Суть каинитства
Куда ушел Каин

Интересны детали библейского текста, связанные с принесением жертвы Богу сыновьями Адама. Подчеркивается, что Каин принес в жертву плоды своего земледельческого труда, и они были отвергнуты Богом. Каин сделал неискреннюю попытку покаяться, но Господь разоблачает его еще и в обычной жадности: у дверей лежит «грех» (видимо, «жертва за грех») – нужно принести жертву в искупление за грех зависти, но Каин не чувствует вины и ему жалко снова и без пользы отдавать Богу плоды своего тяжкого труда. Т. е. Каин проявляет и нежелание раскаяться, и жадность, и небрежность в обряде жертвоприношения – все это, вероятно, становится характеристическими чертами его рода. Тогда становится понятным затруднительный текст (научный перевод И. Ш. Шифмана):

«Разве если ты правильно принесешь, но правильно не рассечешь, то не согрешишь?»  (Быт. 4:7).

Правильное «рассечение» жертвы имеет огромное значение в жертвоприношениях: это знак послушания Всевышнему – в частности, в охотничьих обрядах абхазов тщательная процедура раздела, разрезания возводится к патриарху охотников АЖВЕЙПШАА.

Наказание бессилием, которое Всевышний наложил на Адама: «тернии и волчцы» произрастит ему земля (Быт.3:18) – усугубляется в отношении Каина. Пролив братскую кровь, земледелец Каин осквернил священную землю АДАН (Адам и Ева ведь были изгнаны только из сада ГАН, но не с «лица земли»).

«И сказал (Господь): что ты сделал? Голос брата твоего вопиет ко Мне от земли;
и ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей; когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле»  (в Септуагинте сказано сильнее: «стенающим и дрожащим ты будешь») (Быт. 4:10-12)
.

Каин теперь уже  изгнан «с лица земли» (Быт. 4:14), т.е. из земли АДАН.

«И пошел Каин от лица Господа и поселился в земле НОД dwn, на восток (евр. КДАМ) от Эдема» (Быт. 4:16).


Вот еще одно топографическое указание. Что это за НОД, где эта земля? Толкователи, располагавшие Эдем в Месопотамии и мыслившие масштабами переселений народов, иногда склонны были видеть здесь указание на Индию. Мы находим эту землю значительно ближе; так например топоним КЫНДЪ – на восток от р. КОДОР (КУДРЫ), т.е.  действительно «супротив земли АДАН», м. б. НЫД = абх. АН ИАДУ: напротив Бога; абх. ИАДУ: напротив, около, а КЫНДЪ первично КАИН-НЫД-Х: НЫД, путь (абх. ХА – направление) КАИНА. В тех же местах гора и селение ЛАШ-КЫНД-АР, м. б. первично ЛАЩ-КЫНД-АР, где ЛАШЬ: святая кровь, т. е. в целом: НЫД, место святой крови.

Возможно, Каин пролил кровь Авеля еще в земле АДАН, но в памяти потомков место события было немного сдвинуто. Однако нельзя исключать, что убийство произошло именно  в этом месте, в земле НЫД. Библия говорит: «пошли в поле» – но это поле могло оказаться достаточно далеко от родных мест.

Нет ли топонима, напоминающего о городе, который построил Каин (Быт.4:17)? Вероятно, евр. ИР: город (ср. лат. УРБ, urb) – произошло от названия этого поселения; хотя в Библии сказано, что Каин назвал город именем своего сына: ХАНОХ, но сын Ханоха – ИРАД, так что город мог в действительности носить имя внука Каина – предание  в таких случаях все равно говорит о «сыне». Можно считать, что евр. ИР = адам.ЫР, которое мы истолковали как табуированное название рая. В таком случае, ЫР, построенный собственными руками, стал для Каина не просто обычным для того времени огороженным поселением, но духовной заменой рая, как безопасного, защищенного места (ГАН).

