Смерть внутри
15. Жизненная энергия
В связи с открывшимся понятием ЭЙД новые оттенки приобретают и другие близкие тексты. Так, об Адаме сказано: “и не нашлось помощника, соответственного ему” (Быт. 2:20). Помощник: АЙЗАР, ср. абх. АЙЗАРА: собраться, букв. “по одному вместе”, поскольку абх. ЗА: один, АЙ: вместе. Так что можно сказать, что Адаму “не с кем было собраться”. Для чего же ему нужно было “собраться вместе” с Евой и в каком деле ему нужен был помощник? Чтобы выполнить заповеди: хранить, возделывать Эдемский сад, овладевать тварью и всей землей. Но это прежде всего значило: научиться владеть жизненной энергией ЭЙД, стать господином над ней, вместо Рахава.

Первым шагом в этом овладении землей должно было стать для Адама овладение, господство над энергией ЭЙД в женщине, которая является как бы сосудом этой энергии. Поскольку “овладение” должно было стать любовным, совместным делом, то для этого ему и не хватало “помощника”, которого он обрел в лице Евы. Упомянем в связи с евр. АЙЗАР абх. АЗАРА: оседание мутной воды, а также АРАЗА: процеживание – передающие смысл очищения воды. Возможно, отголосок адамитского предания – в абх. песне АЗАР, которая поется народом на поминках по усопшему: здесь как бы окончательно очищается вся его прожитая жизнь. АЗАР  встречается у Иезекииля в описании будущего нового храма (43:14; 45:19) и означает площадку или выступ у жертвенника, где производится очищение священника и ставится преграда всему нечистому; ср. ассир. ЕЗЕРУ: ограничивать, ЕЗЕРТУ: граница (Толковая Библия, т. 2, стр. 500, 522, комментарий М. Скабаллановича).

В силу юного возраста и полной невинности Адам и Ева “были наги (евр. ЭРУМИМ и не стыдились” (Быт. 2:25); это указание также и на то, что в Эдемском саду было достаточно тепло в любое время года. Критический момент наступил тогда, когда пришло время исполнения заповеди “плодитесь и размножайтесь”, “наполняйте землю”, “обладайте ею” и “владычествуйте” над тварью (Быт.1:28); евр. КИБУШ-ХА: овладейте и РЕДУ: подчините. Мы понимаем это “наполняйте” и “овладейте” также и в том смысле, что потомкам Адама предстояло “вочеловечить”, сделать духовными детьми Адама всех многочисленных преадамитов, живших на земле, а также завершить дело земной эволюции, преображая и совершенствуя окружающую природу. Но прежде всего Адаму и Еве предстояло вступить в брачные отношения друг с другом.

16. Им только Адама и нехватало.
Это – важнейший кризис на пути взросления человека: прежде чем “овладеть” землей, необходимо овладеть “землей в себе”, своей собственной животной природой, своим ЭЙДОМ. Кризис осложнился тем, что в дело вмешались могущественные духи: перед силами преисподней встала реальная угроза полного и окончательного вытеснения из жизни, лишения их всякой власти над природой. Павший архангел – великий преисподний змей Рахав (Пс. 88:11) все свои вожделения и надежды связывает с витальной (лат. ВИТА, vita: жизнь) энергией, которая наиболее интенсивно производится или, во всяком случае, активизируется в половом акте. Есть еще энергия пролитой крови – но ее Рахав получит позже, с помощью братоубийцы Каина. Дух преисподней не интересуется всякими “высокими материями”: если Адам и Ева для него и отличались чем-нибудь от преадамитов, то разве лишь заманчивой возможностью для них обрести физическое бессмертие с помощью “древа жизни”, росшего в Эдемском саду. Бессмертные, полные жизненных сил люди, при этом подчиненные влиянию Рахава, открывали для него реальнейшую перспективу возвращения частично утерянной власти над землей.

