работать дружно для православного юношества, но Волков не соглашался и в конце концов получил благословение для своей организации ПОРР.
Считает ли “Собор” мошенничество Рклицкого и князя Белосель-ского благодатным или преступным. Если преступным, то какой Св. Канон они этим нарушили и какое наказание за это полагается по канонам?
12) В прошлом году была похищена митра Митрополита Филарета из Синодальной церкви и была найдена или в мусорной бочке по дворе или в палисаднике Св. Сергиевской Гимназии. Было это сделано безусловно никоновцами. Никакого следствия не производилось и это преступление никоновцев было замазано Синодом, хотя это преступление было не только кощунством, но явным издевательством никоновцев над митрополитом Филаретом.
Почему “Собор” не расследовал это издевательство над Митрополитом Филатером и не покарал виновных согласно Св. Канонов?
Таким образом, как видит читатель, “Собор” занимался только положительными деяниями “Никоновского Прокоммунистического Треста”, но не удалением позорных пятен с Зарубежной Церкви, набросанных на Нее теми же никоновцами. А владыки, являясь наследниками Апостолов, не выполнили свой долг перед Церковью, не сдержали своей присяги, которые давали при своих хиротониях. Поэтому Собор 1967 года не является Архиерейским Собором 1967 года, а простым съездом профессионалов, какие бывают здесь в Америке часто, как-то: съезды докторов, адвокатов, повивальных бабок и т.д., на которых не бывает Божией благодати и их постановления ни для кого не обязательны, кроме для собственных членов.
А самым большим кощунством, которое совершил этот “съезд”, это было награждение предтечи Антихриста - Никона, которому был пожалован на клобук крест, на котором был распят Христос. Придумать большее кощунство нельзя, а ввиду того, что владыки участвовавшие в этом съезде, не имеют Божией благодатности и благословения Господа Бога Вседержителя, то и все деяния владык не действительны для верующих, а только для самих владык.
Только две возможности существуют в Зарубежной Церкви для Ее спасения от Антихриста: первое - немедленный созыв настоящего Архиерейского Собора из епископов праведников (без епископов Никоновского Прокоммунистического Треста), который рассмотрит и расследует все те 12 пунктов, о которых мы писали выше, строго по Апостольским правилам, Св. Канонам и церковным законам, для чего создать духовный суд из трех епископов праведников, которому поручить детальное расследование по этим пунктам, а утверждение этого расследования и вынесение наказаний оставить за собой или же немедленно созвать Церковный Собор Зарубежной Церкви точно по закону утвержденному 1-м Поместным Собором Русской Церкви 1917 года, т.е. состоящий из трех частей: архипастырей, белого духовенства и верующих мирян.
Если это не будет выполнено пастырями стада Христова, то провести тот способ спасения Зарубежной Церкви, который на наших глазах в Сан Франциска, Лос Анжелосе, Детройте, Филадельфии и т.д. провели верующие и спасли Зарубежную Церковь: полное игнорирование духовенства, входящего в «”иконовский Прокоммунистический Трест”, а также и мирян, в него входящих, например: князя Белосельского, полков. Ряснянского и иных.
Игнорирование должно выражаться в том, что верующие не должны присутствовать на всех церковных службах, где никоновцы “священнодействуют”, т.е. кощунствуют в храме Божием и не совершать у них никаких треб и таинств их грязными руками. В Нью Йорке это легко провести, потому что здесь имеются многочисленные церкви Зарубежной Церкви, не опоганенные никоновцами, а также церкви Северо-Американской юрисдикции. На всех богослужениях, таинствах и требах никоновцев нет Божиего благоволения и благословения. Даже совместные службы с митрополитом нельзя посещать верующим, ибо такая совместная служба - это проникновение предтечи и слуг Антихриста в Зарубежную Церковь и Ее уничтожение.
Только так, если наши пастыри стада Христова не могут спасти нашу Церковь от Антихриста, то верующие, одна из составных частей Соборности, должны выполнить свой долг перед Церковью. Лже-Собор 1967 г. только широко раскрыл дверь Зарубежной Церкви для Предтечи Антихриста и самого Антихриста. А. Лавров». 438
***
 
Не многовато ли приведенных (довольно ограниченных) материалов для маленькой (части Русской Православной) Зарубежной Церкви, жившей на протяжении всего своего существования в условиях полнейшей свободы, чтобы брать на себя смелость (безответственность) судить Московскую Патриархию, условия которой и не снились за рубежом?
 
О канонах, церковном управлении и... праведности
 
Канонические основы ВРЦУ
 
Ссылка на 18-е правило Антиохийского Собора и 37 правило VI Вселенского Собора, при рассмотрении каноничности ВРЦУ, как это делает о. М. Польский, да и другие, особенно современные «осколки» Зарубежной Церкви, вообще несостоятельна.
«Аще кто поставленный во Епископа, не пойдет в тот предел, в который он поставлен, не по своей вине, но или по неприятию его народом, или по другой причине, от него не зависящей, таковый да участвует и в чести и служении Епископом, токмо ни мало не вмешиваяся в дела Церкви, где пребывает, и да ожидает, что определит о нем совершенный Собор тоя области, по представлении в оный дела» (18-е Ант. Соб.). 439.
«Понеже в разные времена были варварские нашествия, и от того множайшие грады соделали порабощенными беззаконным, и по сей причине предстоятелю такового града не возможно было, по совершении над ним рукоположения, прияти свой престол, угвердитися на нем в состоянии священноначальственном, и тако по преданному обычаю, рукоположения и все, что епископу свойственно, производити и совершати, того ради мы, соблюдая священству честь и уважение, и желая, чтобы порабощение от язычников отнюдь не действовало ко вреду церковных прав, постановили, да тако рукоположенные и по вышеизложенной причине, на свои престолы не вступившие, не подлежат за сие предосуждению, почему и рукоположения в разные степени клира, по правилам, да совершают, и преимуществом председания, сообразно своему пределу, да пользуются, и всякое происходящее от них начальственное действие да будет признаваемо твердым и законным.
Ибо нуждою времени и препятствиями в соблюдении точности не должны стесняемы быти пределы управления» (VI Всел. 37).
Антиохийское правило, как видим, говорит о епископах, которые по какой-либо причине не могли занять свою кафедру, тогда как зарубежные епископы-эмигранты уже занимали кафедры и покинули их. Покинули, не желая или боясь оставаться под советской властью.
Даже если видеть некую далекую аналогию заграничной ситуации с этим правилом, то и в таком случае оно предоставляет епископу лишь «честь и служение», но не власть, и запрещает ему «вмешиваться в дела Церкви, где пребывает».
А зарубежное ВРЦУ претендовало на управление всеми заграничными русскими церквами, хотя они существовали задолго до его прибытия туда и управлялись правящими архиереями (как в Харбине, Северной Америке...), или особым викарием Петроградской епархии епископом Кронштадтским (как в Европе).
37-е правило VI Вселенского Собора говорит о епископах, не имев-ших возможности занять свои кафедры, а не о епископах, оставивших их. И таким епископам правило разрешает пользоваться епископской властью не в отношении того места, где они вынуждены жить, а в отношении к клирикам той епархии, куда они не могли прибыть. 440
Когда глава автокефальной Кипрской Церкви архиепископ Иоанн покинул из-за нашествия сарацин Кипр вместе с паствой, то Вселенский Собор предоставил в его распоряжение и управление новую территорию, в которой и предоставил ему прежние его права, подчинив ему даже находившегося там митрополита.
Следовательно, даже если признать аналогию указанного правила с ситуацией в Зарубежной Церкви, то для своего существования у нее должна была быть территория и лицо, которое могло бы наделить ее руководство полнотой управленческих прав. Ни того, ни другого у «Зарубежной Церкви» не было.
Ссылка на то, что после гражданской войны в конце 1920 г. заграницу пришла многочисленная русская паства (до двух с половиной миллионов) со своими епископами и священниками 441, и которая нуждалась в особом церковном управлении, ложна по двум причинам.
Во-первых, в указанное время за границу выехала ничтожная (в сравнении с уже проживавшими там русскими людьми) часть: около 150 тысяч. Из них хорошо, если тысяч десять была «паства». Подавляющее большинство это были военные чины с семьями. Никаких епископов и священников со своей паствой там не было и в помине. Их паства оказалась как раз покинутой ими, и уже за одно это каноны предусматривают самые строгие наказания.
Во-вторых, кто просил или кто их уполномочил епископов-эмигран-тов простирать свою власть на действительно почти два миллиона русских людей, которые спокойно управлялись своим законным церковным руководством и не нуждались ни с чьей бы то ни было стороны навязываемой помощи? Задолго до приезда архиереев-эмигрантов за границей существовали епархии в Северной Америке и на Дальнем Востоке (Харбинская и Камчатская), миссии в Китае, Японии, Корее, Персии, в Палестине, приходские и посольские церкви в странах Европы и Южной Америки.
И только с прибытием за границу нескольких архиереев, добровольно оставивших свою паству на Родине на произвол судьбы, это спокойствие было нарушено и продолжается до сего дня.
Утверждение, что в зарубежные Соборы входили личным или письменным участием 34 (или 27, или 26) архиереев 442., - очевидная неправда. В Собор не может входить «мертвое лицо». Оно может разделять решения действительного Собора или делегировать свое право для голосования по тому или иному вопросу доверенному лицу, но никак не может быть членом Собора.
На самом деле, даже на Всезаграничном Соборе в Карловцах в 1921 году было всего лишь 11 архиереев, и все они, за исключением м. Евлогия, были безместными, т.е. не правящими. На Соборе 1922 года было 13 архиереев, 1924 - 14, 1925 - 11 и т.д. 443
Зарубежные епархии ни разу не были представлены на зарубежных Соборах своими епископами или их представителями, они присылали лишь свои письменные отзывы по направляемым к ним запросам.
В лучшем случае, их суждения по этим вопросам могли быть присоединяемы к тому или иному мнению во время дискуссий. Главное же в том, что письменный отзыв не мог иметь отношение ко всем возникающим на Соборе вопросам и дискуссиям по ним, иначе это означало бы фактическую передачу полноты церковной власти епархиального епископа тем нескольких безместным архиереям, которые жили в Сербии и Болгарии, и которые в одном случае именовали себя Синодом, а в другом - Собором, в котором они являлись подавляющим большинством. На соборность это мало похоже. 444
Не соответствует такой порядок и 27 правилу Карфагенского Собора, которое требует личного представительства епископа на Соборе.
В истории Церкви не существует прецедента, чтобы часть безместных иерархов, оказавшихся за пределами своей Поместной Церкви (частью на территории других Поместных Церквей, частью - на территории неправославных стран), восхитила бы себе права полноправного Собора, обладающего правами верховного и окончательного суждения в вопросах, подлежащих компетенции Высшей Центральной Церковной Власти Поместной Церкви (выделение германских приходов в самостоятельную епархию из территориальных границ существовавших «заграничных приходов РПЦ» в ведении петроградского митрополита, запрещение в священнослужении двух из имевшихся трех митрополитов).
 
Зарубежный раскол
 
Во-первых, необходимо определить с точки зрения канонов, какое положение занимала Зарубежная Церковь до известного Указа Патриарха Тихона от 5 мая 1922 года о роспуске зарубежного церковного управления.
Церковь (самостоятельная, автокефальная или автономная) образуется согласно воле Матери-Церкви, при признании ее всеми существующими Поместными Церквами, с которыми она находится в молитвенном и евхаристическом общении.
Ни одному из этих условий Зарубежные церковные органы управления не удовлетворяли, и поэтому называться Церковью она не имела права. Это были зарубежные епархии и представительства Русской Православной Церкви, и общее Управление для них, если бы оно было необходимо и образовалось нормальным каноническим путем с благословения московской церковной власти, должно было называться как-то вроде Временное Церковное Управление для зарубежных епархий, приходов, миссий и представительств Русской Православной Церкви.
Но Зарубежная Церковь тем не менее существует. Она начинает свое бытие с момента отказа зарубежного церковного руководства подчиниться Указу Патриарха Тихона о закрытии заграничного Высшего Церковного Управления.
Но с этого же момента, согласно определению св. Василия Великого о расколе, как об «отделении от Вселенской Церкви по вопросам не догматического характера», она становится настоящим расколом.
Этот раскольничий характер Зарубежной Церкви усугубляется тем, что ее руководство впоследствии самочинно взяло на себя все функции Высшей Церковной Власти по аналогии с Властью Поместной Церкви. Сюда относятся:
а) Самостоятельное избрание главы;
б) суд в последней инстанции;
в) освящение Мира;
г) канонизация святых;
х) обращении к Главам Церквей с общецерковными посланиями;
е) учреждение и изменение границ епархий;
ж) награждение высшими церковными наградами.
Так что ее определение, выраженное в первом параграфе «Положения...», с которого мы начали этот сборник, является не чем иным, как фикцией. Зарубежная Церковь никакая ни часть Русской Церкви, как скоро ее руководство и не имеет Патриархийную власть источником своих полномочий, и не отчитывается перед Ней о своих действиях, и не получает от Нее своего утверждения.
И только милостивой снисходительностью высшей церковной власти Русской Православной Церкви по отношению к зарубежным единоверцам можно объяснить то, что до сих пор Зарубежная Церковь официально не определена Матерью Церковью как раскол (хотя такое определение к ней иногда в публикациях и встречалось).
 