Не стоит ли  древнее абхазское святилище ИЛОР (ИЛЫР) на месте первого города ЫР, откуда сифиты изгнали каинитов? Первый слог ИЛ на языке первоадамитов, вероятно, означал: сила – это можно заключить из того, что ИЛ означает «сила» как в семитских (отсюда ЭЛЬ), так и индоевропейских языках (слав. СИЛА); ср. абх. АМЧ ИЛОУП: в нем сила. В таком случае ИЛЫР могло означать: «сила рая» или: «сила, победа на той стороне реки» – возможно, отголосок какого-то Божественного действия, изгнавшего оттуда каинитов. Название реки КУДРЫ = КАДЫР: рай Ада(ма); у абхазов эта река священна; так, по древнему поверью, возникновение грозных природных явлений связано с условиями в верховьях р. Кодор: КУДРЫ АХЫ ИАН)АДЫДУА.

Долгая бездетность

Надо полагать, что для первых адамитов переселение на расстояние дневного пути было грандиозным событием. Вспомним, насколько даже сегодня для абхазца трагична потеря отцовской земли - именно этого конкретного участка, унаследованного от предков. Тем более тяжело это было для старшего сына, наследника – ведь Каин был первенцем. Каин был рожден, видимо, сразу после изгнания Адама и Евы из рая, Авель – вскоре после него; при слишком большой разнице в возрасте было бы трудно понять атмосферу соперничества между братьями; главное же, Библия не сообщает о каком-либо длительном промежутке времени между изгнанием и рождением первых двух сыновей, в отличие от рождения Сифа (через двести лет!). Потрясение родителей от убийства Авеля было таким большим, что они долго (даже по тогдашним меркам)  не могли решиться зачать еще одного сына. Возможно, они ждали особого Божественного разрешения, которое было запечатлено особым откровением или установлением особого таинства.

Библия сообщает:

«Адам жил сто тридцать (230) лет, и родил сына по подобию своему, и по образу своему, и нарек ему имя: Сиф» (Быт.5:3)

Напомним, что в скобках указан вариант перевода 70-ти: Септуагинты, которого мы в основном придерживаемся. Если Адам: по образу и подобию Бога, то Сиф (библ. ШЭЙТ): по образу и подобию Адама. Рождение первенца в зрелые годы стало, согласно библейскому преданию, традицией первоадамитов. Трагический опыт с ранним рождением Каина служил предостережением: от нравственного состояния, от духовной зрелости родителей во многом зависят духовные наклонности детей. Учитывая, что срок жизни патриархов был около тысячи лет, времени у них было достаточно. В таком долголетии нет ничего невозможного: никаких обязательных биологических предпосылок для ограничения срока жизни нет. Среди множества современных теорий старения доминирует одна: старение и смерть заданы специальной генетической программой; вполне возможно, что это программа определяется состоянием человеческого духа и волей Всевышнего. Перед потопом, в связи с развращением значительной части адамова рода, Он ограничивает срок жизни до 120 лет (Быт. 6:4) – впрочем, на первенцев-патриархов это ограничение распространилось не сразу: продолжительность их жизни сокращается постепенно, от поколения к поколению.

Итак, достигнув 230 (в масоретском тексте 130) лет,
«познал Адам еще Еву, жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф; потому что (говорила она) Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин» (Быт. 4:25).

Корень ШТ  в имени ШЭЙТ означает на иврите: основа, опора – это вполне приемлемая этимология; такое же значение имеет абхазское слово АШЬАТА: основа, родовой корень. Очень древний абхазский корень ША (ШЫ) связан со значением «свет» – толкование, по крайней мере, не уступающее в убедительности первому. Есть и глагольный вариант прочтения абх. ШЭЙТ: свершилось, рассвела (уже, наконец). Можно привести еще одно слово: АШТА – двор, священное место в представлении абхазов. С рождением Сифа адамов род разделился на первые два потока – сифитов и каинитов; оба племени жили рядом, говорили на одном языке, но в духовном и нравственном отношении были антиподами друг другу. Это противостояние, распространившись среди народов земли, проходит через всю историю и в наше время предельно обострилось.