Трудность для Рахава заключалась в том, что вход в Эдемский сад был для него или его сообщников безусловно запрещен (евр. ГАН: сад – буквально означает “защищенное место”). Но тут неожиданную помощь Рахаву оказал его непримиримый враг Сатан – как мы показали на основе библейских текстов, от него исходили постоянные домогательства к Всевышнему о том, чтобы подвергать человека всяческим испытаниям (слав. “искушениям”) на сопротивляемость низменным соблазнам. Всевышний создавал ангелов, обладающих свободной волей и относительной самостоятельностью, не для того, чтобы игнорировать их мнения и предложения: мы можем предположить, что в данном случае, как и впоследствии с Иовом, разрешение подвергнуть Адама испытанию Сатан получил.

Какой-то ангел, скорее всего, один из высших духов в иерархии, которую возглавляет Сатан, видимо, имел служение – охранять Эдемский сад от вторжения преисподних сил. Об этом духе, которого Исайя называет “денница, сын зари” (лат. ЛЮЦИФЕР, lucifer: светоносец) (Ис. 14:12) говорит также Иезекииль: “Ты находился в Эдеме, саду Божием... Ты был помазанным херувимом, чтобы осенять, и Я поставил тебя на то; ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых камней” (Иез. 28:14). Далее пророк говорит о его падении вследствие гордости своей красотой. Возможно, это был тот самый дух, который впоследствии возглавил иерархию или “расу” ангелов, вступивших в мистический брак с “дочерями человеческими” (Быт. 6:4). С помощью этого духа, охранявшего Эдемский сад, Рахав или кто-то из его вторичных демонов вышел из преисподней и вселился в эдемскую змею, которой Адам и Ева привыкли доверять, в особенности в вопросах выбора пищи. Змеи, как и ящеры, с незапамятных времен были привычным орудием Рахава: не случайно в мифах народов мира дух зла постоянно отождествляется с образом змея. За то, что инициативу искушения прародителей соблазнами Рахава взял на себя Сатан, апостол Иоанн впоследствии пророчески обличит его, отождествляя со “змием” его самого: “великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную” (Откр. 12:9). Поводом для искушения послужила единственная запретительная заповедь, которую Адам и Ева получили от своего Творца и Наставника.

17. Древо обладания всем на свете
Все дело было в некоем дереве, плоды с которого нашим прародителям было запрещено есть под угрозой смертельной опасности. Неудачное истолкование греческими переводчиками названия этого дерева как “древа познания добра и зла” (Быт. 2:17) во все времена вызывало большой, но не имеющий отношения к делу энтузиазм проповедников. Одни (еретики-гностики) использовали этот текст для оправдания грехопадения, благодаря которому люди, якобы, научились мыслить; другие, более консервативные толкователи – для оправдания воинствующего невежества: мол, всякий грех – от лишнего знания. Между тем, еврейское выражение ТОВ ВЕ РАА, переведенное как “добро и зло”, в действительности означает “все на свете”; а слово ДААТ, познание – обычно применяется к брачным отношениям и означает: уметь, владеть, обладать. Речь, следовательно, идет о “древе могущества”, “древе обладания всем на свете”. Это могущество необходимо человеку для выполнения заповедей, полученных от Творца: если бы Адам и Ева в критический момент сохранили к Нему доверие, то в надлежащее время и после необходимой подготовки они, несомненно, получили бы плоды древа из Его собственных рук и без всяких трагических последствий. Спрашивается, почему Всевышний не оградил неопытную юную пару от самой возможности искушения? Он мог ведь и не пойти навстречу ревнивым подозрениям одного из Своих ангелов. Суть, однако, в том, что высшие духовные дары, которыми Бог наделил человека, накладывают на него бремя свободы и самостоятельности: иначе эти дары никогда не принесут плодов. Ева могла не послушаться уговоров змея, Адам мог не послушаться уговоров Евы: они были свободны в своих решениях, но избрали худшее – однако, несмотря на тяжелые последствия, они и их потомки сохранили свободу преодолевать свои греховные наклонности и в новых, более трудных условиях, продолжать работу по возрастанию души.