Указ № 349
 
Указом № 349 от 23 апреля / 15 мая 1922 года Патриарх закрыл Высшее Церковное Управление за границей и передал временное управление заграничными церквами митроп. Евлогию.
Эти права были предоставлены ему еще раньше, Указом 424, в 1921 году, а Указом № 64 от 11/30 января 1922 года митроп. Евлогий был возведен в сан митрополита.
Этот акт награждения был совершен Патриаршим Управлением не только помимо Высшего Церковного Управления за границей, но и без его ведома и представления, хотя по принятым в Православной Церкви нормам это делается только по представлению непосредственного руководства или, по крайней мере, после запроса «о неимении к тому препятствий».
Это значит, что Патриарх вообще не рассматривал заграничное церковное управление, как власть над митроп. Евлогием.
Относительно Указа 349 было (и по сей день есть) много споров и много попыток доказать или его неправомочность или, хотя бы, добросовестную (иногда говорили и предумышленную) неясность и неточность.
Все это делалось и делается для того, чтобы изыскать оправдание умышленного ему неповиновения.
Прежде всего, этот Указ подвергли сомнению в его подлинности, хотя под ним стояли подписи членов Священного Синода архиеп. Фаддея и делопроизводителя Нумерова.
Затем пытались доказать, что этот Указ исторгнут от Патриарха насильственно и потому не имеет силы. Это было опровергнуто самим Патриархом.
Указывали на кажущиеся несообразности Указа: Патриарх-мол совершенно не представлял себе положения Зарубежной Церкви, ибо в ведении Высшего Церковного Управления находилось 9 епархий, а в Указе говорится только о заграничных приходах.
Напрасно приписывать такую неосведомленность, граничащую с невежеством, Патриарху Тихону и его Синоду. Патриарх сам был архиепископом Северо-Американским, и он не мог забыть о существовании хотя бы своей прежней епархии, да и других тоже.
Московский Синод всегда был достаточно осведомлен об организации Русской Церкви за рубежом, и он не мог не знать о епархиях Владивостокской, Харбинской, о миссиях в Японии, Китае, Корее, Урмийской и вообще о заграничных церквах.
Указ, без сомнения, закрыл Высшее Церковное Управление, считая его и временным, и неполноправным по отношению ко всем этим частям Русской Церкви. Часть же Петроградской Митрополии, обнимавшей собой русские приходы в Западной Европе, Указом была передана в управление митроп. Евлогию.
Видимо, Всероссийская Церковная Власть не считала законным, что ВЦУ за границей простирает свою власть на все части света, где только есть русские епархии и церкви.
«ВЦУ (точнее: ВРЦУ) возникло как правопреемник Высшего Церковного Управления Юга России». Даже если это и так (а это не так), то это Управление (Южно-Русское) никогда не претендовало на власть для всех, кто не имел связи с Москвой.
В связи с гражданской войной на территориях, занятых Белой Армией, образовались даже два Временных Высших Церковных Управления: одно в Сибири, в Омске (оно даже посылало иногда свои Указы за границу), в пределах власти адмирала Колчака. 445 , а другое на территории, занятой Вооруженными Силами Юга России, где действовал генерал Деникин, с названием Высшего Церковного Управления Юга России.
Но ни то, ни другое не претендовало на Высшую церковную власть во всем Зарубежье. Под их управлением имелись по нескольку соседних епархий на территории России, находившихся в одинаковых условиях, что требовалось и в последующем Указе Патриарха № 362.
И то, и другое Управления были «Высшими» для своих областей, но не Верховными.
Всероссийская Церковная Власть закрыла карловацкое Управление, которое, по ее взгляду, временно имело власть над приходами Западной Европы (в 14 государствах), но каковой (власти) оно лишилось за назначением на управление митроп. Евлогия.
Прочие же заграничные епархии, миссии и приходы по-прежнему считались подчиненными Центральной Московской Церковной Власти и связанными с ней без всякой промежуточной управленческой инстанции, хотя бы и в виде Высшего Церковного Управления за границей. Если же временно у них не оказывалось связи с Москвой, то для такого именно случая и был издан Указ № 362.
 
Митрополит Антоний и другие...
 
Следует сразу отметить весьма неточное использование термина-титула «Главы Зарубежной Церкви» по отношению к председателям заграничного Синода, начиная с митроп. Антония. Этот титул стал использоваться приблизительно с 1926 года.
Титул «Глава Церкви» применяется только по отношению к Предстоятелям действительных Поместных Церквей. Предстоятель каждой Поместной Церкви источником своей власти имеет, во-первых, решение о его избрании Поместного Собора и, во-вторых, признание его Вселенской Церковью, выраженное мирными грамотами на имя новоизбранного Предстоятеля со стороны всех Восточных Патриархов и остальных глав автокефальных Церквей, через что он входит с Вселенской Полнотой Православной Церквами в молитвенное и евхаристическое общение. Это аксиома.
Так было всегда, так было и при избрании Патриарха Тихона в 1917 году.
Ничего этого не было в случае с зарубежными Первоиерархами.
И все было бы терпимо, если бы от факта употребления его не переходили к определенному представлению об особом (сравнительно с другими архиереями) объеме канонических прав митрополита Антония, прилагая к нему (усвояя ему) некое начальственное положение над другими иерархами по образцу предстоятелей Поместных Церквей.
Главой называется иерарх, имеющий особые административные права по отношению к подчиненным ему епископам, клиру и мирянам. Главой является епархиальный епископ для своей епархии и права его определены канонами. Главой является митрополит для своей области, ему усвоены особые права по отношению к епископам митрополии. Главой Поместной Церкви является Патриарх или Архиепископ, и они обладают определенными правами по отношению к областным митрополитам и прочим епископам.
Но заграничные русские епархии не представляли такого церковного организма, церковного Тела, которое имеет своего предстоятеля — Главу.
Митрополит Антоний, старейший иерарх за границей, являлся председателем Архиерейских Соборов и Синода, пользовался принадлежавшим ему по праву почетом старшинства, но он не мог быть Главой Зарубежной Церкви хотя бы потому, что такой Церкви не существовало и не существует в природе (в смысле особой Церкви, в смысле канонической самостоятельности, самодовлеющей церковной организации).
Никакого отдельного акта, усвояющего митрополиту Антонию титул или права Главы Церкви не было ни со стороны Матери-Церкви, ни со стороны Автокефальных Православных Церквей, доброжелательные отношения некоторых Глав Церквей к митроп. Антонию по его должности Председателя Архиерейского Синода являлись, как уже было сказано, не более чем актом вежливости.
Более того: не было такого акта и со стороны самих заграничных архиереев, которые, кстати, и не полномочны были издать такой акт.
26 июня на Соборе 1926 года было постановлено возглашать имя митроп. Антония во всех церквах за границей за богослужениями после имени Местоблюстителя, но и это не может равняться акту признания за ним прав Главы Церкви.
Надо сказать, что и это постановление не имеет под собой ни малейших канонических оснований. В существовавших за границей епархиях должны были за богослужением поминаться Патриарх или местоблюститель и правящий архиерей, а в приходах Западной Европы — митроп. Евлогий.
Такой порядок поминовения существует только по отношению к прямому каноническому главе прихода или епархии в целом. Установление такого поминовения было полупрозрачным признанием митроп. Антония Главой Зарубежной Церкви, что совершенно не соответствовало действительному положению, и для чего не было никаких канонических оснований.
Поминовение имени митроп. Антония оправдано было только в нескольких храмах Сербии, которыми он управлял и по отношению к ним он действительно (с благословения Сербского Патриарха) являлся главой. И не более.
Митрополит Антоний ведал, с разрешения Патриарха Сербского, семью русскими приходами, находившимися на территории Сербской Церкви, т.е. положение его было полусамостоятельно и зависело от согласия сербской церковной власти. Если обычный правящий архиерей не может быть удален со своей епархии помимо законного суда над ним, то митроп. Антоний мог быть лишен своих прав по управлению приходами в Сербии простым распоряжением Сербского Патриарха.
Так и случилось с управляющим Константинопльским округом архиепископом Анастасием в 1924 году. Когда он вышел за узкие границы очерченных ему прав, Константинопольский Патриарх просто запретил ему служение. И как ни тяжело было воспринято в русской среде это постановление, но оно было вполне канонично, и никто даже не пытался доказать, что Патриарх нарушил какие-либо церковные каноны.
Таким образом, с канонической точки зрения митрополит Антоний даже не являлся правящим архиереем в Сербии.
Здесь же надо отметить, что каноническое положение митроп. Антония сильно пострадало от того, что он одновременно находился (считал себя находящимся) в юрисдикции Московского Патриархата, а права на управление русскими приходами в Сербии получил от Сербского Патриарха.
Можно даже сказать, что с момента получения им прав епархиального архиерея от Сербского Патриарха митроп. Антоний перестал быть членом Русской Православной Церкви. Но опять же, не нормальным, каноническим путем, поскольку произошло это без отпустительной грамоты со стороны Московской Патриархии. Строго говоря, как скоро митроп. Антоний получил свои административные права от Сербского Патриарха, то с этого момента он потерял их по отношению к русским приходам, находившимся вне пределов Сербии.
Еще менее прав имел управлявший, с разрешения Болгарского Синода, очень немногими русскими церквами в Болгарии епископ Серафим. Он назначен был на законном основании митроп. Евлогием настоятелем церкви в Софии, а затем, после разрыва Синода с м. Евлогием, заграничный Архиерейский Синод объединил под его управлением другие русские церкви.
Епископ Гермоген числился ведающим русскими церквами в Греции и Африке, что имело уже совершенно фиктивный характер, поскольку общения с ними у него не было, да и не признавался он ни руководством Элладской Церкви, ни Александрийской, на территории которых находились вверенные ему приходы.
Все остальные епископы — члены Собора: архиеп. Феофан, еп. Сергий, еп. Феофан, еп. Гавриил — проживали в Сербии по монастырям в качестве гостей Сербского Патриарха.
Епископ Дамиан жил в Болгарии также гостем, управляя монастырем и пастырской школой. Епископ Тихон был викарием митроп. Евлогия, прямым его подчиненным.
И вот из таких иерархов с самого начала были составлены все руководящие органы Зарубежной Церкви. Все они права принимать участие в качестве полноправных членов Собора не имели согласно общей канонической норме и, в частности, согласно 18-му правилу Антиохийского Собора, которое ограничивает права епископов, не являющихся действительными управителями своих епархий, и по 37-му правилу 6-го Вселенского Собора, сохраняющему за ними права епископского служения и права на законные распоряжения, но только по тем лишь епархиям, на которые они не могли вступить по независящим от них обстоятельствам.
Участие неправящих архиереев в заграничных Соборах говорит о том, что это не были Соборы в прямом смысле, а были съезды архиереев-эмигрантов на территории Сербской Церкви, с соответствующими очень ограниченными съездовскими полномочиями.
О том, какой фиктивной властью являлись Архиерейские Соборы и Архиерейский Синод во главе с их Первоиерархом в глазах Московской Патриархии, было приведено немало документов в первой части этого сборника. Но это не все. Ведь и для церковного зарубежья эти образования имеют не больший канонический авторитет!
 