Суть каинитства

Александр Мень, анализируя библейское предание о Каине, видит в каинитстве начало магической, а затем технической богоборческой цивилизации:

«В душе древнего человека возникает скрытая глухая враждебность к Высшему, перемешанная с завистью и рабским страхом. Он готов, как Прометей, похитить  огонь с неба и одновременно ползает в пыли среди своих табу и суеверий. Следы этого «бунта на коленях» есть почти во всех дохристианских религиях. Божество в глазах древних нередко представлялось как враг, соперник и конкурент. В желании овладеть Его силами и поставить их себе на службу заключена самая суть магии, прототипом которой был Первородный грех...

В магизме более всего выразилось эгоистическое самоутверждение человека, его воля к власти. Он все более прилеплялся к плотскому, посюстороннему. Поэтому обожествленная природа: Богиня-Мать легко вытесняла Бога из его сердца. Человек ждал от нее пищи, побед, наслаждений и готов был поклоняться ей и ее детям – богам. Таковы корни натуралистического идолопоклонства. Но отношение человека к природе было двойственным. Он не только молился ей, но и настойчиво требовал. И если его требование оставалось без ответа, он поступал как насильник, он наказывал и истязал своего идола...

Начинается долгая война за покорение матери-природы; и после каждой победы сына она будет жестоко мстить ему. Только теперь, в техническую эру, выявляются страшные последствия этой войны. Призрак планеты, превращенной в пустыню, уже встает перед человеком-триумфатором. Чем-то это восстание против Отца и овладение Матерью напоминает фрейдовский «комплекс Эдипа», только выросший до масштабов истории» (А. Мень, стр. 258).


Не случайно единственное женское имя, кроме ЕВЫ, упомянутое в допотопной библейской родословной – НАХАМА, сестра металлурга ТУВАЛКАИНА: видимо, корни каинитской магии связаны с женским культом. Это предположение замечательно подтверждается абхазской этимологией самого термина МАГИЯ; где абх. МА: табуирующий префикс; ГЬ: женский половой орган (ср. евр. местоимение ГИ: она). Видимо, женский культ плодородия, общий для всех преадамитов – земледельцев, стал у каинитов магической основой технической цивилизации.

Что общего у кузнечика с кузнецом?

Память о каинитах, возможно, сохранилась в абхазском предании о малорослом народе АЦАН, «жившем в незапамятные времена на земле Абхазии». Это хорошо согласуется с нашей гипотезой о расположении по левому берегу Кодора библейской земли НОД, территории первоначального расселения каинитов, откуда сифиты вытеснили их дальше на восток, в долину р. Рион. Нас не должна вводить в заблуждение типичная сказочная гипербола, которая превращает ацанов в крошечных человечков, «влезающих на листья папоротника», «ездящих верхом на зайцах» и т. д. (ср. ЭЛЬФЫ или АЛЬВЫ, а также кузнецы – ГНОМЫ германо-скандинавской мифологии). Таким же образом народная фантазия превратила обычных высокорослых людей в сказочных «великанов» ростом с большое дерево или даже с гору. Однако, среди  множества найденных скелетов древних людей ни великанов, ни карликов не обнаружено; различия в росте заключены в пределах 1,5 - 2,5 м. Да и мифология  на каждом шагу противоречит сама себе: так, в ряде сказаний обыкновенные люди женятся на ацанках или на великаншах, или наоборот, ацан берет в супруги нормальную женщину. Предание о «малорослости» каинитов-ацанов можно связать с библейским указанием на физическую слабость Каина, которая стала наказанием за его грех; особенно выразителен славянский текст: «стенай и трясыйся будешь ты на земле»
(Быт. 4:12). С именем Каин перекликается само название (А) ЦАН = ЧАН = КАН; тот факт, что легенда приписывает ацанам строительство АЦАНГВАР, как полагают ученые, средневековых каменных оград для скота, может выражать собой воспоминание о склонности каинитов к строительству укрепленных «городов» (Быт. 4:17); отметим, что слав. ГОРОД лингвистически связан с понятием: ОГРАДА.