Один из ведущих богословов Русской Православной Церкви, диакон Андрей Кураев так объясняет смысл Божественного запрета (лат. “интердикт”): “Сам по себе пост всегда бессмыслен. Его смысл лежит за его пределами, он – подготовка к тому, что его нарушит, прекратит. Пост призван нечто переменить в человеке, чтобы он стал более открыт для той радости, которая предназначена для него в конце пути... И если человеку в Эдеме дается заповедь Поста – значит рано или поздно этот пост должен был стать отмененным... Грех , это не нарушение заповеди, а отказ откликнуться на призыв быть чем-то большим, отказ творить всегда новую жизнь... Интердикт Адаму – это свидетельство серьезного отношения Бога к человеку: человек признается собеседником Бога. И это – требование аналогичной серьезности в отношении человека к Богу... Адам не одинок в Бытии, и его неодиночество требует от него определенного этикета, – таков смысл заповедей вообще” (Диакон Андрей Кураев, стр. 44-47).

18. Нарушение доверия
В чем заключается основной грех Адама и Евы?
В нарушении доверия к Творцу!

Змей клевещет на Всевышнего, изображая Его завистливым и хитрым тираном, подобным самому Рахаву: “нет, не умрете, но знает Бог (ЭЛОХИМ), что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете как боги (ЭЛОХИМ), знающие добро и зло” (Быт.3:4-5). Как мы уже видели, речь идет не столько об умении различать добро и зло, сколько о приобретении божественного могущества. Перевод Септуагинты ЭЛОХИМ: боги ничем не оправдан, так что здесь следует читать ЭЛОХИМ: Бог (Толковая Библия А. П. Лопухина, т. 1, стр. 25); так же понимают это место и еврейские комментаторы. Одно из раввинистических толкований так пересказывает слова змея: “И начал змей хулить Господа, говоря: Он сам вкусил от этого дерева – и создал мир. А вам, людям, сказал: не ешьте от него – ибо опасался, чтобы вы тоже не стали творить миры” (Берешит, 19: р. Елиезер). Кстати, нет ли здесь намека на столь интригующие нашего современника “инопланетные цивилизации”, сотворенные своевольными духами?

Поколебавшись, Ева принимает на веру слова змея и вкушает запретный плод: не обратясь к мужу за советом, она ставит его перед свершившимся фактом. Можно строить много предположений о том, что творилось в душе Адама после того, как он узнал об этом. Соблазнился перспективой могущества? Но он, скорее всего, понимал, что и так получит его от Бога. Может быть, из привязанности к Еве решил разделить ее участь, которая казалась неизбежной? На какой-то момент любимая подруга показалась ему ближе и дороже Того, Кто подарил ее. Конечно, Адам мог бы с доверием обратиться к Творцу, как к Другу: “что делать с Евой? - пощади ее ради меня, потому что не хочу терять ее”. Однако, Адам не сделал этого и тоже поел от плодов древа - из рук жены. Библейский рассказ рисует яркую картину дальнейших событий:

“И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания. И услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая.

И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: Адам, где ты?

Он сказал: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг и скрылся. И сказал Бог: кто сказал тебе, что ты наг? Не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть? Адам сказал: жена, которую Ты дал мне, она дала мне от дерева, и я ел. И сказал Господь Бог жене: что ты сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела” (Быт. 3:7-13).

19. Что из этого вышло.
Текст Библии: “и узнали они, что наги” – безусловно указывает на пробуждение полового влечения. Как это связано с “познанием всего на свете”, с “овладением могуществом”? Самым непосредственным образом! Пробудившееся влечение прежде всего порождает ощущение необыкновенной силы и эмоционального подъема – во всяком случае, на первых порах. Не случайно все естественные религии так или иначе обожествляют это влечение: например, римляне приписывали его пробуждение особому богу по имени Гений (!) – у мужчин, и богине Юноне – у женщин. Да и сейчас половое влечение остается, в прямой или частично одухотворенной (сублимированной) форме, едва ли главным двигателем человеческой жизни. Но может ли жизнь нормально и полноценно возрастать, если отравлен самый ее источник! Суть первородного греха – в том, что процесс возбуждения или пробуждения влечения происходит в извращенном порядке: не из центра личности, в согласии с разумом и волей, а из периферии человеческого существа, с принудительной порабощающей силой. “Не понимаю, что делаю: потому что делаю не то, что хочу, а что ненавижу, то делаю ... Если же делаю то чего не хочу: уже не я делаю то, но живущий во мне грех” (Рим. 7:15,20) Что естественно для животного, то противоестественно для человека.