Архиерейский Собор
 
Важно выяснить каноническую природу и вытекающий из этого ответ на вопрос об объеме власти созданного за границей по взаимному соглашению епископов Архиерейского Собора и Синода. Какими правами заграничный Собор и Синод обладали, и каков источник этих прав, потому что в Церкви никто не может сам себе усвоять те или иные права.
В Поместной (Автокефальной) Православной Церкви власть каждой степени имеет свой законный источник в высшей иерархической или соборной инстанции и без ее санкции не является законной. Священник имеет источником своей власти епархиального епископа, епископ — митрополита, митрополит — патриарха, патриарх — Собора и вселенское признание.
Иными словами, Церковь строится по принципу: приход, епархия, митрополия, патриархат, Вселенская Церковь.
Отсюда вытекает другой основополагающий принцип устройства Церкви — территориальный. Как, начиная с прихода, ни одна церковная единица не может быть умозрительной, без четких географических границ, так и любая Поместная Церковь в целом, должна иметь и имеет совершенно определенные территориальные признаки.
Зарубежные епархии, приходы и миссии, до тех пор, пока они органично входили в состав совершенно определенной (территориально и струк-турно) Поместной Русской Церкви, не давали повода для малейшего сомнения в их каноничности. Но как только они оторвались от нее и образовали независимое от Москвы объединенное церковное управление, они это каноническое основание автоматически потеряли.
Каноны не знают «церковных тел», не входящих и не связанных органически, фактически и канонически с высшими органами той или иной Поместной автокефальной Церкви.
1-й Вселенский Собор 5-м правилом требует, чтобы «все епископы области, собравшись во едино, разрешали недоумение».
2-е правило 2-го Вселенского Собора гласит: «Областные епископы да не простирают своея власти на церкви за пределами своея власти, да не смешивают церкви..., епископы восточные да начальствуют токмо на востоке..., также епископы области Ассийския да начальствуют только в Асии... Не быв приглашены, епископы да не преходят за пределы своих областей для какого либо церковного распоряжения».
При сохранении изложенного правила, «явно есть, яко дела каждыя области благо учреждати будет собор тоя же области».
Этот же территориальный состав участников архиерейских Соборов указан в 19-м правиле 4-го Вселенского Собора и в 8-м правиле 6-го Вселенского Собора.
 
Территориальный признак
 
Только в Соборе епископов каждой отдельной области концентрируется полнота церковной власти данной области», — говорит известный канонист епископ Никодим. 446
Территориальному признаку Церковь придает настолько важное значение, что когда архиепископ Кипрский Иоанн со своим народом покинул Кипр, то, чтобы сохранить за ним права автокефального иерарха 6-й Вселенский Собор 39-м правилом наделил его новой территорией, подчинив ему всех находящихся на ней епископов, бывших ранее в другой юрисдикции. 447
Если говорить строго с точки зрения канонов, то мы должны заявить со всей ответственностью, что зарубежная иерархия не имела права даже рукополагать в священнические степени.
37-е правило VI Вселенского Собора относится к епископам, покинувшим свои кафедры по причине вражеского нашествия, прибывшим в столицу к местонахождению своего Патриарха, и сохранившим все свои права по отношению к своей кафедре, которая другим епископом не замещалась: для такой кафедры они издавали распоряжения и ставили архиереев.
Греческие епископы бежали на территорию своей же Поместной Церкви, в центр своего управления, в Константинополь, и находились в полной и жизненной связи со своей Церковью.
В таком приблизительно положении находились одно время (1925 год) 69 епископов Русской Церкви, вынужденно оказавшиеся в Москве, и оттуда управлявшие своими епархиями.
Положение же епископов, покинувших вообще пределы самой Поместной Церкви, иное: им остается лишь честь епископства и право священнослужения. Это особенно очевидно из того, что распоряжениями Московской Патриаршей Власти все эти епископы были освобождены от занимаемых ими кафедр и на их место были назначены другие.
Какова же каноническая природа заграничного Архиерейского Собора? — Составляющие его епископы с самого начала считали себя полноправным собором архиереев некоторой области, и в качестве такового требовали полного себе подчинения, как законной полноправной соборной власти, всех епископов, которых они считали себе подведомственными на общих канонических основаниях.
Объем прав или канонической (судебно-административной) власти того или иного церковного учреждения (или лица) священные каноны определяют исходя из следующих условий:
1. Наличием законного источника власти и актом ее передачи.
2. Территорией, на которую эта власть распространяется.
З. Природой этого учреждения или лица (для пояснения: одни права у епископа, другие — у митрополита, третьи — у главы Церкви. Так же различны по своим правам и Соборы).
По своему составу собрание русских заграничных архиереев не есть Собор в каноническом смысле, и как таковое прав полноценного Собора не имеет.
Архиерейские Соборы и митрополичьих областей и Поместные, всегда состояли из епископов, управлявших своими епархиями в пределах той территории, которую объединял Собор.
Из кого же состояли Архиерейские заграничные Соборы?
 
Источник власти Архиерейского Собора и Синода
 
Что представляет собой с канонической точки зрения заграничный Архиерейский Собор? Из какого источника проистекает его власть? Какая высшая церковная инстанция санкционировала права Архиерейского Собора? На основании каких канонов обладает он своей властью? — Вопросы самые насущные.
Высшее Церковное Управление Юга России, образованное в 1919 году, хотя и не имело санкции высшей московской церковной власти, зато имело источником своей власти соборное решение Ставропольского Собора, который может рассматриваться, как Собор митрополичьей области. На нем присутствовали правящие архиереи нескольких соседних епархий.
Временное Высшее Русское Церковное Управление, образованное в Константинополе в конце 1920 года, уже не может рассматриваться, как правопреемник Управления Юга России, поскольку Собор, образовавший это Управление, нарушал два основополагающие условия: на нем присутствовали архиереи, которые уже не имели своих епархий, они не представляли собой своей паствы и клира, и Управление было образовано не для их епархий, а для заграничных, к которым эти архиереи не имели ни малейшего отношения.
После эвакуации из Крыма 1 ноября 1920 года, в Константинополе было образовано Высшее Русское Церковное Управление за границей. Константинопольский Патриархат, на территории которого оно было образовано, дал ему право на церковное управление русскими эмигрантами, но вопросы церковно судебные оставил за собой. Таким образом, высшей канонической власти, проявляющейся в судебной области, ВРЦУ не получило, и его власть ограничивалась чисто пастырскими функциями.
Указ Патриарха Тихона от 20 ноября 1920 года, на который до сих пор ссылаются за рубежом, не только не может рассматриваться как источник власти заграничного Архиерейского Собора, но имеет совершенно противоположное значение.
Этот Указ предусматривает положение русских епископов на русской территории, потерявших связь с центральной церковной властью и, во всяком случае, имеет в виду организацию именно определенных епархий и областей с их законно правящими епископами, оставшимися во взаимной связи, но потерявшими связь с Москвой, а не собрание архиереев, лишившихся своих кафедр, хотя бы и не по своей воле, и собирающихся на территории другой Поместной Церкви (Сербской).
Указ Патриарха Тихона писан не для организации безместных архиереев, а для нормальных епархий в их полном составе, с епископами, клиром и мирянами…
Если связь этих зарубежных российских церковных образований с центральной московской церковной властью была нарушена гражданской войной, то они имели полное право воспользоваться Указом 362, но только там, где было возможно организовать окружные церковные управления по сходству местных условий.
Если говорить об отношении к зарубежному церковному руководству со стороны Патриарха Тихона, то в первой части сборника было приведено достаточно документов, однозначно говорящих только об отрицательном его отношении к зарубежному руководству.
Не мог быть источником власти Архиерейского Собора и Патриарх Сербский, с разрешения которого он собирался. Строго говоря, по основным каноническим правилам, на одной территории невозможны две независимые друг от друга иерархии, две церковные власти, два высших церковных органа или управления. Но даже если бы Сербский Патриарх и имел право облечь русских архиереев какими-либо полномочиями, то только на территории своей Церкви, а не над всеми зарубежными русскими церковными объединениями.
Иначе говоря: русские епископы, проживавшие в Сербии и являвшиеся по сути гостями Сербского Патриарха, никакого собственного не только высшего, но и просто управления образовывать не имели права, а уж если Сербский Патриарх таковые разрешил, то лишь в пределах Сербского Патриархата, т.е. в церковных областях, над которыми он сам имеет власть.
В случае с зарубежным Собором получилось, что подавляющее большинство его членов были архиереи, не имеющие никаких епархий, но их собрание распоряжалось областями и епархиями с их митрополитами и епископами. Явление определенно не нормальное и не имеющее в церковной истории прецедента. Ссылка на то, что соборность и права епископского съезда определяются не признаком управления епархией, а архиерейской благодатью, ложна в корне. Да, участвовать в Архиерейском Соборе могут только епископы, это подразумевается, но не каждый епископ имеет право в нем участвовать.
Прежде всего требуется, чтобы епископ представлял не себя лично, а свою малую церковь, к которой он поставлен и через которую он соединяется со Вселенской Церковью. Почему каноны и запрещают рукополагать епископа без конкретного географического места. Почему живущие на покое епископы никогда не принимают участия ни в Соборах, ни в других административных церковных учреждениях. Зарубежное церковное руководство и здесь нарушило вековые традиции Православной Церкви.
В понятие соборности входит убеждение, что епископ представляет на Соборе свой клир и мирян. Термин «Собор» не может быть прилагаем к любому собранию епископов, а только к определенному их составу. Это очевидно из того, что каноны четко различают Соборы областные, диоцезальные, поместные и Вселенские — различают именно по территориальному признаку, различают по правам, которыми обладают присутствующие епископы и по компетенции самого Собора, а не основываются только на благодати архиерейства, равной для всех епископов, независимо от их должности.
Благодать одна у епископов, а права канонические (судебно-адми-нистративные), согласно канонам, — различные, в зависимости от положения епископа: одни — викариям, другие — епархиальному архиерею, третьи митрополиту, четвертые — Главе Церкви.
По всем изложенным соображениям заграничные Соборы с самого начала были соборами весьма условными и резко ограниченными в своих правах сравнительно с нормальными Соборами. Объем прав заграничных соборов покоится не на прочной канонической основе, а на временном соглашении нескольких правящих епископов, которые принимали в них участие.
Он может рассматриваться не более, как совещательный орган для зарубежных учреждений Московской Патриархии. И то при непременном условии, что он собирается с благословения центральной московской церковной власти и подотчетен ей во всех своих действиях.
Так смотрели на зарубежные соборы и некоторые его члены. Архиепископ Феофан и Епископ Серафим в письме на имя Архиерейского Синода от 27 ноября 1926 года по вопросу о Польской Церкви писали:
«Решать... коренной вопрос, касающийся всей Русской Церкви, не компетентна Высшая Церковная власть заграницей, даже в лице Заграничного Собора Епископов, как власть временная, вызванная лишь чрезвычайными обстоятельствами для неотложных церковных нужд». 448
Всякое постановление Высшей Церковной Власти за границей, превышающее ее естественную компетенцию, а тем более идущее вразрез с ясно выраженной волей Московского Патриархата, свидетельствует о непризнании ею Высшей Власти Московского Патриархата, что нельзя ни принять, ни признать канонически действительным.
Каноническая (судебно-административная) власть заграничного Архиерейского Собора и Синода была и остается власть условная, временная, подчиненная власти Патриарха Московского и состоящих при нем органов (понятно, что все эти соображения имеют силу только в контексте того, что Зарубежная Церковь действительно считает себя частью Русской Церкви).
 
