БОРЬБА ЗА ХЛЕБ ОБОСТРЯЕТСЯ. Заголовок эмигрантской русской газеты, декабрь 1932 г.
ГОЛОДНЫЕ БУНТЫ НА УКРАИНЕ.
Заголовок эмигрантской русской газеты 1933 г.
Священник Павел Флоренский (слева) в лагере.
Митр. Иосиф (Петровых), 1933 г. Стоит Клавдия Шишунова.
Епископ Афанасий Сахаров
1930-е
Философ С.А. Аскольдов
Священномученик о.Сергий Мечев.
Источник: "Вы - мой путь ко Христу". М.2009. стр. 276-286.
http://www.portal-credo.ru/site/?act=lib&id=2894
Карта убыли населения в результате Голодомора 1932-33гг.
Карта из Википедии. Статья: Голодомор в Україні 1932-1933.
Source: The Foreign Office and the famine: British documents on Ukraine and the Great Famine of 1932-1933 / edited by Marco Carynnyk, Lubomyr Y. Luciuk and Bohdan S. Kordan; with a foreword by Michael R. Marrus. Kingston, Ont.; Vestal, N.Y.: Limestone Press, 1988. lxi, 493 p.; 24 cm.
ISBN 0919642314
Карта расселения украинцев,
представленная на Парижской мирной конференции 1919 года.
upload.wikimedia.org
Архиепископ Игорь Исиченко - правящий архиерей Харьковско-Полтавской епархии УАПЦ, профессор Харьковского национального университета им. В. Каразина
1933
    1 января
Постановление ЦК ВКП(б) о хлебозаготовках на Украине.

«Предложить ЦК КП(б)У и СНК УССР широко оповестить через сельсоветы, колхозы, колхозников и трудящихся единоличников, что: а) те из них, которые добровольно сдают государству ранее расхищенный и скрытый хлеб, не будут подвергаться репрессиям; б) в отношении колхозников, колхозов и единоличников, упорно продолжающих укрывать расхищенный и скрытый от учета хлеб, будут применяться строжайшие меры взыскания, предусмотренные постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. (об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной социалистической собственности)».

    С.Кульчицкий:
Ужасающее содержание сталинской телеграммы  (здесь и ниже выделено мною - ЛР) становится понятным только при ее аналитическом изучении.

Первый пункт был предупреждением: сдавайте хлеб, иначе станет плохо. Сдавать требовалось весь неучтенный хлеб, а не только зерно, которое рассматривалось как украденное (например, выявленное при повторном обмолоте «озадков»). Характер репрессий не определялся.

Второй пункт становится понятным только в сопоставлении с первым. Он адресовался крестьянам, проигнорировавшим предупреждение. Но как таких выявить? Естественно, посредством обысков. Таким образом сталинская телеграмма была предупреждением о массовых обысках.

В ходе обысков хлеб могли найти или не найти. В первом случае все было ясно: скорый суд на основе закона от 7 августа 1932 г. Об этом телеграмма честно предупреждала. Какие действия Кремль предусматривал во втором случае – не сообщалось. Зато известно, что с ноября 1932 года на тех должников, у кого при обысках хлеб не находили, накладывали, высказываясь косиоровским языком, натурштрафы. Отсюда вытекал логичный и понятный всем крестьянам вывод: в виде штрафа заберут другие продовольственные продукты длительного хранения.

...Во время обысков, инициированных сталинской телеграммой, как утверждают свидетели Голодомора, у крестьян забирали любое продовольствие. Под прикрытием хлебозаготовок проводилась совсем другая акция.

В официальных документах о натуральных штрафах речь шла только о мясе (сале) и картофеле. Даже неправовое советское законодательство не могло угрожать должникам конфискацией лука, тыквы или свеклы. Но все-таки у крестьян на основании устных указаний изымали все, что годилось в пищу. Наличие устных указаний прослеживается по схожести действий исполнителей в разных районах, а также по результату акции: полным отсутствием продовольствия в селе, начиная с февраля 1933 года.

Сталин не ограничился конфискацией продовольствия. 22 января 1933 г. он собственноручно (автограф сохранился) написал директивное письмо ЦК ВКП(б) и СНК СССР, начинавшееся так: «До ЦК ВКП и Совнаркома дошли сведения, что на Кубани и Украине начался массовый выезд крестьян «за хлебом» в ЦЧО, на Волгу, в Московскую обл., Западную обл., Белоруссию». Кремль потребовал от руководства соседних регионов заблокировать Украину и Кубань.

В начале апреля 1933 г. в городах была возобновлена свободная торговля хлебом по повышенным ценам, что рассматривалось как дополнительный канал снабжения рабочих и служащих (наряду с карточной системой). Голодающие крестьяне бросились в города и выстаивали в очередях долгие ночи, чтобы купить килограмм хлеба (больше в одни руки не давали). Но вскоре появились постановления областных органов власти о запрете продажи железнодорожных билетов крестьянам без спецудостоверений сельсоветов. Кремль отрезал голодающее украинское село от благополучной России и от городов в самой Украине с очевидной целью: заставить крестьян умирать дома.

У выживших во время Голодомора создалось впечатление, что власть уничтожала людей по этническому признаку. Действительность была многограннее: власть одновременно уничтожала и спасала украинских крестьян. П.Постышев, приехавший в конце января 1933 года в Украину с диктаторскими полномочиями, имел две главных задачи: организовать весенний сев и ликвидировать «националистический уклон» в партии и советском аппарате. 19 февраля 1933 года он снял бронь с имеющихся в УССР запасов хлеба, чтобы кормить голодающих. Помощь предоставлялась только тем, кто сохранил физическую способность работать. Так крестьян приучали работать в колхозе.

...Можно доказывать, что у колхозов нужно было забирать зерно, чтобы превратить его в валюту и расплатиться за импортируемые станки, без которых оказалась бы невозможной победа в 1945 году. Можно доказывать, что у крестьян забирали хлеб, чтобы прокормить голодающие семьи рабочих в городах. Такие аргументы часто используются с тех пор, как стало возможным говорить на запрещенную ранее тему голода. Но чем можно объяснить, что у крестьян в начале 1933 года забирали даже фруктовую сушку? В мировой историографии факты изъятия нехлебного продовольствия стыдливо умалчиваются, но ведь они – единственное объяснение ужасной смертности. Когда годом ранее в Украине у крестьян отбирали весь хлеб, когда в первой половине 1933 года отбирали весь хлеб на Средней и Нижней Волге, то крестьяне умирали от голода десятками тысяч ежемесячно. В марте – июне 1933 года люди умирали в Украине сотнями тысяч ежемесячно.

Одновременно с применением террора голодом Кремль нанес удар по КП(б)У и по беспартийной украинской интеллигенции. Количество лиц, арестованных органами государственной безопасности, составляло 74 849 в 1932 г. и 124 463 в 1933-м. После Голодомора-33 и массовых репрессий 30-х гг. Украина утратила бунтарский потенциал (за исключением западных областей, вошедших в состав СССР в 1939 г.).
Станислав Кульчицкий.  Зеркало Недели/человек  № 31 (456) 16 22 августа 2003.  http://www.zn.ua/3000/3150/41284/

   Начало года

    Выступление Л. Кагановича перед представителями колхозов:
   «Раньше считали священной частную собственность. Она вроде как бы от бога дана. Кулак всегда выступал в роли боготворца. "Как же, братцы, моя собственность, она от бога". Теперь тот же кулак, поп и антиколхозные люди, наши враги, организуют воровство и не боятся  "греха божьего". Они считают, что общественная собственность не от бога, а от дьявола. Мы же должны показать, что почище всякого бога и дьявола боремся с врагами колхозов, расхищающими нашу общественную собственность».
              Л. Каганович. Укрепление колхозов и задачи весеннего сева. Партиздат. 1933

     26 февраля

Арест священника Павла Флоренского.