Тот, кто пробуждает влечение, тот и властвует над ним, а через него – над всем человеком. Испытав по наущению змия влечение к запретному дереву (“приятно для глаз и вожделенно”, Быт. 3:6), Ева вкусила плод, который, очевидно, обладал каким-то возбуждающим действием. В ней возник прилив жизненной силы, той самой эдемской ЭЙД, над которой Рахав еще не имел власти. Расчет змия был в том, чтобы возбудить эту силу преждевременно, пока Адам еще недостаточно созрел, чтобы суметь овладеть ею. Вся будущая судьба человечества решалась в тот момент в душе Адама. Если бы он удержался от соблазна и обратился за помощью к Творцу, дело Рахава потерпело бы окончательную неудачу уже тогда. Человек постепенно овладел бы своей собственной природой, а затем и всей душой земли, ее жизненной энергией. Однако Адам согласился принять соблазн и, съев плод, подчинился Еве, а через нее – змию. Единственный источник чистой энергии ЭЙД оказался захвачен. У Рахава появился шанс с помощью человеческого греха вернуть в полноте свою власть над землей. Искаженную структуру глубинной психической жизни Адам и Ева не могли не передать человеческому роду: ничего другого они просто не имели – не успели прибрести. Дальнейшее взросление адамитского человечества неизбежно происходит на фоне этой болезни. Мучительно переживая внутреннюю раздвоенность, человек при этом не может ни представить себе, ни тем более осуществить иную, неизвращенную динамику возникновения влечений, пробуждения основных жизненных сил.

20. И к мужу твоему влечение твое
О том, каким должен быть истинный порядок вещей, можно лишь догадываться по тем наказаниям, которые наложил Господь на Адама и Еву. Проклиная землю (адама) “за Адама”, Он как бы хочет сказать: земля опять стала беззащитной перед своим насильником Рахавом. Не человек должен испытывать языческое вожделение к природе, но, напротив, природа должна испытывать влечение к человеку: на этом и основана его власть над ней (Быт.1:28). И Еве Господь говорит: “к мужу твоему влечение (ТШУКА: страсть, страстное желание, вожделение) твое, и он будет господствовать над тобою” (Быт.3:16). Этот текст, вызывающий у комментаторов множество недоумений и противоречивых толкований, может быть понят прямо и буквально, в духе библейской патриархальной этики. Мужчина обязан господствовать над женщиной, чтобы воспрепятствовать всеобщей болезни человечества, первородному греху. Но он сможет это сделать лишь в той мере, в какой он является источником и хозяином ее основного влечения – к соединению с мужчиной и деторождению. Если же, напротив, женщина управляет мужским влечением, то тем самым она реально господствует над мужем, неизбежно разрушая этим его и себя. Может ли мужчина отвечать за женщину перед Богом – к чему он призван – если он сам оказывается жалким рабом собственных вожделений, которыми она же и распоряжается, надеясь таким образом стать для него главным источником и высшей ценностью жизни! Если ей удается убедить в этом мужчину, то основная вина лежит все же на нем, ибо он не имеет права подпадать под влияние существа более слабого, впечатлительного и поставленного в зависимость от него; это, конечно, не снимает с женщины ее доли ответственности. Ни женщина, ни природа не являются для мужчины главным источником и высшей ценностью жизни – но лишь Тот, Кто сотворил все это. Красота не спасет мир – она сама нуждается в спасении. Онтологически первичным, а потому спасающим, является мужское начало, но оно тоже обречено на гибель, если не утвердится в соборности. Обучая юного Адама соборным отношениям, Всевышний, скрывая Свое могущество, общается с ним почти как равный с равным. Заповедь “не вкушай” была средством для воспитания доверия: но именно это новое для него, творческое движение души – глубинный акт личного доверия к Другу, Адам и отверг. Вместо этого он избрал другое, тоже глубинное движение души: пристрастие к Еве как к своей собственности, как к источнику собственного счастья – тем самым онтологическая иерархия ценностей в самом решающем звене была нарушена.