Церковный Суд
 
Судебные права и власть самих Соборов определяются и зависят от их характера, основной чертой которого является географический признак. Соборы созываются по тому же территориальному признаку, в смысле большего числа входящих церковных институций (епархий, областей или Поместных Церквей — великих областей). 6-е правило 2-го Вселенского Собора, 1-е правило Третьего Вселенского Собора, 9-е и 17-е правила Четвертого Вселенского Собора, 12-е и 14-е правила Антиохийского Собора и многие другие, устанавливают следующие соборные инстанции, на которых в порядке последовательности должны рассматриваться церковно-судебные дела.
1. Собор митрополичьей области (или, как в других местах говорят каноны, — митрополичьей епархии), на котором под председательством митрополита участвуют все подчиненные ему епископы.
2. Собор епископов диоцеза, т.е. епископов и митрополитов великой церковной области, т.е. Поместной Церкви.
Дела, не могущие быть разрешены на Соборе первой инстанции, или по которым подана апелляция, рассматриваются на диоцезальном Соборе, выступающем в качестве высшей (второй) судебной инстанции, и его решения являются окончательными и апелляции не подлежат, за исключением особо важных дел, восходящих на рассмотрение Вселенского Собора.
Вселенскому Патриарху 9-е, 17-е и 28-е правила 4-го Вселенского Собора дают особые права суда и по отношению к лицам, не входящим в состав Константинопольской Церкви, но это уже другой вопрос.
Самое важное то, что в судебной области каноны непременно устанавливают обязательность двух инстанций: первой и второй, апелляционной.
Какие же судебные инстанции имеются в Зарубежной Церкви? В отношении простейших судебных дел, таких как суд над клириками и мирянами, а также различных административных дел, не затрагивающих существа церковного устройства, первой инстанцией является епархиальный суд. Второй инстанцией для клириков и мирян может быть Архиерейский Синод (или его расширенный вариант — Архиерейский Собор). Здесь все в порядке. А как быть с архиереями? для производства суда над архиереем тоже должно быть не менее двух судебных инстанций.
По канонам (19 правило 4 Вселенского Собора, 6 и 8 правило 7 Вселенского Собора), первой инстанцией для суда над архиереем является митрополичий Собор. Поскольку в Зарубежной Церкви нет митрополичьих округов, то Архиерейский Собор может рассматриваться не более, как первой судебной инстанцией. Собственно, таким он являлся и по составу, как скоро состоял не из епископов епархиальных и областных митрополитов, а большей частью из безместных архиереев.
Правило 27 Карфагенского Собора требует (от диоцезальных Соборов), чтобы «ежегодно был созываем собор, на который все, занимающие первые в областях кафедры, присылали от своих соборов двух или сколько изберут епископов, в местоблюстители, дабы составившееся таким образом собрание могло иметь совершенное полномочие.
Архиерейский Собор 1923 года усвоил себе право суда над епископами при нужном числе его членов и, разумеется, по отношению к подчиненным ему архиереям. Нужное число членов было определено в 7 человек, вопреки строжайшему предписанию 12-го правила Карфагенского Собора, требующего не менее 12-ти архиереев, не считая председателя.
В 1924 году между Архиерейским Собором и митроп. Евлогием возник спор по вопросу объема его прав. Определение Архиерейского Синода гласило, что если митроп. Евлогий недоволен решением Архиерейского Собора в части, касающейся его епархии, то он может обжаловать такое решение, согласно канонам, следующему очередному Собору. Это постановление до того легкомысленно, что не нуждается даже в анализе. Все же...
Как было уже отмечено, зарубежные Архиерейские Соборы по отношению к епископам могут рассматриваться не более, как судебной инстанцией первой ступени. Как таковые, эти постановления могут быть обжалованы, но в более высокую судебную инстанцию.
Кроме того: если Архиерейский Собор является для епископа первой судебной инстанцией, то он и не может рассматривать дела о разногласиях любого зарубежного архиерея между ним и собой. Самый вопрос о выделении германской епархии из Западно-Европейского Округа превышает компетенцию зарубежного Архиерейского Собора по положению лица, в нем затронутого.
Имея в виду 1 правило 3 Вселенского Собора и 9 правило 4 Вселенского Собора, дело митроп. Евлогия подлежало рассмотрению в следующей судебной инстанции. Кто же является этой высшей инстанцией, компетенции которой подлежало это дело?
Архиерейский Синод полагал, что согласно священным канонам состоявшееся решение можно «обжаловать следующему очередному собору». Это постановление просто бессмысленно с канонической и даже просто юридической точки зрения.
Во-первых, как было сказано выше, зарубежные Архиерейские Соборы не могут быть судебной инстанцией выше первой, и очередной Собор будет такой же первой инстанцией, с теми же правами. Во-вторых, решение первой инстанции уже было обжаловано и дело естественно должно было рассматриваться следующей инстанцией. В-третьих, состав «очередного Собора будет почти всегда тот же или почти тот же, что и на прежнем Соборе» (в данном случае, тот же, на котором было принято обжалованное решение). В четвертых, Архиерейский Собор рассматривался в деле митроп. Евлогия, как одна из заинтересованных сторон и глупо передавать на рассмотрение дело одной из таких сторон.
Именно это имеют в виду 6 правило 2 Вселенского Собора, 9 правило 4 Вселенского Собора, 17 правило Карфагенского Собора и другие параллельные, требующие передачи в таких случаях дела на рассмотрение высшей судебной инстанции. И вот здесь надо указать эти инстанции. Возможны несколько случаев.
1. Передача этого дела на рассмотрение той власти, которую признавал над собой Архиерейский Собор, т.е. передача дела на решение Московского Патриаршего Престола (на тот момент — Местоблюстителю).
Путь этот соответствовал бы и точному смыслу 9 и 17 правилам 4 Вселенского Собора, указывающих в таких случаях обращаться к «экзарху великия области», т.е. к главе своей автокефальной Церкви.
2. Если бы этот путь оказался окончательно невозможным, то, следуя указаниям всех вышеприведенных правил (6 пр. 2 Всел.; 1 пр. 3 Всел.; 1 и 14 пр. Антиох. и согласно посланию Карфагенского Собора Папе Целестину) — надлежит передать это дело на рассмотрение Собора с участием представителей нескольких поместных Православных Церквей.
Порядок обращения к большему Собору освящен примерами святых Афанасия Великого и Иоанна Златоуста, которые, будучи неправедно осуждаемы одними Соборами, переносили свои дела на рассмотрение больших Соборов и в ином составе.
Прецедент обращения к главам других автокефальных Церквей дан Патриархом Антиохийским Домном, когда он обратился к Проклу, Патриарху Константинопольскому и Кириллу, Патриарху Александрийскому, по делу епископа Петра, по каковому вопросу святой Кирилл Александрийский написал свое каноническое послание.
З. В случае невозможности осуществления и этого пути, возможен был способ канонического решения дела митроп. Евлогия путем обращения к третейскому судье, для такого пути имеются основания в 17, 107, 113 и 136 правилах Карфагенского Собора и 9 правиле 4 Вселенского Собора.
Этот путь - обращение к Константинопольскому Патриарху. Ничего предосудительного в таком пути нет. Он не только предполагается в некоторых случаях, но и прямо указывается 9 и 17 правилами 4 Вселенского Собора. Кроме того, Константинопольская Церковь для Русской Церкви является Матерью-Церковью, и к кому, как не к ней прибегать в затруднительных случаях?
Многие сложности зарубежной церковной жизни проистекли от того, что в свое время не был принят план митроп. Евлогия об учреждении за рубежом Митрополичьих Округов.
После закрытия ВРЦУ в мае 1922 года Патриаршим Указом, по предложению митроп. Евлогия, который законной московской властью был поставлен временно управляющим заграничными церквами с согласия правящего Петроградского митрополита, все заграничные русские епархии и приходы должно было объединить в несколько митрополичьих округов по сходству условий их жизни и территории, а именно: Западно-Европейский, Американский, Дальне-Восточный и Ближне-Восточный.
В этом случае Соборы Митрополичьи получили бы статус первой судебной инстанции, а Архиерейский Собор — второй, на законном основании и в соответствии с канонами. Но и это все только в том случае, если бы зарубежное церковное руководство находилось в канонических отношениях с Московской Церковной Властью.
При этом, четко определить свое отношение к Всероссийской Церковной Власти: что представители епархий, находящихся за пределами России ни в отдельности, ни в совокупности, даже Архиерейский Собор, «не представляют собой власти, которой принадлежали бы права, которыми во всей полноте обладает Всероссийская Церковная Власть в лице ее законной иерархии».
Заграничному Архиерейскому Собору предоставлялось высшее руководство в делах веры и нравоучения, назначение епископов, а в судебном отношении даны права апелляционной (кассационной) инстанции. Объединение заграничных церковных организаций, по мнению митроп. Евлогия, должно было осуществляться в виде периодических ежегодных Архиерейских Съездов или Соборов и постоянного коллегиального органа — Архиерейского Синода, с тем, однако, непременным условием, чтобы обе эти инстанции не усваивали себе прав Верховной Церковной Власти, а строго бы выполняли волю последней.
«Идею объединения надлежит согласовать с принципом внутреннего самоуправления, — писал митроп. Евлогий в своем докладе Собору 1923 года, - ныне совершенно неизбежного при разнообразных местных государственных и общественных условий, при крайней сложности сношений вообще и, в частности, при затруднительности путешествий». 449
Архиереи, проживавшие в Сербии и Болгарии, которые составляли большинство в Синоде и Соборе, не пошли на такое устройство. На Соборе 1923 года проект митроп. Евлогия был отвергнут и было решено за Архиерейским Собором и Синодом сохранить центральную Высшую Церковную Власть для всех заграничных церковных образований.
 
Еще кое-что о канонах
 
"Мы совершенно непоколебимо стоим на совершенно правильном пути канонического строения Церкви — на правилах Апостольских и семи Вселенских Соборов», — утверждает митрополит Виталий (в интервью газете «Православная Русь»).
Конечно, утешительно знать, что глава Церкви с полной ответственностью может заявить, что управляемая им Церковь стоит на совершенно правильном каноническом пути. Но...
Зарубежная Церковь, не говоря об этом вслух, довольно сильно изменила церковное законодательство, выработанное на Всероссийском Соборе 1917-18 гг.
В основание канонического устройства Зарубежной Церкви, наряду с вселенскими канонами, как было сказано при ее образовании и подтверждено недавними соборными определениями, положены Постановления Всероссийского Поместного Собора 1917/18 гг.
В принципе в них нет ничего, что нельзя было бы соблюсти в зарубежных условиях. И тем не менее, сегодня Зарубежная Церковь руководствуется не этими Постановлениями (которых и найти-то здесь практически невозможно), а «Положением о Русской Православной Церкви Заграницей«, принятым на Соборе 1956 года, хотя нет такой инстанции в Русской Церкви, которая могла бы отменить эти Постановления Всероссийского Собора.
Зарубежная Церковь вроде бы и не отменяла, но тихо и мирно приняла новое Положение (причем, не на Всезарубежном, а на Архиерейском Соборе), которое довольно существенно отличается от Постановлений, И по конструкции, и по содержанию.
Во-первых, отменено существеннейшее положение, согласно которому Церковь должна управляться посредством Соборов, периодически созываемых в составе епископата, представителей клира и мирян.
В определении о высшем управлении Православной Российской Церкви Поместного Собора 1917/18 гг. сказано:
«Православной Российской Церкви высшая власть — законодательная, административная, судебная и контролирующая — принадлежит Поместному Собору, периодически, в определенные сроки созываемому, в составе епископов, клириков и мирян».
«Положении о Русской Православной Церкви Заграницей» 1956 года это постановление Всероссийского Собора довольно существенно изменилось. Здесь говорится:
«В случае особой надобности Первоиерарх вместе с Архиерейским Синодом созывает Всезарубежный Церковный Собор, состоящий из епископов и представителей клира и мирян».
Разницу легко заметить невооруженным глазом. И за всю историю Зарубежной Церкви такой собор созывался только трижды.
Казалось бы, открытие приходов Зарубежной Церкви в России — это ли не случай особой надобности для созыва такого Собора? Но церковное руководство пошло по пути келейного решения этого чрезвычайно ответственного вопроса.
Фактически, если учесть, что за все 70 лет своего бытия Зарубежная Церковь имела только три Всезарубежных Собора, соборное управление заменено в ней соборным архиерейским, а в некоторых случаях — синодальным или личным.
Далее. Избрание архиереев на вдовствующую кафедру, согласно "Положению...», отнесено к компетенции Архиерейского Собора, но в междусоборный период может производиться и Синодом. И ни одного слова о порядке избрания. А ведь это важнейший пункт! От него зависит сам принцип соборности в Церкви.
Вот как решил этот вопрос Всероссийский Собор.
«Избрание епархиального архиерея производится следующим образом. По освобождении епархиальной кафедры, прежде замещения ее, архиереи округа или, при отсутствии округов, Священный Синод Российской Церкви, составляют список кандидатов, в который, после канонического одобрения, включаются кандидаты, указанные епархией. По обнародовании в епархии списка кандидатов, архиереи округа или архиереи, назначенные к участию в избрании епархиального архиерея Священным Синодом, клир и миряне епархии совместно производят по особым правилам выборы кандидата, голосуя одновременно всех, указанных в списке, при чем получивший не менее 2/З голосов считается избранным и представляется на утверждение высшей церковной власти. Если никто из кандидатов при таковом голосовании не получит указанного большинства голосов, то производится новое голосование о каждом из кандидатов, указанных первым голосованием, в отдельности, и высшей церковной власти представляются кандидаты, получившие не менее половины избирательных голосов».
Кто-нибудь из членов Зарубежной Церкви может вспомнить, чтобы избрание хотя бы одного зарубежного архиерея было произведено согласно этому постановлению?
15/28 марта 1918 года на Соборе было принято и такое постановление:
1) Для удовлетворения общецерковных нужд и для покрытия расходов по содержанию личного состава духовно-учебных заведений... образовывается особая общецерковная казна при высшем церковном управлении.
2) Для пополнения общецерковной казны устанавливаются следующие сборы:
а) особый тарелочный сбор, производимый в церквах за всенощным бдением и литургийным Богослужением в течение одного года в определенные дни, согласно расписанию... и
б) временный..., назначаемый на нужды духовно-учебных заведений, сбор по 10 рублей с пуда свечей, выпускаемых в продажу епархиальными свечными заводами и складами...
5) из общецерковной казны выдается:
а) жалованье в размере положенного содержания из казны всем преподавателям и служащим духовно-учебных заведений...
Вот простой и надежный путь обустроить духовную школу, если бы Зарубежная Церковь руководствовалась Постановлениями Всероссийского Собора. Первоиерарх, правда, утверждает, что она ими руководствуется:
«У нас организовано все по Уставу, выработанному Великим Поместным Российским Собором 1918 года».
И в другом месте:
«Мы уже не ходим с шапкой... Благосостояние во всем мире (кроме Родины, конечно, — сост.) очень сильно поднялось».
Кто это «мы» — неизвестно, возможно, сам митрополит, потому что единственная семинария Зарубежной Церкви по-прежнему вынуждена ходить по миру с протянутой рукой.
«Пожалуйста, помогите нам продолжить труд Божий, обучения будущих пастырей Церкви. Поддержите нашу семинарию... Наша семинария представляет собой уникальное учебное заведение. Она является единственной в мире, принадлежащей Русской Зарубежной Церкви... Мы вынуждены обратиться к вам с убедительной просьбой оказать материальную поддержку нашей семинарии... Помогите нам растить работников на ниве (жатвы). Сами мы больше не в состоянии делать это без вашей помощи».
В разделе «Положения...» «о Первоиерархе» есть пункт, который даже близко не стоит по духу с Постановлениями Всероссийского Собора:
«Первоиерарх управляет на правах епархиального архиерея церквами, не входящими в состав епархии, а непосредственно ему подчиненных» (подчиненными — сост.).
Это постановление находится в резком противоречии с православными канонами, категорически запрещающими епископу творить что-либо за пределами его епархии.
Согласно Постановлениям того же Всероссийского Собора епископ не может оставлять епархию на срок, более 14 дней. Положение о Зарубежной Церкви расширило это время до месяца, но это уже мелочь. Таких «мелочей» можно было бы привести немало.
Кроме того.
1) Постановление ВРЦУ от 4/ХII-1921 года требовало совершенно не представлять священнослужителей к митре, так как награждение митрой является прерогативой Святейшего Всероссийского Патриарха. 450 .
Нарушено 59 правило св. Василия Великого.
2) Правило 67 Карфагенского Собора категорически запрещает одностороннее изменение границ епархий. Создание новых епархий и выделение таковых из состава прежних всегда производится высшей церковной властью Поместной Церкви и с согласия правящего архиерея. Это является канонической аксиомой.
Решение Архиерейского Собора о выделение германских приходов в самостоятельную епархию вопреки воле митроп. Евлогия по существу канонически-незаконно.
Постановление это противоречит и букве и духу канонов, строго ограждающих неприкосновенность границ епархии, и целому ряду отдельных правил: 64, 67, 111 и 134 правилам Карфагенского Собора, 8 правилу 3-го Вселенского Собора и 16 правилу Антиохийского Собора.
На сегодня, правда, в сознании зарубежного церковного руководства даже вопроса такого не возникает: имеет ли оно право учреждать новые епархии... даже на территории России...
3) Превышение власти — суд над двумя митрополитами, что является прерогативой высшей московской церковной власти на уровне Собора.
4) Зарубежная Церковь не имеет своей юрисдикции (по определению), отчего не имеет права никого принимать «под свой омофор». Для этого его, во-первых, надо иметь.
5) Никто из зарубежных архиереев с самого начала не имел права рукоположения в любую степень священства. Это звучит дико без контекста (объяснения), но тем не менее это так.
6) Зарубежная Церковь, осуждающая экуменизм на словах, тоже не чужда «практического экуменизма». Эти случаи никогда не подвергались осуждению и даже анализу.
7) Авторитетнейший иерарх Зарубежной Церкви высказывал в свое время опасение в потере ею благодати.
 