     9/22 марта
Постановление митр. Сергия и сергианского Синода о командировке арх. Вениамина (Федченкова) в качестве временного Экзарха Московской Патриархии для обследования и упорядочения дел Северо-Американской Епархии.
                                  ЖМП. 1933, № 14-15
 
10/23 марта
Послание митр. Сергия Сербскому Патриарху по поводу Карловацкой группы:
«Они устроили свой церковный центр в виде архиерейского Синода и Собора, присвоивший себе права высшего управления и суда над всей заграничной русской паствой. Центр этот стал учреждать за границей новые епархии и викариатства, ставил для них архиереев и т.д…
Самый факт этого самочиния, организованного на глазах у всех, не может не действовать разлагающе на сознание православного общества далеко за пределами Русской Церкви, не может не колебать авторитет церковных установлений и не подрывать необходимость вообще считаться с указаниями Церкви…
Сомнительность канонической почвы, на которой построено все здание (точнее говоря, ее отсутствие), неотвратимо ведет к краткосрочности здания... Одним из главных членов символа веры монархической партии, заправляющей Карловацкой группой, было предположение, что в ближайшие годы, если не месяцы, у нас произойдет желательный для партии государственный переворот. Тогда Карловацкая организация полностью войдет в государственную систему и в этом победном торжестве потонут все дефекты здания, как бы ни были они существенны. Государство найдет возможным затушевать все канонические недочеты и заставить смолкнуть всякие возражения и протесты».  (ВСЕ ЭТО  в полной мере относится также и к сергианской Московской Патриархии Л.Р.).                                                                 ЖМП. 1933, № 16-17
 
Апрель
Арест о. Владимира Амбарцумова и еще более ста представителей духовенства и мирян за непризнание декларации митр. Сергия.
Анонимный автор:
«Владимир Амбарцумович Амбарцумов родился в 1892 г. в Саратове в лютеранской семье. Его отец, Амбарцум Егорович, чистокровный армянин, вместе с Федором Андреевичем Рау был одним их основоположников обучения глухонемых в России. Мать, Каролина Андреевна Кноблох, происходила из немцев Поволжья.. По вероисповеданию она была лютеранкой, в ее роду были миссионеры.
По окончании гимназии Владимир поступает на физико-математический факультет Берлинского университета, где знакомится с Христианским студенческим движением.  Вернувшись в Москву в 1914 г., он заканчивает свое образование в Московском университете. В Москве он становится членом Христианского Студенческого кружка (ХСК) и переходит из лютеранства в баптизм.
…В середине 20-х годов Владимир Амбарцумович под влиянием своих друзей сближается с православием. Он знакомится с известным московским священником о. Валентином Свенцицким и в начале 26-го года принимает православие. В 1927 г., по рекомендации о. Валентина, он едет в г. Глазов к преосвященному Виктору (Островидову), который рукополагает его.
В 1930 г. о. Владимир переводится настоятелем храма св. Николая, что у Соломенной Сторожки, в районе Тимирязевской  академии. Всегда было много молодежи, пел молодежный хор, велика была и его духовная паства. В этом храме с ним  служил о. Михаил Шик, расстрелянный 27 сентября 1937г.
В 1932 г. благочинный округа предложил духовенству определить свое отношение к заместителю местоблюстителя патриаршего престола митрополиту Сергию. Было предложено признать декларацию митр. Сергия от 1927 г. и поминать его как местоблюстителя. В случае несогласия с этим предлагалось выйти за штат, чтобы не попасть под запрет. В отличие от о. Валентина Свенцицкого, о. Владимир признавал иерархическую власть митр. Сергия (фраза малоосмысленная – Л.Р.), но сомневался в каноничности его местоблюстительства, хотя и не решался отрицать это его право, поэтому он решил выйти на покой.
Выйдя за штат, о. Владимир работает научным сотрудником в ряде научно-исследовательских организаций, где занимается разработкой и конструированием различных приборов и установок, о чем имеются авторские свидетельства. Находясь на гражданской службе, о. Владимир продолжает активную духовно-религиозную работу, особенно среди молодежи. Он продолжает руководить своими духовными детьми, и совершает службы в домах наиболее близких из них.
Сам испытав тяготы лишенства, он разыскивает семьи репрессированных священников и организует им постоянную материальную помощь. В этот момент он сам имел неплохой заработок, значительную часть которого он отдавал неимущим. Кроме того, он прикрепляет своих духовных чад, имеющих достаток, к определенным семьям лишенцев, требуя, чтобы эти семьи регулярно в строго определенный срок получали определенную сумму денег. Своей семье он оставлял самый минимум, не допуская никакого излишества.
…В апреле 1933 г. о. Владимир был арестован с обвинением в участии в контрреволюционной организации. Фактически же арест был связан с непризнанием о. Владимиром декларации митр. Сергия 1927 г. По этому делу было арестовано боле ста человек духовенства и мирян, непоминающих митр. Сергия, в том числе и большая группа бывших прихожан Соломенной Сторожки. Отец Владимир был условно осужден на три года ссылки, но по ходатайству АН СССР, где он в то время работал, был освобожден и оставлен в Москве.
8 сентября 1938 г. о. Владимир был арестован в третий. Последний раз. После его ареста родственникам было сказано, что он осужден на 10 лет без права переписки. В конце 50-х годов, при получении справки о реабилитации, было сообщено, что он якобы умер 21 декабря 1943 г. от  воспаления почек. В течение долгих лет дети и внуки молились Господу с просьбой узнать правду о последних днях жизни отца и деда. 3 ноября 1989 г. в Управлении КГБ г. Москвы родственникам было сообщено, что 52 года тому назад – 3 ноября 1937 г. – постановлением тройки отец Владимир был приговорен к расстрелу и 5 ноября того же года его расстреляли».           Краткое жизнеописание отца Владимира Амбарцумова.  Вестник РХД  1990, №160. Стр.269-273
 