Митрополит Иоанн (Зизюлас) говорит о последствиях этого нарушения:

“Мы принимаем другого только в той мере, в какой он не угрожает нашему душевному комфорту и в какой способствует нашему индивидуальному счастью. Это, без всяких сомнений, прямо проистекает из того, что на богословском языке мы называем грехопадением человека. Существует некая патология, которая коренится в самих основах нашего существования и которую мы наследуем с рождения: страх перед другим.

Этот страх происходит из отказа первого человека, Адама... от того Другого по преимуществу, Который является нашим Творцом. Сущность греха – это страх перед Другим, страх, происходящий от этого отказа. Но с тех пор как утверждение своего “я” идет через отказ, а не принятие Другого – именно это выбрал Адам, воспользовавшись своей свободой, – становится естественным и неизбежным, что Другой воспринимается как враг и угроза. Примирение с “другим”, кем бы он ни был, предполагает примирение с Богом” (Вестник РХД, №172, 1995, стр. 8).

21. Смерть внутри
Результат проявленного Адамом недоверия к Богу был трагическим; Бог не обманул – с этого момента смерть вошла внутрь человека. Хрупкая, неокрепшая человеческая душа, встав на путь одинокого самоутверждения, оказалась бессильной перед мощным взрывом витальных энергий: в самой душе произошло расщепление между ее нижними и верхними пластами – это уже есть частичная смерть. Расщепленная душа не в силах удержать тело от старения и умирания; человек мог бы и не умирать, если бы не допустил этот раскол внутри себя самого.

Первое психологическое проявление этого раскола – чувство стыда: человек ощутил себя одним из животных; но переживание своей наготы – это еще и чувство беспомощности, беззащитности. В еврейском тексте игра слов: думали обрести мудрость: ИРУМ, , а увидели, что наги: ЭЙРУМ, Змей, по-своему, тоже “не обманул”: для человека потерять душу, стать животным – значит умереть; но если это животное поест от “древа жизни” и “станет жить вечно” (Быт. 3:22) – то что еще нужно Рахаву!

Наказание или, скорее, прямое следствие греха, которое понес Адам – это его бессилие в хранении и возделывании земли: “проклята земля за тебя...в поте лица будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят; ибо прах ты и в прах возвратишься” (Быт. 3:1-19). “Земля” начинается для человека с собственного тела и тела его жены; наказание постигает женщину в самом первом ее призвании: “умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей...” (Быт. 3:26). Современная психология начинает открывать, какие роковые и всеобъемлющие последствия имеет для человека родовая травма (см. напр. С. Гроф). Ужасная боль, испытанная младенцем в акте рождения, порождает глубинный страх, недоверие к жизни, и, как противовес этому – страсть к насилию и разрушению. Позитивный опыт обновления, прохождения сквозь бездну между двумя состояниями бытия заглушается переживанием враждебности мира. Воля к росту и развитию с самого начала подорвана бессознательной установкой: любые изменения – к худшему, и вообще – быть человеком плохо! В духовном плане человек становится подвержен “ангелическим внушениям”: жизнь – сплошное страдание, лучше – не родиться вовсе, а родившись – суметь всецело и навсегда умереть. Целью бытия становится смерть, которая предвосхищается как растворение в блаженстве нирваны, как исчезновение отдельного Я, как отождествление себя со всем миром и всего мира – с собой; в психологическом плане это есть регресс к состоянию эмбриона во чреве матери.





-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------