Первые поколения каинитов должны были хорошо помнить рассказы о жизни прародителей в Эдемском саду; не случайно эпоха ацанов связывается с райскими временами, «когда на земле не было ни снега, ни дождя, ни ветра». В соответствии с библейским преданием о Каине как земледельце, абхазская легенда говорит о том, что АЦАН спустился с гор и поселился в низине; на это же указывает сама этимология абх. АЦАН: то, что внизу; то, что на дне. Главное же, что сближает ацанов с каинитами – их отрицательные духовные качества: нечестивость, безверие, кощунство, презрение к Творцу и Его заповедям. При этом они хитры и бесстрашны: победить их может только огонь, который Всевышний насылает на их землю. Здесь можно усмотреть намек на кузнечную магию каинитов: их губит та самая стихия (огонь), которой они злоупотребляли. Более определенное указание содержит скандинавская мифология, которая прямо называет карликов – «кузнецами», возможно, сюда же восходит русское название живущего в траве «кузнечика».

Чтобы спасти землю от огня, погубившего ацанов, АЕРГ «загоняет его в воду», так что в конце концов «огонь и вода полюбили друг друга и помирились». Эта абхазская легенда перекликается с надписью на золотой пластине басков о том, как на их прежней родине, на востоке произошла «страшная битва огня с водой». Интересно в связи с этим вспомнить русские пословицы:

«зажгла синица море» и «в те времена, когда снег горел и его соломой тушили» (Н. С. Лесков).

Речь, очевидно, идет о какой-то необычной природной катастрофе: скорее всего, о возгорании сероводорода, скопившегося в нижних слоях Черного моря (в наши дни средняя граница этих слоев находится на глубине 150 метров от поверхности); сильное землетрясение могло вызвать перемешивание слоев и выход газа на поверхность. Абхазские сказания сообщают о «горючем снеге», выпавшем с неба на землю ацанов. Этот «снег» можно объяснить как хлопья серы, которая образуется при сгорании сероводорода в условиях недостатка кислорода; но сама сера также является горючим веществом. Патриархи-аерги, вероятно, научили местных жителей сгребать эту серу и, во избежание возгорания, сбрасывать ее в реки.

Абхазское предание рассказывает о каком-то женском культе, закрытом для мужчин; девственницы жили отдельно в каменных оградах, построенных АЦАНАМИ или великанами под руководством ацанов; это позволяет думать, что речь идет о культе, созданном сестрой Тувалкаина НАХАМОЙ. Абхазский миф о конфликте солнца (АМРА) и луны (АМЗА) отражает вражду против мужчин со стороны служительниц этого культа; здесь лежат истоки греческой легенды об АМАЗОНКАХ и, возможно, эддического предания о воинственных девах-валькириях, которые то враждуют с героями (АСАМИ), то выступают в союзе с ними против общего противника. В том, что ацаны заставляли великанов на себя работать, содержится указание на какую-то магическую власть каинитов над великанами. Само порождение великанов, вызванное, согласно Библии, схождением «сынов Божиих» (ангелов) к «дочерям человеческим» – о чем мы подробнее будем говорить ниже – мы связываем с каинитской магией.

Великаны, враждебные к человеческому роду, скорее всего, не имели адамитской души. Их можно представлять себе высокоразвитыми животными, биологически тождественными человеку и управляемыми каинитскими магами или вселившимися ангелами; такими же могли быть древние «атланты», если они вообще существовали. Это предположение основано на том обвинении, которое Всевышний выдвигает против великанов: «не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими, потому что они плоть» (Быт.6:3). «Плоть» – это и означает, что они не имели человеческой души. Абхазское предание выражает ту же мысль, изображая великанов злобными и недалекими существами; как ацаны, так и нарты одерживают верх над ними благодаря своему человеческому  интеллекту. Потоп, обрушенный на великанов, возможно, был повторением катастрофы, за несколько тысячелетий до этого постигшей атлантов. Греческая космогония говорит о двух великих битвах: с титанами, titanos и значительно позже – с гигантами, gigantes.