6 мая
Письмо митрополита Антония (Храповицкого) митрополиту Сергию (Страгородскому) в ответ на послание последнего к патриарху Сербскому Варнаве:
“…Вы укоряете заграничную иерархию за то, что она покинула пределы России, и говорите, что к ней не применима аналогия с переселением Кипрского Архиепископа Иоанна в Геллеспонтскую область. На укорах Ваших не буду долго останавливаться: укажите, когда Церковь осудила Афанасия Великого и других Святителей, вынужденных покинуть пределы своей Церкви от гонителей; укажите, когда осуждены Патриархи Иерусалимские и другие, спасавшиеся в Царьграде от агарян и там долго пребывавшие, – тогда Ваш укор будет не голословным.
Не от Вас и не нам выслушивать увещание к мученичеству, которого не миновать бы нам, оставшись на Юге России; мы готовы выслушивать и его и многие подобные укоризны, если заслуживаем их, от тех, кто и ныне являет пример исповедничества, а не продал, как Вы, чистоту веры за чечевичную похлебку мнимой свободы, на самом же деле тягчайшего и позорнейшего рабства…
Но уже то, что столько лет невозможно избрать Патриарха, что митрополиты Петр (Полянский) и Кирилл (Смирнов) и многие Архипастыри в ссылках и заточениях, что Вы вопреки всем канонам единолично назначили Синод и единолично налагаете прещения на иерархов, даже старейших, – разве не свидетельствует о том, что Церковь лишена свободы. Может ли архиерей эмигрант приехать с докладом к Местоблюстителю Патриаршего Престола или даже к Вам? Уже по этому мы не могли подчиняться Вам даже, если бы не заслужил осуждения Ваш союз с антихристовою властью и не был незаконным назначенный Вами Синод. Вы не в праве отменить в отношении нас действие постановления от 7/20 ноября 1920 года, ибо оно вынесено Святейшим Патриархом, Священным Синодом и Высшим Церковным Советом – учреждениями несомненными по своей законности и постоянными, а не временными. Пусть коммунисты выпустят всех архиереев, пусть дадут полную и действительную свободу Церкви, пусть создадут условия, при которых сношения были бы нормальными, чтобы поездка в Россию каждого из нас не была связана с угрозой верной мучительной смерти в застенках ГПУ и мы могли принять участие в Соборе, тогда, может быть, минует надобность во временном самостоятельном существовании Заграничной Церкви и мы отдали бы все свои деяния за истекшие годы на суд свободного Всероссийского Собора. Вы же и Ваш Синод не вправе судить нас, хотя бы уже потому, что для суда над Собором областным, надо Собор больший, т.е. в данном случае Всероссийский, да и сами Вы подлежите суду за свое самоуправство и союз с безбожниками.
Мне странно было читать в Вашем послании, в качестве, “канонического” возражения против законности нашего положения ссылку на то, что мы не смогли удержать в единении с собой митрополита Евлогия. Вы сами пишете: “Эмигранты, группирующиеся в церковном отношении около митрополита Евлогия, не хотели больше подчиняться Карловацкому Управлению. Как люди мало церковные и мало сознающие значение церковных принципов (подчеркнуто Митр. Антонием) они с легким сердцем пошли на раскол сначала с Карловцами. Чтобы спасти свое церковное положение, митрополит Евлогий попытался восстановить свою непосредственную зависимость от нашей Патриархии. Но для политиков и эта зависимость оказалась стеснительной, и они со столь же легким сердцем пошли на раскол и с Патриархией”. Митрополит Евлогий отпадал и от нас и от Вас. От нас по приведенным Вами основаниям, – от Вас потому, что взял на себя невыполнимые заграницей обязательства. Но если Вы единение с ним считаете показателем прочности “канонической системы”, хотя после данной Вами характеристики его группы это было бы нелепо, то пример этот с одинаковостью может свидетельствовать о том, что Ваша собственная “система канонически оставалась зданием на песке”. Неужели Вам нужно объяснять, что такие расколы происходят только от маловерия или даже полного неверия в Церковь, а совсем не от “непрочности” канонической системы. Ведь ни у кого из нас нет принудительной силы, чтобы заставить непокорных подчиняться. Было ли сомнение в каноничности Патриарха Тихона? – А сколько отпадало от него и Вы сами одно время были в числе раскольников. Теперь от Вас меньше отколов, ибо на всех непокорных Вам Вы поставили клеймо контр-революцюнеров и ГПУ расправляется с ними по тюрьмам и в Сибирской ссылке.
У нас же заграницей, при полной свободе, можно удержать в единении с Церковию лишь того, кто имеет совесть и кто верен своей архиерейской присяге. Нет, Владыко, не внешними успехами и не числом приверженцев измеряется каноническая правда. Что касается Вас, то с нами разделяет Вас то, что Вы в желании обеспечить безопасное существование церковному центру, постарались соединить свет с тьмой. Вы впали в искушение, сущность которого раскрыта в св. Евангелии. Некогда дух зла пытался и Самого Сына Божия увлечь картиной внешнего легкого успеха, поставив условием поклонение ему, сыну погибели. Вы не взяли пример со Христа, св. мучеников и исповедников, отвергших такой компромисс, а поклонились исконному врагу нашего спасения, когда, ради призрачного успеха, ради сохранения внешней организации, заявили, что радости безбожной власти – Ваши радости и что враги ее – Ваши враги, Вы даже постарались развенчать мучеников и исповедников последних (в том числе и себя, ибо мне известно, что одно время и Вы являли твердость и были в заключении), утверждая, будто бы они терпят темничное заключение, изгнание и пытки не за имя Христово, а как контр-революционеры.
Вы этим возвели на них хулу. Вы унизили их подвиг, расхолодили тех, кто может быть приобщился бы к лику мучеников за веру. Вы отлучили себя от цвета и украшения Русской Церкви. В этом ни я ни мои заграничные собратья никогда не последуем за Вами… Мы не имеем никакого общения с заключенными в России православными архипастырями, пастырями и мирянами кроме того, что молимся о них, но знаем, что они страдают именно за веру, хотя гонители и обвиняют их в чуждых им государственных преступлениях, как любили делать это враги христиан и в древнейшие времена…
Для Вас крестный путь представляется теперь безумием подобно тому, как и современным Апостолам эллинам (1 Кор. 1, 23). Все силы свои направляете Вы к тому, чтобы жить в мире с хулителями Христовыми, гонителями Церкви Его и Вы даже помогаете им, добиваясь от нас изъявления лояльности и ставя клеймо контрреволюцюнеров на тех, кто ничем не провинился пред советской властью кроме твердости в вере.
Умоляю Вас, как б. ("бывшего": ЛР) ученика и друга своего: освободитесь от этого соблазна, отрекитесь во всеуслышание от всей той лжи, которую вложили в Ваши уста Тучков и др. враги Церкви, не остановитесь перед вероятными мучениями. Если сподобитесь мученического венца, то Церковь земная и Церковь небесная сольются в прославлении Вашего мужества и укрепившего Вас Господа, а если останетесь на том пространном пути, ведущем в погибель (Мф. 7, 13), на котором стоите ныне, то он бесславно приведет Вас на дно адово и Церковь до конца своего земного существования не забудет Вашего предательства (не забудет! - ЛР).
Об этом я мыслю всегда, когда взираю на подаренную мне Вами 20 лет тому назад панагию Владимирской Божией Матери с выгравированной надписью: “Дорогому учителю и другу”. Дальнейшие слова этой надписи отмечены Вами так: “Дадите нам от елеа вашего, яко светильницы наши угасают” (Мф. 25, 2). Вот мы предлагаем Вам спасительный елей веры и верности Св. Церкви, не отвергайте же его, а воссоединитесь с нею, как в 1922 году, когда Вы торжественно заявили Патриарху Тихону свое раскаяние в бывшем колебании Вашей верности. Не отвергайте же дружеского призыва сердечно любившего Вас и продолжающего любить Митрополита Антония”.
Архиеп. Никон (Рклицкий) “Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого”, изд. Сев.-Американской и Канадской еп., 1960 г.; т. 6, стр. 263-269.
 
Июль
Начало масштабных репрессий против украинской интеллигенции.
С.Кульчицкий:
20-е годы называют национальным возрождением в Украине, а 30-е – расстрелянным возрождением. Всегда нацеленный на превентивные репрессии, Сталин заказал чекистам в 1929 году открытый процесс над украинскими интеллектуалами. Но наиболее масштабное уничтожение украинской интеллигенции развернулось после самоубийства в июле 1933 года затравленного Н.Скрипника. Жертвами чекистов становились практически все участвовавшие в Украинской революции 1917–1920 гг. ... После национального возрождения 20-х гг., которое в Кремле считали опасным, в ужасный водоворот сталинских репрессий вошли и украинская интеллигенция, и компартийно-советский аппарат, и многомиллионное крестьянство.
 