Зарубежная Церковь, Свободная Церковь и каноны
 
Поставление Зарубежным церковным руководством на территории бывшего Советского Союза параллельной с патриархийной иерархи является одним из самых серьезных канонических преступлений.
«...Дабы никто из боголюбезнейших Епископов не простирал власти на иную епархию, которая прежде и сначала не была под рукою его, или его предшественников, но аще кто простер, и насильственно какую епархию себе подчинил, да отдаст оную... Аще же кто предложит постановление противное тому, что ныне определено, угодно сему святому и Вселенскому Собору, да будет оно недействительно» (3 Всел. 8).
«Рассуждено, чтобы... (Епископы) ничего особенно важного не делали... кроме того токмо, что относится до епархии, принадлежащия каждому из них, и до селений, состоящих в ее пределах. Ибо каждый Епископ имеет власть в своей епархии, и да управляет ею, с приличествующею каждому осмотрительностью, и да имеет попечение о всей стране, состоящей в зависимости от его града, и да поставляет пресвитеров и диаконов, и да разбирает все дела с рассуждением, далее же да не покушается что либо творити без Епископа митрополии». (Ант. 9).
Это правило было подтверждено 66-м и 67-м правилом Карфагенского Собора. Оно гласит:
«На многих Соборах священным сословием определено, чтобы народ, в приходах от Епископов зависящий и никогда не имевший особого Епископа, не иначе получал своих правителей, то есть Епископов, как по согласию Епископа, которому подчинен сначала..., не подобает особого начальника приимати людям, которые в так именуемом пределе подлежат древнему Епископу и никогда особого епископа не имели» (Карф. 64).
«Для каждого Епископа подобающе охранено постановлением, чтобы от определенного состава приходов, ни единое место не было отторгаемо, и не получало особого Епископа, разве по согласию имеющего власть над оным« (Карф. 67).
«Постановлено сие: народу, никогда не имевшему своего епископа, отнюдь не давать его, разве по решению всего Собора каждой области и первенствующего епископа, и с согласия того епископа, в пределе коего состояла оная Церковь» (Карф. 11).
20-м правилом Шестого Вселенского Собора епископу категорически запрещено заниматься даже учительством в не принадлежащем ему городе.
«Да не будет позволено Епископу во ином граде, не принадлежащем ему, всенародно учить. Аще же кто усмотрен будет творящий сие, да престанет от Епископства и да совершает дела пресвитерства» (6 Всел. 20).
Епископу категорически запрещено принимать (восхищать) клирика, принадлежащего области другого, и рукополагать без согласия его епископа. «Аще кто дерзнет принадлежащего ведомству другого восхитити, и в своей Церкви рукоположити, без согласия собственного Епископа, от которого уклонился причисленный к клиру, недействительно будет рукоположение» (1 Всел. 16).
«Аще же который Епископ... примет клирика принадлежащего другому Епископу, то суждено нам быти вне общения церковного и приятому, и приявшему, доколе перешедший клирик не возвратится во свою Церковь» (4 Всел. 20).
«Никакой Епископ да не усвояет себе чуждого клирика, без рассуждения прежнего Епископа» (Карф. 65).
Аще кто приимет кого либо из чужого монастыря и восхощет произвести его в клир, или поставить игуменом своего монастыря, то Епископ, так поступающий, да будет удален от общения с прочими, и да ограничится общением токмо с своею паствою, а тот да не останется ни клириком, ни игуменом» (Карф. 91).
«Кто хотя единожды читал в Церкви, тот другою Церковью да не приемлется в клир» (Карф. 3, 101).
Запрещенного одним епископом, никто не имеет права принимать в свою епархию.
«Аще же епископ, у которого таковым быти случится, в ничто вменив определенное им запрещение служения, примет их яко членов клира, да будет отлучен, яко учитель бесчиния» (Ап. 16).
«Аще же изверженного по сей причине (по причине незаконного перехода клирика из одной епархии в другую — сост.) приимет иный Епископ, то и сей да подлежит епитимии от общего Собора, яко нарушитель церковных постановлений» (Ант. 3).
«Аще кто, диакон или пресвитер, или кто либо из причетников будет лишен общения церковного, и прибегнет к иному Епископу знающему его, знающему и то, что он своим Епископом удален от общения, не подобает, с обидою для Епископа и брата своего, подавати ему общение. Аще же дерзнет сие творити, да знает, что подвергает себе ответу пред Епископами, когда они соберутся» (Сард. 13).
В связи с открытием приходов в России Зарубежный Синод и Собор нарушили следующие правила: Ап. 14, 16, 34, 35; 1 Всел. 15, 16; 2 Всел. 2, 6; 3 Всел. 8; 4 Всел. 5, 20; 6 Всел. 20; Ант. 9; Карф. 59, 64, 65, 67, 82; Сард. 2, 3, 5, 11, 13; Феоф. 6.
Обобщая, можно сгруппировать все нарушения в четыре группы.
1. В соборном решении о принятии приходов в России в юрисдикцию Зарубежной Церкви в качестве оснований не было приведено ни одного канонического постановления, в то время, как существуют несколько канонов, категорически (под страхом тягчайших наказаний) запрещающих делать это.
2. Митрополит Виталий единолично отменил решение архиепископа Лазаря о запрещении в священнослужении нескольких священнослужителей его епархии.
З. Митрополит Виталий единолично принял под свое управление несколько приходов, находящихся в ведении архиепископа Лазаря.
4. И отправление на покой, и запрещение в служении архиепископа Лазаря и епископа Валентина осуществлены при грубейшем нарушении всех существующих канонических норм церковного судопроизводства.
 