Кто такой Абрскил?

Военная агрессия великанов лишь внешне угрожала существованию человеческого, во всяком случае, сифитского рода. Однако, можно предположить, что каинитские маги ставили перед собой и другую, далеко идущую цель: изменение природы самих сифитов вместе с племенами, воспринявшими от них человеческую адамитскую сущность. Эта цель не отменена до нашего времени: судя по современным попыткам, речь идет о создании новой психофизической «расы», в которой адамитская душа сохранялась бы, но была всецело подчинена вселившемуся в человека инородному духу – ангелу, изменившему своему предназначению. Прямого указания на подобную попытку в библейской истории предпотопного человечества мы не находим; но нет ли намека на это в абхазском предании? Здесь наше внимание привлекает стоящий особняком от нартского эпоса образ героя-богоборца АБРСКИЛА, который под разными именами перешел в мифологию других кавказских народов; самые существенные его черты заимствовал греческий ПРОМЕТЕЙ.

Исследователи единодушно относят появление эпического цикла, посвященного Абрскилу – к посленартской эпохе. Тема богоборчества, намеченная в осетинском  варианте нартского эпоса и почти не затронутая в адыгском, в цикле Абрскила  получает полное развитие. Согласно нашей исторической схеме (более подробно – в главе «Дорогами нартов»), неудача нартского дела должна была поставить под удар самое сердце адамитского человечества: землю АДАН. Согласно легенде, мать Абрскила, девушка очень знатного рода (т. е. из патриархов-сифитов), с согласия родителей дала обет безбрачия, всецело посвятив себя Богу. Она, конечно, не могла не знать ставшую к тому времени уже легендарной нартскую историю с божественным зачатием Сасрыквы и, возможно, мечтала повторить то, что сделала когда-то Сатаней-Гуаща: подарить своему народу нового защитника и спасителя, подобного великому Сасрыкве.

Но ее сына ждала иная, глубоко трагичная судьба. Первопричина этого крылась, видимо, в том, что она в своем слишком страстном желании родить сына-спасителя, позволила себе воспользоваться услугами каинитских магов, прочно укрепившихся в племенах, соседствующих со святой землей Адан. На это намекает само имя АБРАСКИЛ, которое несет в себе возможности расшифровки, отражающие противоречивость характера и судьбы самого героя. Вероятно, давая сыну такое имя, мать связывала его с величайшей адамитской святыней: камнем АБР, на котором был сотворен праотец Адам (см.очерк «Сотворение человека»). При таком понимании адамитское АБРАСКИЛ: тот, кто (К) имеет (ИЛ) долю (С) священного камня (АБР). В то же время, один из самых знаменитых «подвигов» Абрскила, когда он с досады разрубил мечом большой камень, позволяет прочесть его имя по-иному, а именно как АБРСКИЛ: тот, кто (К) имел силу (ИЛ) мечом (АСА) рассечь камень (АБР).

Вполне возможно, что Абрскил, ненавидевший все, что напоминало о Боге, разрубил тот самый священный камень, в честь которого он получил свое имя. Наконец, возможность истолкования имени на базе чанского языка может выражать притязание каинитов на имя и славу героя, в рождении которого они приняли деятельное участие. Как указывает Н. Я. Марр, чанское АБРАСКИЛ: сын (СКИЛ) неба (БЕР) – БЕРСКИЛ. Такая этимология подчеркивает, что Абрскил, подобно великанам, был зачат с участием одного из ангелов, изменивших своему служению. Но если в случае с великанами ангелы вселялись в мужчин, то здесь было иное: абхазский миф говорит о зачатии без прямого участия мужчины. Согласно средневековым представлениям, подобное зачатие может происходить с помощью мужского семени, похищенного или полученного нечестивым духом; в данном случае можно предполагать сознательное участие какого-нибудь из каинитских магов.