Как выразился позднее тоже репрессированный генеральный секретарь ЦК КП(б)У С.Косиор в письме Сталину от 15 марта 1933 года, голодовка должна была научить колхозников уму-разуму, то есть заставить их добросовестно работать на государство в общественном хозяйстве артелей. Голодомор «научил уму-разуму» и кубанцев, в 20-х годах активно содействовавших украинизации своего округа. В постановлении ЦК ВКП(б) от 14 декабря 1932 года Сталин назвал эту украинизацию «петлюровской». По Всесоюзной переписи населения 1939 года 86,8 процента населения Краснодарского края стали русскими. Только 150 тыс. человек (4,7 процента), прибывших в край из Украины в 30-х годах, могли объявить себя во время переписи украинцами.    Станислав Кульчицкий. Зеркало Недели/человек № 31 (456) 16 - 22 августа 2003. http://www.zn.ua/3000/3150/41284/
 
Июль
Переговоры (неофициальные) об урегулировании дипломатических отношений СССР с Ватиканом.
А. Бакулов:
«Советское правительство по неофициальным каналам дало понять послу Италии в Москве Б. Аттолико, что оно не оставляет намерений урегулировать свои отношения с Ватиканом. В этих обстоятельствах Ж. Кенар советовал о. Неве (фактический глава католической Церкви в СССР - Л.Р.) быть сдержанным и осторожным. В своем ответе (июль 1933 года) московский епископ писал, что он всегда предельно осторожен и всегда думает о том, чтобы не озлоблять власти и не провоцировать новых жестокостей.
Он (еп. Неве) добавлял:
«Нельзя упускать из виду одного обстоятельства: чувств тех, кто остался истинно православным. Они немедленно отвернутся от нас, когда увидят, что мы флиртуем с Советами (о. Неве, несомненно, имеет в виду Катакомбную Церковь - Л.Р.)... Если разрядка станет возможна, я сделаю все для того, чтобы верующим был обеспечен минимум безопасности и чтобы Церковь могла пасти души, начиная с православных».
 
А. Бакулов об отношениях фашистской Италии с Ватиканом и СССР:
«В начале 30-х годов ухудшились отношения Ватикана с Италией. Папа выступил против претензий фашистов на воспитание молодежи, а также против ограничений в отношении организации "Католическое движение". Официальные итальянские газеты обвинили его в проведении антинациональной политики. Существовали и политические трения. Италия развивала экономические и даже военные (посылка авиаконструкторов) контакты с Советским Союзом. Поэтому не вызывает удивления представление итальянского посла в Ватикане о "несвоевременности и нецелесообразности" кампании против внутренней религиозной политики СССР и торговли с Советами. Пий XI оставался непреклонен...»
                                              А. Бакулов. Наука и Религия, 1990, № 3, стр. 34
Без  даты
Послание митр. Сергия и сергианского Синода арх. Вениамину, временному Экзарху Московской Патриархии в Америке, против митр. Платона.             ЖМП. 1933, № 16-17
 
Июль
Рассказ свидетеля о расстреле группы священников  близ Качугских лагерей на берегу Лены
«Наша экспедиционная партия остановилась на несколько дней, причем недалеко от концентрационного лагеря. Наш сладкий утренний сон был нарушен каким-то унылым человеческим стоном. Все мы быстро поднялись и, берясь за работу, стали всматриваться в движущуюся по направлению к нам толпу. Шли 60 человек заключенных, по мере их приближения мы могли хорошо разглядеть, что все они были истощены. Это были священнослужители, их слабые голоса доходили до нас. Из палачей кто-то спрашивал по очереди становившихся около ямы священников: "Говори, есть Бог или нет?" Ответ  святых мучеников был твердый и уверенный: "Да, есть Бог!" Раздался первый выстрел, второй, третий и т.д.»
С. Романюк. Москва:Утраты, М.,1992. Цит. по В.Цыпин. История Русской Церкви. 1917-1997. М.,1997, стр.198 
 
26 июля
Осуждение о.Павла Флоренского на 10 лет лагерей.
 
15/28 июля
Письмо неизвестного иерарха ("предположительно митр. Иосифа Петровых" -   согласно Сб. док. 2) митр. Сергию (текст полностью):
«Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему Сергию, Митрополиту Горьковскому. Ваше Высокопреосвященство!
Достигнув возраста, являющегося по слову Святого Псалмопевца начальным пределом земной человеческой жизни, стоя, так сказать, в преддверии могилы, сознаю свой долг разъяснить своим собратьям архипастырям, пастырям и верующему народу, почему я считаю Вас узурпатором церковной власти и отказываюсь повиноваться административно-церковным распоряжениям Вашим и учрежденного Вами Синода. Между тем у меня нет непосредственной возможности довести свое исповедание до слуха (подч. в тексте Л.Р.) Церкви и потому я вынужден это сделать, обращая его к Вам, дерзновенно утверждающему себя Первым Епископом страны; может быть и по искреннему заблуждению и во всяком случае с молчаливого попустительства части собратий епископов, повинных теперь вместе с Вами в разрушении канонического благополучия Православной Русской Церкви.
 
Понимание своих полномочий по управлению Православною Русской Церковью Вы неоднократно излагали в своих письмах к разным лицам, недоумевавшим относительно их законности, – писали и мне и затем свои доводы представили печатно в статье "О полномочиях Патриаршего Местоблюстителя и его Заместителя", помещенной в №1 Журнала Московской Патриархии. Документальными основаниями для Ваших утверждений служат:
1) Завещание Свят. Патриарха Тихона, в силу коего Митрополит Петр воспринял звание Патриаршего Местоблюстителя;
2) Распоряжение Митр. Петра от 6 декабря 1925 г., коим "переданы" Вам "обязанности Местоблюстителя";
3) Резолюция митр. Петра от 1 февраля 1926 г., коею не только (как Вы утверждаете) проектировалось "передать высшее управление Церковью коллегии из трех архиереев", а действительно управление это передавалось, но резолюция была отменена до приведения ее в исполнение, и отмена ее потребовала нового подтверждения о несении Вами своих заместительских обязанностей "по-прежнему", причем указаны и сроки их: "до окончания дела Митрополита Петра".
 
1.Патриаршие права и обязанности определены, утверждены и изложены Собором 17-18 гг. Завещание Патриарха, на основании коего митр. Петр воспринял свои полномочия, издано не в силу этих, Собором утвержденных патриарших прав, а на основании особого поручения, данного Собором 17-18 гг. лично Святейшему Патриарху Тихону (здесь и ниже выделено  мною – Л.Р.) на случай, "когда не окажется в наличии Собором уполномоченного учреждения", – цитирую Вашу статью. Передавая на основании сего соборного поручения Патриаршие права и обязанности. Святейший Тихон не мог передать и не передал с ними лично ему на определенный случай Собором данного и им исполненного поручения, а митр. Петр, действительно воспринявший после патриаршего завещания все патриаршие права и обязанности, не мог воспринять и не воспринял права передавать все патриаршие права и обязанности архипастырю по своему выбору. Утверждение, будто митр. Петр совершил такую передачу своим распоряжением от 6 декабря 1925 г. на основании патриаршего завещания, делает почившего Патриарха повинным в установлении для Русской Православной Церкви осужденного Вселенской Церковью порядка завещательной передачи церковных полномочий, а митрополита Петра – в применении такого порядка в жизни церковной. Всеми силами души протестую против такого оговора почившего Патриарха и его Местоблюстителя.
2.Если бы распоряжение митрополита Петра от 6 декабря 1925 г. по своему тексту было даже до буквальности сходно с текстом Патриаршего завещания, то оно и тогда не могло бы иметь одинакового с ним смысла и значения для церковной жизни, на самом же деле митр. Петр в своем распоряжении поручает только временное исполнение обязанностей Местоблюстителя такому-то, ничего не говоря о патриарших правах. Только Вашей смелой мыслью могло быть понято такое распоряжение в более широком значении, чем уполномочие "вершить только дела так называемые текущие и не... брать на себя решения дел принципиальных и общецерковных".
3.Известная резолюция митр. Петра от 1 февраля 1926 года не только не усиливает значение документа от 6 декабря 1925 года, на который Вы опираетесь, но весьма помогает уразумению его действительного смысла и произвольности Ваших на него толкований. Оба документа, разделенные по происхождению только двухмесячным промежутком, издаются одним и тем же лицом по одному и тому же побуждению с одинаковой целью обеспечить непрерывность текущих дел церковного управления и сохранить принятый в нем курс на время, пока окончится "дело митрополита Петра".
 