Комментарий к приведенным четырем пунктам
 
1. Никто из епископов не должен простирать власть на иную епархию - 3 Всел. 8, Ант. 9, Карф. 64, 67.
2. Никто из епископов не должен в не принадлежащем ему городе учить всенародно, особенно к унижению местного епископа — 6 Всел. 20.
3. Никто из епископов не должен рукополагать и устроять дела церковные в чужой епархии — Ап. 14.
4. Епископ не должен восхищать (отнимать) клирика, принадлежащего области другого, и рукополагать без согласия его епископа — 1 Всел. 16, 4 Всел. 20, Карф. 65, 91, 101; Сард. 15.
5. Епископ не должен принимать запрещенных или низверженных другим епископом — Ап. 16, Ант. 3, Сард. 13.
6. Епископ не должен низводить со степени (это же относится и к митрополиту по отношению к епископам) по подозрению от наушничества и злословия. Не должен прислушиваться к суетным нареканиям — Феоф. 6.
Кроме всего сказанного, в случае церковного судопроизводства (точнее: в случае его отсутствия) над российскими «свободными» архиереями были нарушены следующие канонические нормы.
1. Суд должен производиться не по вражде, пристрастию и человекоугодию — Карф. 16.
2. Обвиняемый может отводить подозреваемых им судей — Кирил. 1.
3. Обвиняемый может просить нужного времени для своей защиты — там же.
4. По делам церковным епископа могут обвинять только люди, вероятия достойные — Апост. 74.
5. Не должно принимать доносов на епископа от всех без исследования, а необходимо предварительно исследовать общественное мнение об обвинителях — 4 Всел. 21.
6. Не принимаются обвинения на епископа от: евреев (Карф. 144), греков (там же), осужденных и изверженных клириков или отлученных мирян (2 Всел. 6, Карф. 143), от доносителей, у которых одно из многих, приносимых ими обвинений, уже было расследовано, и осталось не доказанным (Карф. 145).
7. Обвинение от одного, даже епископа, не принимается — Карф. 147.
8. Доносители, ничем не опороченные, должны представить свои обвинения на епископа сначала всем епископам области, и подтвердить их перед ними доводами — 2 Всел. 6.
9. Епископа судит только Собор — Ап. 74.
10. При невозможности собраться Соберу, епископа судят двенадцать епископов (не считая митрополита — председателя Собора) — Карф. 12.
Правило это настолько строгое, что в истории был случай, когда было отменено решение, вынесенное одиннадцатью архиереями во главе с архиепископом (двенадцатым).
11. Если епископы области не восстановят порядка, то обвинители должны обратиться к большему Собору, впрочем, не иначе, как письменно поставив себя под страхом одинакового наказания с обвиняемым, если, по производству дела, окажутся клевещущими на обвиняемого — 2 Всел. 6.
12. Обвинитель против епископа должен представить дело к первенствующему в области, и обвиняемый не должен быть отчужден от общения, разве не явится в суд в назначенный срок — Кар ф. 28.
13. На суд епископ должен явиться лично — Ап. 74 — в месячный срок, а по нужде в двухмесячный — Карф. 28.
14. Ежели он не явится на суд и по третьему вызову через двух епископов, то подвергается решению, какое угодно будет произнести о нем Собору — Ап. 74.
15. Если доноситель во время рассмотрения дела скроется, то епископ принимается в общение, а тот лишается общения — Кар ф. 28.
16. Если судящие епископа разнятся во мнении, то для вынесения решения приглашаются другие епископы (из ближайшей области-епархии) — Ант. 14.
17. И патриарх не может отрешить подвластного себе епископа без Собора —Кирил. 1.
Первоиерарх Зарубежной Церкви носит титул «Митрополит Восточно-Американский и Нью Йоркский, архиепископ Монреальский и Канадский». Сразу же сделаем оговорку: архиепископ, митрополит, первоиерарх и даже патриарх во-первых есть епископ в прямом и однозначном смысле, поэтому все каноны, относящиеся к епископу, имеют прямое отношение и к любому архиерею, занимающему административный пост в Церкви, независимо от титула.
«Епископам всякого народа подобает творить... каждому только то, что касается до его епархии и до мест к ней принадлежащих» (Ап. пр. 34). «Рассуждено, чтобы... епископы ничего особенного важного не делали без него (т.е. митрополита), кроме того токмо, что относится до епархии, принадлежащей каждому из них» (Ант. 9).
Относительно рядовых епископов здесь вопросы не возникают. Что же касается митрополита, в ведении которого находятся несколько епископов, то толкование этого канона следующее:
«Этот первый епископ был в то же время и епархиальным епископом, т.е. также имел свою определенную епархию и следовательно имел право, как и все остальные, делать самостоятельно то, что касалось его епархии. 451
Епископы каждой отдельной поместной церкви  должны считать своим старейшиною того епископа, который занимает среди них первую кафедру. 452
Опять же, митрополит рассматривается этим правилом как правящий епархиальный архиерей.
Поскольку митрополит обладает всеми правами епархиального архиерея, то с таким же основанием следует отнести к нему и все епископские обязанности, в частности, и ту, которая изложена в 34-м апостольском правиле.
Первоиерарх, имеющий свою собственную епархию (Восточно-Американскую и Нью-Йоркскую), одновременно управляет Канадской епархией. Положение, которое вопиюще противоречит канонам. После избрания Канадского архиерея Первоиерархом, у которого есть собственная епархия, Канадская епархия считается вдовствующей и в течение трех месяцев руководство Церкви должно озаботиться поставлением нового епископа:
«Поелику некоторые митрополиты, якоже нам сделалось гласным, небрегут о вверенных им паствах, и отлагают поставление епископов: того ради определил Собор, чтобы поставление епископов совершаемы были в продолжение трех месяцев (Всел. 25).
У этого правила есть и примечательное продолжение:
Между тем (т.е. в период вдовствования) доходы вдовствующей Церкви (епархии) да сохраняются в целости экономом ее.
Не хочется верить, что удержание Первоиерархом за собой Канадской епархии вопреки канонам объясняется доходами, которые он потеряет, если поставит Канаде законного епископа.
Существует и такое правило Вселенского Собора, которым должны руководствоваться все Православные Церкви, согласно которому
«ясно известно да будет собственное имение епископа (если он имеет собственное), и ясно известно Господне, дабы епископ, умирая, имел власть оставить собственное, кому хощет, и как хощет, дабы под видом церковного не было растрачено имение епископа, имеющего иногда жену и детей, или сродников, или рабов. Ибо праведно сие пред Богом и человеки, дабы и Церковь не претерпела некоего ущерба, по неизвестности имения епископского, и епископ, или его сродники, не подверглись отобранию имения за Церковь, или же дабы близкие к нему не впали в тяжбы, и кончина его не была сопровождаема безславием» (Ап. 40).
О том же говорит и 24-е правило Антиохийского Собора.
«Да не будет позволено никому из митрополитов, по смерти епископа, подвластного его престолу, отнимати, или присвояти имение его, или Церкви его; но да состоит оно под охранением клира тоя Церкви, коея предстоятелем был преставльшийся, даже до произведения инаго епископа, разве когда не останется клириков в оной Церкви. Тогда митрополит да соблюдает оное в целости, и все да предаст епископу, который поставлен будет» (6 Всел. 35).
Параграф 54 Положения о Русской Зарубежной Церкви в общем-то повторяет этот канон, но вносит поправку, которая немало изменяет его смысл: «должно быть известно окружающим его священослужителям». И только. Знает ли кто-нибудь имение митрополита? даже из окружающих его священнослужителей? Очень сомневаюсь. А за неимением информации люди руководствуются слухами. А слухи весьма тревожные. Например, такие: будто все имущество Канадской епархии, за исключением г. Оттавы, записано на самого митрополита. Если это не так, это легко опровергнуть.
Кроме того: «Восточно-Американский«. Что это такое? Можно ли по такому титулу определить границы епархии Первоиерарха?
А насчет границ епархий говорит правило 28 VI Вселенского Собора. В толковании на него сказано:
«В частности, халкидонские отцы при издании этого правила строго следуют: а) Установленной в церкви норме, чтобы..., всегда имелось в виду, при распределении церковных областей, и политическое распределение оных, равно и значение, которое данный город имеет в политическом отношении. Норма эта освящена была практикой апостольской церкви, учением всех святых отцов и учителей, как восточной, так и западной церквей, и наконец норма эта получила юридическое значение через определения соборов, как поместных (Ант. 9), так и вселенских (I, 6; IV, 17)».
«Часть границы у Восточной Америки, правда, имеется: она проходит по берегу океана. Но где материковая граница? Или: что такое «Сиракузский и Троицкий», как правящий архиерей? Архиерей может, конечно, именоваться «городским« титулом, но титулование по названию монастыря вообще не укладывается в церковные нормы. Где его епархия? Границы епархии?
Еще несколько слов о титулах. Одному из «свободных» епископов (Вениамину) был дан титул «Краснодарский и Черноморский». Что значит «Черноморский»? даже города такого — Черноморск — нет на всей территории бывшего Советского Союза. Есть в Крыму какой-то захудалый поселок на берегу моря под названием Черноморское. Он ли имеется в виду? Или все Черное море сразу с «плавучими храмами»?
Если «свободные» архиереи — правящие архиереи, то они должны иметь епархии, имеющие четкие территориальные границы и именоваться по главному городу этой территории. Это все.
Понимаю, что руководство Зарубежной Церкви в этом случае постаралось избежать обвинения в учреждении епархии там, где уже существует епископ, с тем, чтобы не быть обвиненным в прямом нарушении канонов, указанных выше, но такой выход — тоже не имеет под собой никаких церковных оснований. Кроме того, таким «хитроумным» титулом Зарубежная Церковь косвенно, но убедительно признает законность, каноничность и благодатность российского (патриархийного) епископата. Если это не так, то почему бы епископам Зарубежной Церкви на территории России прямо не дать традиционные титулы существовавших и существующих там веками епархий?
А раз признается законным российский епископат Московского Патриархата, то в действие вступают каноны, категорически запрещающие учреждение епархий на территории существующих, приведенные выше (Сард. 6; Карф. 64, 67, 11).
Ссылка на то, что там в епархиях имеются приходы, находящиеся в юрисдикции Зарубежной Церкви, в случае признания благодатности патриархийного епископата, не имеет никакой силы, поскольку такие приходы должно рассматривать, как раскольнические со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Кроме того, если признается законность патриархийного епископата, то руководство РПЗЦ сразу вступает в конфликт, помимо приведенных выше, еще с Апостольским правилом:
«Епископ да не дерзнет вне пределов своей епархии творити рукоположения во градех и селех, ему не подчиненных» (Ап. 35).
И принимать клириков из Московской Патриархии в таком случае Зарубежная Церковь может только при наличии у них отпускных грамот.
Вообще, для Зарубежной Церкви признать законность российского епископата, Московской Патриархии, равносильно признанию незаконности самой ЗЦ. На это зарубежное руководство, разумеется, никогда не пойдет. Открыто (соборно) признать незаконность Патриархии — на это не хватает дерзости.
Можно подвести итоги:
Лично Митрополит Виталий нарушил: Ап. 16, 52; 1 Всел. 16; 4 Всел. 20; 7Всел. 12; Ант. 3; Карф. 65, 91, 101; Сард. 13, 15.
Архиеп. Антоний Лос-Анжелосский и архиеп. Марк Германский нарушили: Кар ф. 65.
Еп. Варнава нарушил: Ап. 12, 14, 32, 33; 1 Всел. 5, 15; 4 Всел. 8, 20; 6 Всел. 17,20.
Одно нарушение митрополита вообще не укладывается ни в какие рамки: он запретил еп. Григорию, который считался экспертом в канонических вопросах на протяжениии десятилетий существования Зарубежной Церкви, ссылаться в его деятельности на каноны!!!
 