Предание говорит, что «девушка вдруг сделалась беременною» и родители признали в этом сверхъестественное вмешательство. В одном варианте зачатие приписывается демону, духу зла, похитившему у Бога часть семян, оплодотворявших землю. Существует вариант сказания, в котором мать Абрскила попадает во сне в «неземной сад», где ее посещает «кто-то весь в белом, окруженный сиянием радуги» (И. Хварцкия, стр. 18). В любом случае можно сказать, что мать Абрскила, одержимая страстным желанием родить сына, не проявила духовной мудрости и осторожности и впала в то, что на церковном языке называется «прельщением» (от слова ЛЕСТЬ: ложь), т. е. поспешила принять за Божественное явление то, что было лишь подделкой под него.

Невольно напрашивается сравнение с тем, как повела себя в подобной ситуации пресвятая дева Мария, когда архангел Гавриил возвестил ей о том, что она родит Спасителя. Каждая еврейская девушка надеялась, выйдя замуж, родить Мессию, и это желание одобрялось Законом; древнее церковное предание говорит о том, что Мария по смирению своему не смела думать об этом и мечтала лишь о том, чтобы стать служанкой у той, которая родит Мессию. То же предание рассказывает, что, увидев Гавриила, Мария не сразу поверила ему, но в сомнении спросила: «не хочешь ли ты соблазнить Меня, как змий Еву?».

Евангелие от Луки (1:29) также передает Ее «смущение» и «размышления» по поводу слов Гавриила. Ее убеждает только свидетельство ангела о Святой Троице:

«Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим».


Свое свидетельство  ангел подкрепляет указанием на только что явленное знамение:

«Вот и Елисавета, родственница Твоя, называемая неплодною, и она зачала сына в старости своей, и ей уже шестой месяц. Ибо у Бога не останется бессильным никакое слово» (Лк. 1:35-36).

И лишь после всего этого Мария соглашается принять Божественную весть, говоря: «Се, раба Господня».

Трагический герой

Всего этого не сделала мать Абрскила, и поэтому сын ее, несмотря на ее благие намерения, оказался человеком, исполненным духовных противоречий. С одной стороны, он искренне и горячо любит свой народ и родную землю; с другой – в горделивом самомнении впадает в ненависть к Творцу и Его святыням. «Творец, – говорил Абрскил, – товарищ мой, а не повелитель!.. И восстал славный герой Абхазии против величия Создателя. Слава Абрскила гремела по всему миру. Непобедимым богатырем слыл он. Народные певцы только и пели, что о могучем богатыре Абрскиле, восхваляя его силу, ловкость и великодушие» (И. Хварцкия, стр. 19). Здесь слышится прямая параллель с библейским:

«Это были сильные, издревле славные люди» (Быт. 6:4).

Подобное приравнивание себя к Богу впоследствии неоднократно будет повторяться в истории: один из самых ярких примеров – египетский фараон Аменхотеп IV (Эхнатон). Как и по поводу Абрскила-Прометея, споры о нем не утихают до сих пор: нередко его превозносят как яркую личность, как борца против жреческого обскурантизма и т. п. Однако не стоит забывать, что при нем делается попытка уничтожить само слово «Бог»: его заменяют словом «властитель», а детерминатив (знак) Бога – знаком фараона. Столь почитаемое  им Солнце объявляется не богом, а всего лишь царем;  отныне в мире правили только два царя: Солнце-Атон и его воплощение на земле: Эхнатон. Как пишет Б. А. Тураев:

«Эхнатон – первый индивидуалист и религиозный гений (как мы показываем – не первый, авт.) в истории, один из самых жестоких египетских владык, применяющий силу против не знающих учения его, обрекающий вечному мраку своих противников, напоминает не просто отступника, еретика, но и ниспровергателя веры в Бога, заслоняющего собственной личностью своего отца Атона».