Психологически недопустимо, чтобы автор их не одинаково оценивал эти документы и в своем представлении как-нибудь умалял силу и значение второго в пользу первого. Излагая второй документ с оговоркой, что "дела принципиальные и общецерковные оставляю за собой", он приписывал не новое какое-нибудь распоряжение, а предупреждал возможность возникновения чего-нибудь нового. Он лишь пояснял свое распоряжение от 6 декабря 1925 г., подтверждая и для коллегии из трех архиереев, что ей не представляется прав больших, чем какие даны были единоличному заместителю. В распоряжении о единоличном заместительстве оговорки в делах принципиальных нет не потому, будто объем представляемых ему прав мыслится доверителем в более расширенном виде, а потому, что не было опасения в возможности для единоличного заместителя какого-нибудь искушения совершенно заменить собою своего доверителя. Во всяком случае воспринимаемые (видимо, "воспринимая" Л.Р.) снова заместительские полномочия по резолюции, уничтожавшей коллегию из трех архиереев, Вы воспринимали никак не больше того, что было поручено, но не передано коллегии, и за ее упразднением снова возвращалось прежнему исполнителю. Пояснять это Вам для митрополита Петра не было повода, так как предшествовавшим своим поведением Вы являли правильное понимание своих полномочий и полную корректность к своему доверителю, поддерживая с ним деловые отношения.
Лишившись возможности таких сношений с окончанием "дела митр. Петра", Вы автоматически становились в положение остальных своих собратий и должны были не новый центр церковного управления утверждать, а сами обратиться и призвать остальных собратий к руководству в церковной жизни Патриаршим Указом 7/20 ноября 1920 г. (!!!-ЛР), изданным именно на случай возникновения невозможности сношений с действительным церковным центром и остающимися в составе действующего права Русской Православной Церкви. Если бы по силе сего указа некоторые архипастыри обратились к братскому руководству Вашему, ценя Вашу просвещенность, долголетний опыт и архипастырскую мудрость, то нельзя было бы возражать что-нибудь против такого добровольного объединения. Если бы для удобства сношений и поддержания единообразия епархиальной жизни Вы с объединившимися архипастырями учредили для своей группы нечто вроде Синода, но при этом не претендовали бы на обязательность принимаемых Вами решений для всей Русской Церкви, нельзя было бы возражать и против такого учреждения. Тогда не понадобилось бы Вам обременять свою совесть обильными прещениями и запрещениями. Все, и объединившиеся под братским руководством Вашим, и замедлившие с таким объединением, по-прежнему оставались бы в каноническом и литургическом единении под затруднительным хотя, но отнюдь не утрачивающим своей реальности каноническим главенством своего первоиерарха митрополита Петра.
 
Только отказавшись от своего домысла о тождественности полномочий Местоблюстителя и его Заместителя, обратившись под руководство Патриаршего Указа от 7/20 ноября 1920 г. и призвавши к тому же единомысленных с Вами архипастырей, возможете Вы возвратить Русской Церкви ее каноническое благополучие. Нет надобности бояться могущих возникнуть недоразумений из-за произведенных вами в последние шесть лет назначений, перемещений и т.п. Благодать Божия уврачует немощи наши, и хотя утомлены уже скорбями Церкви архипастыри, пастыри и верующий народ, они все-таки найдут в себе силы поставить церковную жизнь в условия, не нарушающие ее канонического достоинства, с одной стороны, и соответственные с декретом об отделении Церкви от Государства и с законом от 8/1У 1929 г. с  разъясняющей его инструкцией от 16 января 1931 г. – с другой.
1933 г. июля 15/28 дня».
                                      1. Сб. док. 1
                                      2. Губонин
1933 год
Назначение митр. Алексия (Симанского) на Ленинградскую кафедру.
                                     "Патр. Сергий и его духовное наследство", стр. 284
3/16 авг.
Постановление митрополита Сергия и сергианского Синода об окончательном упразднении автономии Сев.-Американской Епархии.
Запрещение митр. Платона в священнослужении.    
                          ЖМП. 1934, № 18-19
Август
Возвращение во Владимир из ссылки еп. Афанасия (Сахарова) и его пребывание на свободе до 18 апреля 1936 г.               "Даты и этапы..."
 
Сентябрь
Письмо еп. Афанасия еп. Владимирскому Иннокентию с обвинением митр. Сергия в присвоении прав Первоиерарха и с сообщением о своем отделении от митр. Сергия, в соответствии с Патриаршим Указом от 7/20 ноября 1920 г.              Архив док.                                                                                        
12 сент.
Секретное указание ЦК Менжинскому В.Р. о приостановке сноса памятников архитектуры.    
Пролетарии всех стран, соединяйтесь! СТРОГО СЕКРЕТНО
Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков). ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
№ 1037/19    12 сентября 1933 г. т. Менжинскому В. Р. 12.09.1933
В период с 1920 до 1930 годов в Москве и на территории прилегающих районов полностью уничтожено 150 храмов. 300 из них (оставшихся) переоборудованы в заводские цеха, клубы, общежития, тюрьмы, изоляторы и колонии для подростков и беспризорников.
Планы архитектурных застроек предусматривают снос более чем 500 оставшихся строений храмов и церквей.
На основании изложенного ЦК считает невозможным проектирование застроек за счет разрушения храмов и церквей, что следует считать памятниками архитектуры древнего русского зодчества (ЛР).
Органы Советской власти и рабоче-крестьянской милиции ОГПУ обязаны принимать меры (вплоть до дисциплинарной и партийной ответственности) по охране памятников архитектуры древнего русского зодчества.
СЕКРЕТАРЬ ЦК  В.Карпов. Сталин и Русская Православная Церковь. (Уточнить ссылку)
 