Взгляд изнутри
 
В своем месте уже было сказано, что подробный анализ действий зарубежного церковного руководства на территории России с канонической точки зрения был дан епископом Григорием (Граббе). Вот некоторые положения его документов.
Высокий уровень авторитета Зарубежной Церкви в России до сих пор зиждился на Ее бережном хранении чистоты Православия и точном соблюдении канонов. Между тем, в последнее время, под каким-то влиянием мы отступили от этих принципов, что сейчас особенно опасно и уже сказывается разрушительно на нашей церковной жизни в России.
Принцип строгой каноничности на последнем Соборе был заменен поспешностью, хотя бы и с нарушением при этом канонов. В результате такого подхода забывались правила, обеспечивающие справедливость и сохранение свободы архипастырской работы некоторых архиереев.
...Архиепископ Лазарь вследствие этого уже отошел от нас. У Епископа Валентина тоже испытывается терпение. Если и он тоже не выдержит испытания, — с чем же мы останемся?
...Для ясности я должен начать с разбора некоторых дел на расширенном заседании Синода, имевшем место в Мюнхене. Шестое правило 2 Вселенского Собора начинается словами: «Поелико многие, желая привести в замешательство, и ниспровергнути церковное благочиние, враждебно и клеветнически вымышляют на правящих церквами православных епископов некия вины не с иным каким намерением как токмо, дабы помрачити добрую славу священников, и произвести смущение в мирном народе, того ради святый Собор заблагорассудил: не без исследования допускати обвинителей на правителей церкви, но и не всем возбраняти».
Правило требует: ...направляющие в Собор обвинение против епископа «не прежде могут настояти на своем обвинении, как письменно поставив себя под страхом одинакового наказания с обвиняемым, аще бы по производству дела, оказались клевещущими на обвиняемого епископа».
С такой ли заботой о справедливости и осторожности судили об Епископе Валентине, когда готовы были без всякого производства следствия осудить его на лишение сана за прием архим. Адриана? А были ли действительно серьезно проверены выставленные против последнего обвинения?
Начав с принятия в производство, вопреки правилам, обвинения Епископа Валентина по одиночной жалобе неизвестного никому из нас лица, Собор уже намеревался лишить его сана без всякого производства, пока не подвернулся аргумент его болезни. Но и тут не подумали, что это требует его собственного прошения и проверки, насколько серьезна его болезнь.
...В отсутствии обвиняемого и вопреки правилам без его ведома мы решали его судьбу.
...Дорогие Преосвященнейшие! Скажите: кто из нас безропотно согласился бы быть судимым в таком необычном для Церкви порядке?
Ведь у нас от прихожан Епископа не было ни одной жалобы и сам болящий молчал, заявив ранее о своей невиновности. Епископ Валентин оказался неугодным кому-то из наших Епископов.
Преосвященнейшие! Можно ли строить Церковь на предубеждениях и антипатиях, а особенно на несправедливости?
Нам известно только одно обвинение против Епископа Валентина, которое было в руках Епископа Варнавы и участникам расширенного заседания Синода в Мюнхене показывалось в разное время, в частном порядке. Самому Епископу Валентину оно было дано уже по окончании заседаний, когда стало известно и Председателю Синода. Мне известно только, что оно было получено Епископом Варнавой из организации «Память», против которой Епископ Валентин неоднократно и публично выступал.
Епископ Валентин дал объяснение по поводу этого обвинения дважды в июле и в декабре прошлого года. Эти объяснения в Синоде не докладывались, а на Соборе Председатель обвинил Епископа Валентина в оставлении доноса без ответа.
...Еп. Варнава... «решил издать указ о запрещении Архимандрита Адриана в священнослужении с рассылкой копии в прокуратуру». Очень бросается в глаза желание Епископа Варнавы управлять ни более и ни менее, как всеми приходами в России.
Заметьте, что он решил запретить в священнослужении архимандрита, ему никак не подчиненного.
...На вопрос Архиеп. Марка относительно принятия Епископом Варнавой священника Петра Астахова, запрещенного Епископом Валентином за сожительство с женщиной, как значится в протоколе, — Епископ Варнава отвечает, что «должен был о. Петра принять, т.к. власти хотели захватить его храм».
Незаконные действия Епископа Варнавы в отношении других епархий приводятся в том же протоколе и далее. Там значится: «Читается и другой письменный доклад Епископа Валентина, выражающий жалобу на Епископа Варнаву за его связь с НПФ “Память” и за принятие им духовенства без отпускной граматы. Действия Епископа Варнавы вносят нестроение в приходы Русской Церкви и ставят под угрозу их существование».
Этот доклад, частично подкрепленный как показано выше, словами самого же Епископа Варнавы, остался без всякой резолюции. Между тем, можно ли молчанием покрывать все (признанные им самим) незаконные действия Епископа Варнавы? Он явно подлежит церковному суду.
Сразу же по возвращении домой из Франции и по получении протоколов, я послал Владыке Митрополиту экстренный доклад, датированный 16/29 мая. Я надеялся передать его лично Владыке Митрополиту, находившемуся в это время в Синоде, но мне было передано, что Владыка Митрополит меня принять не может. Доклад мой был передан ему лично через о. Владимира Шишкова.
Не имея на него никакой реакции Первоиерарха, я все же послал ему вторую докладную записку, по делу суда над Епископом Валентином. К сожалению, и на эту записку я не получил никакой реакции.
26 июня / 9 июля, я послал Владыке Митрополиту свои соображения по поводу дел Епископов Валентина и Варнавы. Как и в двух предыдущих случаях, я никакой реакции не получил и на этот последний свой доклад.
...Я при всех случаях, когда этот вопрос поднимался, решительно рекомендовал последовав канонам, не придавать ему никакого значения и дело закрыть, ибо каноны не допускают принятия ОДНОГО доноса на Епископа, при том еще и человека не нашей Церкви и члена крайне сомнительной организации Память. Я и по этому поводу лично передал Владыке Митрополиту записку, предлагая ему на основании канонов единолично отказаться принять донос к производству и дело закрыть.
Владыка Валентин ДВАЖДЫ давал свой отзыв по этому доносу. К сожалению, когда Владыка Митрополит сказал на Соборе, что он не получал реакции на донос со стороны Епископа Валентина, наш Секретариат его не поправил сообщением, что отзывы были получены.
Теперь, несколько недель тому назад о. Владимир Шишков, бывший в Суздале, привез для доклада Синоду уже ТРЕТИЙ отзыв Владыки Валентина. Владыка Валентин также прислал в опровержение сделанного на него доноса следующие письменные свидетельства:
1. Письмо А.Д. Штильмарк, бывшей замужем за отцом доносчика.
2. Письмо родной тетки доносчика, В.А. Штильмарк.
З. Письмо С.А. Кузьмицкой, имя которой без ее ведома было употреблено доносчиком в присланном им пасквиле.
На основании канонов и представленной Владыкой Валентином документации, дело это, тянущееся вот уже два года, должно быть немедленно прекращено. Я бы также рекомендовал соборне выразить Владыке Валентину сожаление по поводу неумышленно причиненных ему скорбей (17/30 июля 1993 г.).
...За последнее время у нас наблюдается полное пренебрежение правилами об управлении Русской Православной Церкви Заграницей, чему положено начало на последнем Архиерейском Соборе.
Вопреки всем этим правилам и канонам Вселенских Соборов, на этом нашем Соборе было выслушано и едва не принято предложение лишить сана без всякой процедуры одного из Епископов, занимающаго особенно ответственную и важную епархию, замененное затем увольнением его на покой по болезни.
Вместе с тем выяснилось, что в ряде случаев Синодальные решения заменялись обращением в административном порядке непосредственно к Председателю Синода, который выносил решение единолично, вопреки и канонам и Правилам нашего Архиерейского Синода, иногда даже и в отмену уже имевшегося решения Епархиального Архиерея.
Это уже в двух случаях вызвало их уход от должности, а в случае Архиепископа Лазаря и выход его из состава нашей иерархии.
Но еще хуже то, что в случае Епископа Варнавы, наше Управление подвергается обвинению в покровительстве беззаконию.
Уже сам факт, что наш Собор выслушал доклады Епископа Варнавы, в которых он сам говорил о совершенных им нарушениях правил о невмешательстве архиереев в дела чужих епархий и никто из нас на месте же не возбудил вопроса о его ответственности за такие акты (хотя в прениях Владыка Митрополит об этом ему напомнил) — в сущности послужил примером нашей терпимости к явно антиканоническим явлениям.
Я позднее спохватился, что участвуя в этом Соборе я тоже несу ответственность за это упущение. Я представил по этому вопросу доклад Пред-седателю Синода, указывая на необходимость поправить дело возможно скорым новым Собором...
Я указывал на необходимость положить конец антиканонической деятельности в ущерб Церкви со стороны Епископа Варнавы, который до сих пор остался безнаказанным, хотя жалобы на вмешательство его в дела чужих епархий были и в докладе Архиепископа Лазаря и Епископа Валентина. Я не знаю, к сожалению, мог ли по состоянию своего зрения прочитать мой доклад Председатель Синода. Во всяком случае, я не получил на него никакой реакции...
Между тем, этим оставались покрытыми все беззакония в актах Епископа Варнавы и подрывалось самое понятие о том, что наша Церковь ведет свою жизнь на основании канонов, долг следить за этим лежит по п. 196 (Положение о Русской Православной Церкви Заграницей) на ведущих это Управление.
Правило говорит, что «в случае обнаружения со стороны епархиального или викарного архиерея каких-либо злоупотреблений или преступлений, Архиерейский Синод должен (подчеркнуто мною) принять необходимые меры для восстановления порядка в соответствии с пар. 15, причем, в случае необходимости Синод может применить необходимые меры прещения с оповещением о сем епископата».
Согласно этому 15-му правилу, Синод может решать вопросы путем письменного опроса Епископов.
В данном случае, как я указывал в своем докладе Первоиерарху, такая срочность была, но главное, — оставлять явные нарушения канонических правил никак на это не реагируя, — есть признание необязательности руководствования церковными канонами. Никто из нас, членов Собора, ни при каких условиях не может становиться на этот путь.
Ответственность за все это прежде всего ложится на Председателя Синода, Секретаря Синода и его Помощника, а затем и на каждого из нас, архиереев.
Вновь обращаю Ваше внимание на дело Епископа Варнавы, на которого уже жаловались, не вызвав производства, в докладах Собору Архиепископ Лазарь и Епископ Валентин, а я подал Вашему Высокопреосвященству особый доклад.
Лично меня Владыка Варнава ничем не обидел, но мне приходится слышать со стороны наших людей сетования на то, что невнимание Синода к этому делу подрывает авторитет нашей Церкви и Вашего Высокопреосвященства лично.
...Я подавал по этому делу доклад о неканонических деяниях Епископа Варнавы, но не получил от Канцелярии Синода даже уведомления о том, что мой доклад был получен. При сем, прилагаю копию его, а сейчас дополняю его указанием тех канонов (весьма важных), которые были на виду у всего нашего Собора нарушены Преосвященным Епископом Варнавой.
1). Епископ Варнава принял в свое ведение протоиерея А. Аверьянова, архим. Иоасафа и еще несколько клириков, запрещенных в служении Архиепископом Лазарем, что явилось одной из причин его ухода от нас (Ап. 12, 32, 33; I Всел. Соб. 5, 15; VI Всел. Соб. 8, 20; VI Всел. Соб. 17).
2). Вмешался в дела Суздальской Епархии и над чужим клириком, в чужой епархии устроил суд, состоящий из запрещенных в служении клириков под своим возглавлением, о чем судимый клирик узнал из газетного сообщения. В нашей Церкви это преступление не имеет прецедента.
3). Епископ Валентин письменно жаловался и Синоду и Собору на вмешательство Епископа Варнавы в дела его епархии, и хотя жалоба его и была прочитана на Соборе, она была оставлена без внимания.
4). Епископом Варнавой был принят в свое ведение священник Астахов, запрещенный Архиеп. Марком за незаконное сожительство с женщиной. Он сам подтвердил этот факт своим заявлением перед всем нашим Собором.
5). Без каких либо полномочий претендовал на управление всеми приходами в России, не считаясь ни с кем из уже действовавших там трех архиереев.
Если положение приходов в России иным членам Собора представляется смутным, то это все же никак не оправдывает вмешательства в их дела четвертого архиерея без Соборного постановления.
6). Когда обнаружилась вероятность вынужденного отъезда из Москвы Епископа Варнавы, то он самочинно и собственноручно разбил престол и иконостас в храме Марфо-Мариинской общины. Помимо личного свидетельства об этом Синоду заведующей Марфо-Мариинской клиникой др. Р.А. Помырзиной, как я слышал, имеется снятый при этом фильм, который демонстрировался членам Синода.
7). Духовенство наших приходов в России, как это выяснилось на Съезде его в Суздале — соблазняется делами Епископа Варнавы, а количество преступлений, совершенных им в нарушение канонов, признанных и засвидетельствованных им в подписании протоколов Собора — делает излишним какое-либо следствие.
Оставление же стольких канонических преступлений без внимания — подрывает порядок в жизни нашей Церкви и может действовать разлагающе на все течение ее жизни. Епископ Варнава подлежит лишению сана и другое определение о нем возможно только по соборному о нем определению.
Необходимость акции в этом деле Синода и Собора диктуется пар. 1 96 Положения о Русской Православной Церкви Заграницей.
Епископ Варнава совершил ряд серьезных неканонических актов и по своим деяниям там, подлежит суду, вследствие чего не имеет права голоса. Епископ Варнава в нескольких случаях распоряжался по епархиальным делам в России, минуя уже имеющихся там Российских Архиереев. Он единолично совершил суд над неподчиненным ему клириком и без ведома Архиерейского Синода разослал собственный указ с сообщением об увольнении на покой Архиепископа Лазаря и Епископа Валентина и о подчинении ему одному ВСЕХ приходов в России.
Он также, без представления к награде Синоду, самостоятельно возвел диакона в сан протодиакона (кстати, вскоре ушедшего в Московскую Патриархию) и все это сходило ему с рук, даже после того, что он в своем докладе признавался в совершении преступлений перед лицом всего Архиерейского Собора и подписал об этом протокол.
Только на одном из последних заседаний Синода было постановлено затребовать у него объяснений, но без наложения запрещения, вопреки принятому ранее порядку о производстве дел, которые караются лишением сана. Несмотря на все это, он даже принимал участие в архиерейских хиротониях.
Правящий Архиепископ Лазарь почувствовал, что в Синоде с ним совершенно не считаются и поэтому условно от нас отделился. Наш Синод реагировал на этот объяснительный доклад не разбором жалобы Архиепископа Лазаря, а немедленным увольнением его на покой.
Епископ Валентин также не мирился с противоречущими канонам вмешательствами в дела его епархии, исходившими сверху. Он жаловался в Синод и на действия Епископа Варнавы и на наше слишком легкое отношение к нарушению канонических епархиальных границ, не жалуясь, однако, на старших.
Кроме того, вопреки 6-му правилу Второго Вселенского Собора, мы приняли и стали разбирать жалобу на него, исходившую из более чем сомнительного источника — организации «Память»... Не говорю уже о том, что каноны требуют от нас двух или трех достоверных свидетелей с безукоризненной церковной репутацией. И тем не менее, эта единственная, исходившая из враждебного нам лагеря жалоба была немедленно принята в производство.
Преосвященный Епископ Валентин сразу же дал свой отзыв на эту жалобу и указал на то, что она исходит из провокационной организации. Затем он вторично дал свой отзыв по этой же кляузе, но как вероятно помнят наши Преосвященные, на заседании Архиерейского Собора в мае текущего года, Владыка Митрополит сообщил нам, что Владыка Валентин так и не реагировал на предъявленную ему жалобу.
Давая свое объяснение в третий уже раз, Владыка Валентин приложил к нему три письменных свидетельства близких родственников жалобщика, которые единодушно заявляли о его психической неуравновешенности, но и на это мы никак не реагировали и дела не прекратили!
…На последнем Архиерейском Соборе ряд Преосвященных был готов без суда и следствия вынести постановление о лишении сана Епископа Валентина за принятие им громадного и очень благоустроенного прихода в Ногинске, от которого постановили отказаться, не запросив самого Епископа Валентина о подробностях дела, а полагаясь исключительно на обвинительный доклад Епископа Варнавы.
В виде акта снисходительности — было постановлено уволить Епископа Валентина на покой, по причине «болезни», хотя сам «болящий» об уходе на покой не заикался и принятого для такой мотивировки прошения не подавал.
Если мы будем и дальше продолжать такой противоканонический подход к делу, то рискуем толкнуть их на путь административного от нас отделения.
Далеко не всем Преосвященным заметно, что у нас и в народе и в духовенстве уже есть много недовольных критиков нашего священноначалия. Замеченные недостатки в нашем управлении, сказавшись на приходах в России, легко могут перенести болезнь и к нам заграницу, для этого достаточно было бы одного, широко известного настоятеля, который присоединился бы к Российской Церкви и за ним легко могли бы последовать и иные недовольные.
Один из наших Преосвященных по телефону указывал священнику в России не подчиняться наложенному на него запрещению Архиепископом Лазарем! Тот же самый Архиерей написал крайне грубое письмо Епископу Валентину по поводу тона его вызова какому то священнику для разбора приходского дела.
В нем он даже сказал, что если Еп. Валентин не может быть таким любвеобильным и деликатным, как все Епископы Зарубежной Церкви, проникнувшиеся любовью Митрополита Антония, — то пусть уходит!
...С каких пор имеет право один епархиальный архиерей делать выговоры, да еще и в недопустимо грубой форме, своему собрату, такому же епархиальному архиерею, как и он сам?
В ряде случаев, по непосредственным делам Российских Епископов, тамошние священники, вопреки канонам, минуя собственных Архиереев, обращались непосредственно и к Первоиерарху и к иным Преосвященным и от них получали указания по своим вопросам. Мне не пришлось слышать, что были случаи, когда наши Преосвященные сделали бы замечание таким клирикам и направили бы их к своим Епархиальным Епископам.
Такое невнимание к нарушению канонов со стороны наших Зарубежных Архиереев, наравне с применением строгостей по отношению к Российским Преосвященным — неминуемо создает у них впечатление о наличии у нас двух различных мерок.
Одно, когда Зарубежная Церковь оказывает помощь Российской Церкви при восстановлении в ней канонической иерархии, а совсем другое — когда мы претендуем на управление ВСЕЙ Российской областью из за границы, что никоим образом не предусматривается ни одним параграфом «Положения о Русской Православной Церкви Заграницей» и никогда ни в одном из наших последующих постановлений не имелось в виду?
Мною была получена копия письма в четыре страницы на бланке Архиерейского Синода за подписями Преосвященного Епископа Варнавы, как «Полномочного Представителя Синода Русской Зарубежной Церкви в Москве» и «Секретаря прот. Алексия Аверьянова, настоятеля донского храма в г. Подольске», — обращенного к «Высокопреосвященнейшему Митрополиту Владимиру, Местоблюстителю Киевского Патриаршего Престола».
Как мне стало известно, Канцелярия Архиерейского Синода никаких своих бланков Преосвященному Епископу Варнаве для пользования ими не выдавала.
«Сноситься с Предстоятелями и представителями Автокефальных Православных Церквей по вопросам церковной жизни во исполнение постановления Собора или Архиерейского Синода, а также от своего имени» — является исключительной прерогативой Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей и никого более (См. Положение о Русской Православной Церкви Заграницей, пар. 37, п. д).
Преосвященный Епископ Варнава не только позволил себе присвоить исключительные права Первоиерарха, но и от имени Архиерейского Синода и без его ведома, вступил в сношения с украинским самосвятом, теперь объявившим себя уже Киевским Патриархом!
...Мне представляется, что Архиерейский Синод должен немедленно формально отмежеваться от этой возмутительной акции, проводимой Епископом Варнавой от его имени, а в отношении него самого наконец принять экстренные и решительные меры
Иначе мы сделаемся посмешищем всего христианского мира, в нашей собственной пастве вызовем большое смущение, не говоря уже о реакции на этот скандал всех буквально верующих в России.
Епископ Варнава делал свои заключения о личности архим. Адриана и его приходе НИ РАЗУ с ним не встретившись, не бывши в Богоявленском приходе и не встретившись с его прихожанами, за исключением делегации от имени группы (возможно, из Патриархии), поносившей своего настоятеля.
На Соборе снова стали говорить (с доверием к нему) и о доносе на Еп. Валентина, переданном в Мюнхене Епископом Варнавой, но без слушания его объяснений. Секретариат Собора не упомянул, что Епископ Валентин ДВАЖДЫ представлял свой отзыв Первоиерарху, а между тем, ему ставилось в укоризну отсутствие ответа.
Кто же в данном случае должен оправдываться?
Никакое карательное определение не может быть законным без хотя бы спешного дознания, которое по нашим законам определяется как заключающееся в собрании сведений, необходимых для удостоверения в том, что происшествие действительно было и что оно соединено с преступлением или проступком (I, ст. 155 Устава Духовных Консисторий).
Нарушение этого правила недоброжелатели могут истолковать против Синода.
...Епископ Варнава докладывал Собору, что читая опубликованные в газетах свидетельства по делу архим. Адриана, он «решил издать указ о запрещении архим. Адриана в священнослужении с посылкой копии в прокуратуру».
Секретарь Архиерейского Синода Высокопреосвященный Архиепископ Лавр препроводил мне копию отзыва Преосвященного Епископа Варнавы на мой доклад касательно многократных нарушений им канонов Вселенских Соборов.
По-видимому, Преосвященный Епископ Варнава был особенно уязвлен моим заявлением, что «количество преступлений Епископа Варнавы делает излишним какое либо следствие».
Однако, некоторые его канонические преступления дошли до моего сведения в совершенно официальном порядке. Они были не только записаны в протоколе Собора (см. протокол 5 от 27 апр. / 10 мая 93), но этот протокол был им самим и подписан.
1) Преосвященный Еп. Варнава, сетует на то, что я говорю о принятии им запрещенного в священнослужении священника Петра Астахова. Однако, в протоколе Собора 5 от 27 апр. /10 мая 93 г., который сам Еп. Варнава подписал, стоит:
«Архиепископ Марк запрашивает относительно принятия Епископом Варнавой свящ. Петра Астахова из Кенигсберга. Он был запрещен за то, что незаконно живет с женщиной».
Епископ Варнава отвечает, что он должен был о. Петра принять, т.к. «власти хотели захватить храм».
2) В случае с архим. Адрианом, сам же Епископ Варнава признается, согласно протоколу:
«Председатель указывает, что так как архим. Адриан не подчинен Епископу Варнаве, то последний не должен был его запрещать, а должен был только выразить протест Епископу Валентину и заявить об этом Синоду».
Епископ Варнава отвечает, что «сделал это слишком поспешно, желая утешить родителей».
В своей жалобе на меня, Епископ Варнава говорит о якобы повесившемся молодом человеке по вине архим. Адриана, но не приводит ни имени и фамилии его, ни места и времени этого преступления.
3) Он также утверждает, что я, «являясь устами Епископа Валентина, не нашел нужным даже ознакомиться с указами, исходящими из Синода, выдвигая против меня свои обвинения».
В этом пункте своей жалобы в связи с моим утверждением о том, что прот. Алексий Аверьянов был принят им находясь под запрещением, он заявляет, что «указа о запрещении прот. Алексея Аверьянова не было». Повидимому, Преосвященному Варнаве не известно постановление Синода от 25 декабря / 10 мая (так в оригинале — сост.) 1992 г.
В нем разбирается жалоба Высокопреосвященного Архиепископа Лазаря на действия прот. А. Аверьянова и в пункте 2 постановляется: «запретить в священнослужении прот. А. Аверьянова и назначить над ним следствие».
К сожалению, из всей жалобы на меня Преосвященного Епископа Варнавы становится совершенно очевидным, что у него нет и самого отдаленного знакомства с канонами Вселенских и Поместных Соборов. Повидимому, ему представляется, что еще можно как то ставить под вопрос принятие запрещенного в священнослужении клирика, но он не отдает себе отчета в том, что и принятие чужого клирика без отпустительной грамоты его Епархиального Архиерея карается канонами с точно такой же строгостью.
Не желая задерживать внимания Преосвященных членов Синода цитированием всего канона по этому вопросу, я прошу Членов Архиерейского Синода обратить внимание Преосвященного Епископа Варнавы на 12-е Апостольское правило и 17-е Шестого Вселенского Собора.
Выпад Преосвященного Епископа Варнавы против Секретаря Синода Архиепископа Лавра и обвинение его в нарушении канонических норм — ни одним каноном не подтверждается.
Мне была доставлена копия протокола заседания Архиерейского Синода от 23 марта 15 апреля 1994 года за № 713 касательно образовавшегося в России «Временного Высшего Церковного Управления Российской Православной Церкви» на Епархиальном Съезде, состоявшемся 9/22 марта текущего года в Суздале.
О постановлении Российских Преосвященных говорится, что оно «не может быть признано законным, так как нарушает основные Церковные каноны, и Архиерейский Синод не может дать на сие благословение».
Протокол этот вызывает целый ряд существенных замечаний и возражений.
Синодальное постановление цитирует 14-е правило Константинопольского двукратного Собора, в котором осуждается Епископ, который отступит от общения со своим Митрополитом «и не будет возносить имя его, по обычаю на Божественном тайнодействии».
Однако, постановление Съезда в Суздале, решительно подчеркивает, что имя Первоиерарха Зарубежной Церкви БУДЕТ возноситься.
13 правило того же Собора относится к пресвитерам и диаконам, а не Епископам, также как и приведенное 31 Апостольское правило, а 18 правило Четвертого Вселенского Собора говорит о незаконных скопищах, устраиваемых клириками или монахами против своего Епископа.
Через Апостольские правила и Правила Вселенских Соборов красной нитью проходит мысль, что свв. Отцы считали самым главным и важным в жизни Христовой Церкви — молитвенное Евхаристическое единство. От него то наш Архиерейский Синод сам и отказался.
Участники Съезда двух епархий (Архиеп. Лазаря и Еп. Валентина) были совершенно законно собраны для обсуждения тяжелого положения Церкви в России.
Какого либо «соумышления и составления скопища» в этом собрании усмотреть совершенно невозможно. Никто из клира или монашествующих не давал друг другу никаких клятв и не строил заговоров против своих Епископов. Как видно из резолюции Съезда, на нем все проходило в духе любви и взаимного доверия. Обвиняя Российских Преосвященных в незаконности образованного ими Временного Высшего Церковного Управления, и цитируя некоторые части их постановления, определение Синода совершенно игнорирует всю обвинительную мотивировку этих Преосвященных, которая вынудила их прервать с Архиерейским Синодом административную связь. Этот Съезд явился прямым следствием многочисленных и серьезных нарушений канонов нашими Архиереями, к сожалению, и самого Первоиерарха.
Поскольку на все просьбы, жалобы и запросы на имя Митрополита и Синода почти два года подряд не следовало никакой реакции, в мае 1993 года заявил о своем выходе из административного подчинения Синоду Арх. Лазарь, а в феврале текущего года, вынужден был сделать то же самое и Еп. Валентин.
Определение Архиерейского Синода от 23 марта / 5 апреля содержит громадную ошибку: оно ссылается на законы, не имеющие отношения к делу Российских Архиереев и игнорирует действительное содержание Постановления Патриарха Тихона от 7/20 ноября 1920 года, на которое ссылаются Преосвященные, подписавшие Резолюцию Съезда (см. п. 2, 3 и 9).
Очевидно, что составлявшие Синодальное определение Преосвященные, не читали Патриаршего Синодального Постановления, вынесенного в соединенном присутствии с Высшим Церковным Советом на случай очевидно уже ожидавшихся разрушительных обстоятельств для церковно-канонического существования епархий Российской Церкви. Инструкция в 10 пунктах дает подробные указания, как образовывать и как восстанавливать Высшее Церковное Управление Русской Церкви на случай получения ею свободы.
Очень печально, что наш Синод «для наведения порядка» выносил определение, в сущности не зная прав и обязанностей Российских Преосвященных после периода жестоких гонений. Это в настоящее время делает определение Синода наказанием за несовершенное преступление, на что указывает также и резолюция Российских Преосвященных. Карательное постановление, основанное на несуществующей документации, нельзя считать действительным и ошибочные ссылки, для обоснования наказания, не будут поддержаны ни в России, ни у нас за рубежом.
Из всего ведения церковных дел в России видно, что мы в Зарубежьи показали свою полную неспособность разобраться в церковных обстоятельствах в России, а к тому же, и наше собственное «Положение о Русской Православной Церкви Заграницей« никак не предвидит возможностей для нашего управления епархиями Русской Церкви в России.
 