Таков, по сути был и Абрскил. Призванный стать прообразом Спасителя человечества, Иисуса Христа, Абрскил-Прометей на деле стал прообразом того, о котором сказано:

   «противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею»
(2 Фес. 2:4); того, который будет творить «великие знамения, так что и огонь будет низводить с неба» (Откр. 13:13); который будет убивать всех, кто сохранит верность Всевышнему (Откр. 13:15).


Так и Абрскил, состязаясь с Творцом, саблей высекает ложную молнию; его посох АЛАБАШЬА – поражает всех, кто поклоняется Богу; он даже рубит нависающую виноградную лозу, чтобы не подумали, что он наклоняет голову перед Всевышним. Зверь Апокалипсиса, антихрист перейдет все границы и не остановится ни перед чем в своем горделивом самоутверждении; станет недосягаемым «образцом» и предметом страстного обожания со стороны всех тех, кто любит лишь себя самого, но не решается до конца признаться в этом. Кающийся Адам, жертвенный Иисус, послушный Богу архангел Михаил вызывают у таких людей глухую, непреодолимую неприязнь, ибо всем своим обликом, всеми делами они обличают самый глубокий, самый затаенный грех самовлюбленной души. Не напрасно предостерегает Иисус:

«Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Ин. 5:43).

Поведение Абрскила показывает, что, в отличие от великанов, он имеет живую человеческую душу; вся его трагическая судьба есть история борьбы его адамитской души против мощного ангелического вторжения, обусловленного магией каинитов. Каиниты, хотевшие поставить Абрскила себе на службу, в итоге потерпели неудачу: он стал беспощадно истреблять их самих – «колдунов, наводивших порчу на людей»; защитил он свою родную землю и от великанов – порождения каинитов. В абхазской среде существует двойственное отношение к Абрскилу: с одной стороны, восхищение его подвигами и горячая любовь к нему как защитнику народа: с другой – глубокое сожаление о его непомерной гордыне, искренняя надежда на его грядущее покаяние и прощение. Коммунистическая пропаганда, проникнутая каинитским, прометеевским духом (Каина нередко называли «первым революционером», а Прометей – вообще любимый герой марксистов) – подчеркивала именно богоборческие черты Абрскила. Как бы подспудно противопоставляя его Иисусу Христу, пропагандисты внушали мысль, что именно таким – гордым бунтарем против Всевышнего – должен быть «истинный спаситель» народа и человечества. Но тысячелетиями продолжает звучать в сердцах абхазов молитва к Богу о спасении души любимого героя, так и не сумевшего понять при жизни, что преданность своему народу неотделима от преданности Тому, Кто этот народ сотворил, Кто доверил этому народу «землю души», землю АНЫХ.

История Абрскила не закончена; возможно, окончательная судьба его зависит от того выбора, который сделает абхазский народ перед лицом предстоящих апокалиптических испытаний. Каинитские маги, обогащенные многотысячелетним опытом, не оставляют своих надежд на создание новой «расы», которая вытеснит с земли человеческий род, но при этом сумеет использовать творческие силы адамитской души. Относительная неудача, которую потерпели каиниты в своей первой попытке, ознаменованной именем Абрскила, была обусловлена тем, что они недооценили прочность тех нитей, которые связывают человеческую душу с родной землей. Веками подготовляя в оккультных глубинах рождение антихриста – первого представителя новой, «космической», «сверхчеловеческой» расы, они, возможно, свяжут его с именем Прометея-Абрскила, но не повторят свою ошибку и на этот раз постараются разорвать все живые связи человеческой души с матерью-землей. Одна из оккультных легенд говорит о каком-то «таинственном семени», плавающем в холодных водах подземного озера: нет ли здесь связи с преданием о физическом бессмертии Абрскила и о его грядущем освобождении от греха и окончательной погибели. И не будет у новых каинитов более непримиримого противника, чем освободившийся от их лжи и покаявшийся перед Богом Абрскил! Непокорный сын, вернувшийся к Отцу, станет лучшим защитником своей многострадальной Матери: земли Адама!
                                                                 
                                                                   КОНЕЦ ОЧЕРКА V












-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------