15 ноября
Открытое заседание «Наивысшего Суда» в Польше по поводу передачи православных храмов католикам, с признанием незаконности такой передачи.
А.К. Свитич:
«Благодаря блестяще поставленной защите и привлечению к работам организованной при Св. Синоде Особой Комиссии выдающихся юристов, не только православных, но и католических (варшавский адвокат и бывший Товарищ Министра Юстиции З. Рымович, профессор Аллерланд, Штернберг из Львова и другие)  дела о «ревиндикции» были доведены до «Наивысшего Суда» в Варшаве.
При очевидном неравенстве тяжущихся (православных и католиков), при вмешательстве в тяжбу Апостольской Столицы, трудно было рассчитывать на конечный успех.
…Было ясно, что ревиндикционные дела, связанные с ликвидацией унии митрополитом Иосифом Семашко, нельзя выиграть по существу, о чем давал понять и Председатель одного из департаментов Наивысшего Суда в Польше.
Но, благодаря стараниям К.Н. Николаева, удалось разыскать распоряжение Генерального Комиссара Восточных земель и фронта, от 22 октября 1919 года, никем не отмененное, в силу которого изъятие святынь от православного духовенства и передача их римо-католическому духовенству могло иметь место, в каждом отдельном случае, только на основании распоряжения Начальника округа.
Это распоряжение и было тем юридическим основанием, которое легло в определение Наивысшего Суда в Польше. Последний, в открытом своем заседании 15 ноября 1933 года, признал, что вышеуказанное распоряжение исключат право римо-католического костела добиваться судебным порядком признания права собственности спорных объектов (православных святынь и имущества).
Словом, Наивысший Суд в Варшаве, рассмотрев принципиальный вопрос о компетенции судов в ревиндикционных делах, признал эти дела не подлежащими ведению Суда.
Таким образом, Православная Церковь одержала крупный успех в защите своих жизненных интересов.
Наивысший Суд, умывая руки в споре двух христианских исповеданий, ликвидировал тот удар, который был занесен над Православной Церковью в 1929 году, а надежда «ревиндировать» православные храмы для неоунии и «Восточного обряда» была окончательно утрачена.
Но если в 1933 году, во всколыхнувшем весь цивилизованный мир споре Восточной Церкви с  Церковью Западной, сила должна была уступить место праву, то как жестоко, спустя только пять лет, весной и летом 1938 года, накануне Второй мировой войны, это право было грубо физически попрано во время варварского разрушения около 150 православных святынь на Холмщине и Подляшьи».                          А.К. Свитич. Стр.199-201
 
27 ноября/10 дек.
Письмо еп. Иннокентия Владимирского еп. Афанасию с требованием, во исполнение решения Синода от 23 окт.
1933 г., разъяснить свою позицию по отношению к Синоду и с угрозой запрещения в служении.    Архив док.
 
8/21 дек.
Письмо еп. Афанасия митр. Сергию с разъяснением своей позиции.    
Проект деяния собрания ссыльных архиереев, составленный архиепископом Угличским Серафимом (Самойловичем).                                                Архив док.
 
4/17 декабря
"Деяние" архиепископа Угличского Серафима (Самойловича) с обвинением митр Сергия в ереси:
Со скорбию мы видим, что дезорганизующая деятельность Нижегородского митр. Сергия и его так называемого Врем. Патриаршего Синода все больше и больше затемняет правильное самосознание православно верующего христианина.
Ряд увещаний архипастырей, богомудрых отцов и православных мужей Церкви Российской не привели к сознанию м[итрополита] Сергия, продолжающего пагубную деятельность потрясения всех основ Православия. Со всею снисходительностию Ярославская Церковь в лице Ея Архипастырей и митр. Иосифа дважды своим протестом от 24 янв./б февраля 1928 г. и разъяснением от 28апр./11мая того же года, и лично я, неоднократно еще в 1927 г. и 27 янв./9 февр. 28, своими увещаниями призывали м[итрополита] Сергия отказаться от того рода деятельности, которая причинила такую скорбь Православной Русской Церкви. В этого рода деятельности м[итрополита] Сергия сказалось: по одним – узурпаторство (захват) власти, произведшее раскол; по другим – ересь, а по третьим и отступничество.
Лично же я считаю, что м[итрополит] Сергий узурпировал власть, учинил раскол, впал в ересь и отступил от исповедничества Православия (ЛР).
 
Узурпаторство власти мы признаем: в организации незаконного Синода 5 мая 1927 г. протоколом № 1 на правах соуправляющего Заместителю Патриаршего Местоблюстителя и обнародованием Декларации от 16/29 июля 1927 г. без благословения на сие митрополита] Петра, Патриаршего Местоблюстителя, в которой явно оказывается стремление, при посредстве незаконного Собора, определить форму правления Церкви, конечно, заместить Патриаршество Коллегией.
В нарушение 34 Апост. правила и Антиохийского Собора 9-го правила, во второй половине их, митр. Сергий знал, что не все примут его Декларацию и не признают его Синода, боясь быть участниками греха, отойдут от него согласно 15-му правилу (второй половины) Двукратного Собора, и, несмотря на это, остался упорно при своем мнении и произвел раскол.
 
Многие архипастыри целыми областями и пастыри отдельными приходами отошли от митр. Сергия.
Своим деянием м[итрополит] Сергий исказил учение о Спасении по Церкви, находя спасение только в видимой организации Церкви, таким образом отвергая внутреннюю силу Благодати Божией, при которой Церковь может существовать и в пустыни.
Отступничество вытекает из еретического учения митрополита] Сергия о Спасении и о Церкви как земном учреждении, при существовании которого можно идти на все уступки, чем искажается самый призыв Христа к исповедничеству, так Господь И. Христос осудил Петра, сказав: «Отойди от меня, сатана...»
Отказавшись от призыва Христа к исповедничеству, м[итрополит] Сергий произнес хулу на Церковь, и в лице Ея, на исповедников, а в расточении Церкви и хулу на Духа Святаго (Мф. Гл. 12 ст. 30,32).
Хула на Церковь и Ея исповедников осуждается 6-м правилом 2-го Конст. Вселенск. Собора и 63-м правилом 6-го Вселенск. Конст. Собора.
 
Указом от 8/21 окт. 1927 г. совместно со своим так называемым Синодом м[итрополит] Сергий ввел новую формулу поминовения и этим исказил самый чин богослужения и нарушил внутренний дух его, смешав сынов человеческих с сынами Божиими. Своими прещениями, запрещением в священнослужении без суда и следствия и лишением их кафедры м[итрополит] Сергий нарушил 14-е Апост. правило и 17-е прав. Сардик. Собора.
 
Все хиротонии, совершенные в рериод от подписания протокола об организации Синода от 5/18 мая подлежат рассмотрению Собора епископов, ввиду нарушения 30-го Апост. Правила и 3-го прав. 7-го Вселенек. Собора.
Не входя в рассмотрение остальных деяний м[итрополита] Сергия за тот же период времени, мы, по благодати, данной нам от Господа нашего И. Христа, объявляем м[итрополита] Сергия, нарушившего чистоту православной веры, исказившего догмат о Спасении и о Церкви, учинившего раскол и произнесшего хулу на Церковь Христову и на Ея исповедников, а в расточении Церкви и хулу на Духа Святаго, объявляем м[итрополита] Сергия лишенным молитвенного общения с нами и со всеми православными епископами Русской Церкви, предаем его церковному суду с запрещением в священнослужении. Епископы, единомышленные с митрополитом] Сергием, принимаются нами в молитвенное и каноническое общение по чиноприему из обновленчества и занимающие вдовствующие кафедры остаются на своих местах.
Настоящее деяние мы совершаем в строгом сознании нашего архипастырского долга стоять в послушании Церкви Христовой, в подчинении церковным правилам Вселенских и Поместных Соборов и Собора Российской Церкви 1917-18 гг., возглавляемой нашим Патриаршим Местоблюстителем Петром, м[итрополитом] Крутицким.
Управление Российской Церкви, за невозможностью обращаться к Первоиерарху Местоблюстителю м[итрополиту] Петру Крутицкому, переходит, до возвращения его к своему деланию, к Старейшему Иерарху Русской Церкви18, руководствуясь на сей случай указанием Собора Русской Церкви 1917-18 гг. и актами св. Патриарха Тихона и м[итрополита] Ярославского Агафангела об автономном управлении епископами на местах в своих епархиях.
Смиренный Серафим, архиеп. Угличский. 1933 г. 4/17 декабря, г. Архангельск. Деяние.
Публ. иподиакона Николая Савченко / Православное обозрение. 1999. № 3 (16). С. 3. №28
Михаил Шкаровский. Судьбы иосифлянских пастырей. СПб. Статис, 2006,   стр. 539-542
 