* * *
 
Неканоническое положение, в которое поставило себя зарубежное церковное руководство открытием «свободных» приходов в России, привело к тому, что в настоящее время у нее нет Матери Русской Церкви, частью которой она себя исповедует. Тем самым оказался невыполнимым самый основной пункт постановления Патриарха Тихона № 362, на котором строится каноническое бытие Зарубежной Церкви, а именно 10-й, который гласит, что по восстановлении связи с центральной московской церковной властью, все временные церковные управления должны дать отчет о своей деятельности.
Не признавая руководство Московской Патриархии, кому в таком случае зарубежное руководство будет давать отчет? Даже если представить невозможное и предположить, что «незаконно-рожденное дитя Зарубежной Церкви» — Свободная Российская Церковь — получит свое развитие до такой степени, что охватит собой весь Московский Патриархат, то и в этом случае она не может рассматриваться как Матерь-Церковь, как скоро сама Свободная Церковь находится в канонической зависимости Зарубежной Церкви.
Канонический беспорядок в Зарубежной Церкви достиг таких масштабов, что для оздоровления положения нет другого выхода, как:
1. Признать руководство Московской Патриархии со всеми его пороками, не нарушающими догматических основ Православия.
2. В контексте собственного соборного решения от 9 сентября 1927 года выполнить наконец пункт 10-й постановления Патриарха Тихона от 20 ноября 1920 года и достойно завершить свое автокефальное бытие, став действительно частью Русской Православной Церкви.
В противном случае надо честно признать, что Зарубежная Церковь есть совершенно самостоятельная Церковь, к Русской Православной Церкви не имеющая никакого отношения, и тогда... Но тогда уже о канонической чистоте и чистоте Православия в Зарубежной Церкви надо прекратить всякие разговоры.