Конец декабря
Епархиальное Собрание духовенства и мирян Варшавско-Холмской епархии. 
А.К. Свитич:
“Подводя некоторые итоги разрушительной работы католического клира и поддерживавшего его Польского Правительства, можно смело утверждать, что только за первые 10-12 лет самостоятельного существования Польши православное население потеряло  не менее 500 храмов.  На одной только Холмщине и Подляшьи, как это было официально засвидетельствовано на происходившем в конце декабря 1933 года Епархиальном Собрании представителей духовенства и мирян Варшавско-Холмской епархии, было закрыто 104 храма, снесено 55 храмов, разбито и сожжено 35 храмов и переосвящено в католические костелы 137 храмов. На всей Холмщине оставалось около 60 храмов и православных приходов, причем не все они были признаны Правительством. Люди вынуждены были молиться в частных домах, в часовнях и даже под открытым небом.
…Таким образом, римо-католические духовные власти, при содействии администрации, разгромили всю православную церковную организацию на землях Холмщины и Подляшья, этих многострадальных землях, где веками велась борьба православными за сохранение хотя бы остатков церковного достояния своих предков».         А.К. Свитич. Стр. 158-160
 
А.К. Свитич о результатах униональных попыток Католической Церкви в Польше:
«Что же сказать о конечных результатах неоунийной акции на территории возрожденной речи Посполитой?
На Велиградском униатском Конгрессе в 1927 году епископ Пшездецкий насчитывал во всей Польше 20 000 обращенных в унию при 14 уже организованных приходах и 7 приходах, находящихся в стадии организации, при 25 священниках, из коих 16 бывших православных. Истрачено же было на неоунийную акцию 150 000 польских злотых.
В 1929 году оказалось 26 приходов, обращенных в унию, 25 человек белого духовенства и 7 черного, монашествующего, а неоуниатов всего лишь только 16 500 человек, т.е. меньше, чем их было в 1927 году (20 000 человек).
В то же самое время в самой Польше, на Лемковщине и Галиции начался массовый переход униатов в Православие: с 1923 по 1929 число перешедших составляло около 30 000 человек, а к 1933 году цифра эта увеличилась до 60 000 человек.  Итак, насаждение неоунии в облике т.н. "Восточного обряда" потерпело в ультракатолической Польше поражение».  
                      А.К. Свитич. Стр. 199
 
1933 год
Закрытие последнего в Москве храма "непоминающих": церкви Сербского Подворья на Солянке.                               Польский, т. 2, стр. XIV
 
1933 год
Развертывание нелегальной деятельности духовенства.
Свидетельство атеистической брошюры:
«Поп-передвижка стал теперь довольно обычной фигурой в ряде районов. Предприимчивый батя захватывает в узелочек все необходимое культовое имущество и – от села к селу, от базара к базару, переезжая на лошади, выполняет по заказу требы, не давая верующим забывать о Боге. Верующие трудящиеся, если они верят в Бога и желают совершать Богослужения, имеют для этой цели официально зарегистрированные храмы. Но религиозные организации уходят в подполье... За последнее время в целом ряде мест, например в Западной Сибири, Центрально-Черноземной области, на Урале, Северном Кавказе и др., причем организовывается молитвенный дом где-нибудь в частном помещении, в подполье, куда вход доступен только ограниченному числу лиц, да и контроль со стороны власти отсутствует".
    Ф. Плещук. "Борьба против религии на новом этапе", 1933
 
1933
Возвращение из ссылки (в Коми АССР) Сергея Александровича Аскольдова, религиозного философа, до 1928 г. профессора Ленинградского Ун-та и Политехнического Ин-та. До войны проживает в Новгороде, тайно читая лекции по богословию. Вывезен немцами в Берлин, где умер в мае 1945г.   
Синодик Санкт-Петербургской епархии. ХХ столетие. СПб. 1999. С.22.  www.mitropolia-spb.ru/vedomosty/n21/05.shtml
 
1933
Письмо из ссылки о. Сергия Мечева.
Страдальцам моим бездомным шлю благословение Господине на вхождение в Великий пост! Чувствую, что давно уже ждете от меня слов утешения, но уста мои сомкнулись, и во мне самом уны дух и смутилось сердце. Небо наше земное заключилось для нас. Как же не плакать, как не сетовать, как не скорбеть? Препояшьтесь вретищем и плачьте, священники! рыдайте, служители алтаря! войдите, ночуйте во вретищах, служители Бога моего! ибо не стало в доме Бога вашего хлебного приношения и возлияния (Иоил. 1:13).
 
Созданная по образу Божию человеческая природа в радости и особенно в страданиях стремится быть вместе с подобными себе. Не добро быти человеку единому: сотворим ему помощника по нему (Быт. 2:18), – сказано Творцом еще в начале человеческой истории. Сам Господь наш Иисус Христос в скорби своей смертельной, молясь в саду Гефсиманском до пота кровавого Отцу Своему и укрепляемый ангелом, по человечеству ищет подкрепления у близких, любимых, с которыми совершал путь Своего земного служения: Прискорбна есть душа Моя до смерти; пождите зде и бдите со Мною (Мф. 26:38).
 
Грешный и малодушный, подкрепляемый постоянно вашими молитвами, вашим горением, вашим сослужением в храме, ныне одинокий и оторванный, особенно чувствую свое ничтожество и тесноту. К тоске по храму прибавилась бесконечная тоска по вас и сознание своей великой вины перед каждым. Страдания ваши и лишения стояли неотступно перед глазами моими. Я не находил ни в чем успокоения себе. Подобно Езекии, как журавль, как ласточка издавал я звуки, тосковал как голубь; уныло смотрели глаза мои к небу: Господи! тесно мне; спаси меня (Ис. 38:14).
 
Знаю, что молитесь за меня вы, и молитвы ваши, в такой скорби возносимые, дошли до Господа, и явил Он мне грешному Свою милость.
 
Покаянные песнопения коснулись и моего унывающего сердца, а слова великого подвижника дали надлежащее направление моим страданиям: "Кто без молитвы и терпения хочет победить искушения, тот не отразит их, но более в них запутается" [Прп. Марк Подвижник. Добротолюбие. Т. 1. С. 536.]. Вся внутренняя потянулась к Господу. Он, только Он, может помочь мне, ибо Он причиняет раны и Сам обвязывает их; Он поражает, и Его же руки врачуют (Иов. 5:18). "Твой есмь аз, спаси мя!"
 
"Исцели душу мою, яко согреших Тебе!" И в ответ опытно открылись в сердце слова древнего мудреца: Не предавайся печали душею твоею и не мучь себя своею мнительностью: ... ибо печаль многих убила, а пользы в ней нет (Сир. 30:22, 25); управь сердце твое и будь тверд, и не смущайся во время посещения... Все, что ни приключится тебе, принимай охотно, и в превратностях твоего уничижения будь долготерпелив (Сир. 2:2, 4).
 
По молитвам вашим исполнились на мне слова Псалмопевца: При умножении скорбей моих в сердце моем, утешения Твои услаждают душу мою (Пс. 93:19). Теперь с Его помощью могу и для вас написать слова утешения и этим хоть немного умерить ваши страдания.
 
Суд Божий совершается над Церковью Русской. Не случайно отнимается от нас видимая сторона христианства. Господь наказует нас за грехи наши и этим ведет к очищению. Совершающееся – неожиданно и непонятно для живущих в миру. Они и теперь еще стараются свести все к внешним, вне Церкви лежащим причинам. Живущим же по Богу давно все было открыто.
 
Многие русские подвижники не только предвидели это страшное время, но и свидетельствовали о нем. Не во внешнем усмотрели они опасность для Церкви. Они видели, что истинное благочестие оставляет даже иноческие обители, что уходит дух христианства неприметным образом, что наступил уже самый ужасный глад – глад слова Божия, что имеющие ключи разумения и сами не входят, и возбраняют вход другим, что при кажущемся внешнем благоденствии монашество, а затем и христианство – при последнем издыхании. Оставлен путь опытного делания, путь, по которому прошли отцы древности и который запечатлен ими в их писаниях. Тайны сокровенной жизни нет, и научиться ей негде, ибо оскуде преподобный, яко умалишася истины от сынов человеческих (Пс. 11:2). Извне уже началось гонение на Церковь, и нынешнее время напоминает первые века христианства.
 
Святитель Филарет Московский неоднократно в беседах с близкими ему по духу указывал, что давно уже в России наступило время, подобное гонению первых веков, и плакал о детях, которым, по его словам, придется испытать худшее. Предвидение нашего времени особенно ярко сказалось у двух святителей, особенно много потрудившихся в изъяснении Слова Божия, – Тихона Задонского и епископа Игнатия (Брянчанинова).
 
"Ныне почти нет истинного благочестия, а одно лицемерство", – определяет святитель Тихон современное ему состояние Церкви и предсказывает удаление христианства неприметным образом от равнодушных к нему людей: – "Должно опасаться, чтобы христианство, будучи жизнь, таинство и дух, не удалилось из того человеческого общества, которое не умеет хранить этот бесценный дар Божий".
 
Столетием позже святитель Игнатий (Брянчанинов), говоря о монашестве и о Церкви, так определяет их положение: "Живем в трудное время! "Оскуде преподобный от земли, умалишася правды от сынов человеческих!" (ср.: Пс. 11:2). Настал глад слова Божия! Ключи разумения у книжников и фарисеев! Сами не входят и возбраняют вход другим! Христианство и монашество при последнем их издыхании! Образ благочестия кое-как, наиболее лицемерно, поддерживается; от силы благочестия отреклись, отверглись люди! Надо плакать и молчать" (Письма. С. 153).
 
Видя в монашестве барометр духовной жизни всей Церкви, он так свидетельствует о его состоянии: "Дело православной веры можно признать приближающимся к решительной развязке. Падение монастырей, значительно совершившееся, неминуемо. Одна особенная милость Божия может остановить нравственную, всегубящую эпидемию – остановить на некоторое время, потому что надо же исполниться предреченному Писанием" (Письма. С. 445).
 
"С сердечным сожалением смотрю на неминуемое падение монашества, что служит признаком падения христианства" (Письма. С. 451).
 
"Времена чем далее, тем тяжелее. Христианство, как дух, неприметным образом для суетящейся и служащей миру толпы, очень приметным образом для внимающих себе удаляется из среды человечества, предоставляя его падению его. Сущие во Иудеи да бежат в горы" (Письма. С. 318).
 
Многие из подвижников XVIII и XIX веков смотрели на время своей жизни как на предбедственное для Церкви Христовой. Но не будем забывать, что говорилось все это во времена полного внешнего благополучия. Не только существовали, но и благоустроялись монастыри, основывались даже новые обители, строились новые храмы, расширялись и украшались прежние, открывались мощи святых угодников. Народ русский прославлялся как хранитель чистоты Православия и истинного благочестия. Никому и в голову не приходило, что Церковь тяжело страдает и развязка не за горами. Иначе видели познавшие Царство Божие, имевшие его в сердце своем. С сокрушением сердечным смотрели они на окружающую их среду и, не находя в ней жизни Христовой, предрекали грядущую катастрофу.
 
"Одна особенная милость Божия может остановить ее на некоторое время", – говорил епископ Игнатий (Брянчанинов). И милость Божия остановила. Перед угасанием светильник вспыхнул ярче. Так произошло и с Русской Церковью. В последний век истинный свет Христова делания возжегся в некоторых обителях иноческих и из них, как раньше во времена Антония и Феодосия Печерских и преподобного Сергия Радонежского, перекинулся в мир. Снова обратились к забытому уж давно пути опытного богопознания, которым шли великие и величайшие. Некоторые обители с Оптиной Пустынью во главе не только собирают, переводят, изучают, издают святоотеческие творения, но на их опыте строят почти наново монашеское делание. Епископ Игнатий (Брянчанинов) и Феофан Затворник не только "деяньми" читают древних подвижников, но и сами вносят вклад в духовную отеческую литературу опытно познанным ими изложением основ христианского делания.
 
Непонимаемые, осмеиваемые, обвиняемые за якобы новшества идут иноки на борьбу за святоотеческий опыт против обмирщения христианства. Монашество снова получает дух, огонь возжигается там, где недавно тлела искра. Заброшенные творения отцов делаются настольными книгами. Учителями жизни становятся иноки древних египетских, фиваидских, палестинских, сирийских пустынь. Пламя деятельного христианства новой твари перебрасывается от иноков в мир. Многие тянутся к обновленным обителям с введенным в них старчеством и через них приобщаются к опытному подвижническому пути. Пастыри и иереи приходят к инокам, и от них получив святоотеческий огонек, приносят его в свои храмы. Изменяется характер церковной проповеди. Творения отцов звучат с церковной кафедры как жизнь, а не как назидательное прошлое, мир приближается к монастырю, разрушается между ними средостение. В храме в основу кладется уставное богослужение с широким участием в нем способных к этому верующих. Покаяние делается основой жизни. Возникают покаяльные семьи с непрестанным освящением в таинствах. В корне изменяется строй приходского прежнего бытового христианства с редким хождением в храм и лишь ежегодным причащением.
 
Со времени преподобного Сергия не было еще такого животворящего сдвига. Казалось, делание духовное, начавшись так дружно, расширится по всей земле нашей. Но иными путями повел Невесту Свою Жених Церковный. Сам испивший чашу смерти, Он и ей предлагает очистительные крестные муки. Вот она, оплеванная, заушенная, поруганная, возводится на Голгофу и, обнаженная, пригвождается ко Кресту. Для верных чад ее открывается путь исповедничества, мученичества, а главное – путь величайших скорбей и величайших лишений.
 
Спросили однажды скитские отцы авву Исхириона: "Что сделали мы?" И он ответил: "Мы соблюдали заповеди Божии..." Отцы спросили: "Что сделают те, которые непосредственно последуют за нами?" Он ответил: "Они будут иметь делание вполовину против нашего". Отцы опять спросили: "А те, которые будут после них?" "Эти, – ответил авва, – отнюдь не будут иметь монашеского делания, но их постигнут напасти, и они, подвергшись напастям и искушениям, окажутся больше нас и больше отцов наших".
 
Особые скорби, небывалые напасти – удел наших дней. В покаянном преодолении их – смысл нашей жизни. Отъятие видимой стороны христианства – главнейшее из всех лишений. Изгнание, заточение, горькие работы – ничто по сравнению с ним. Это отъятие храмов, по слову Божию, можно было бы предотвратить покаянием: обратитесь ко Мне всем сердцем своим в посте, плаче и рыдании. Раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши, и обратитесь к Господу Богу вашему; ибо Он благ и милосерд, долготерпелив и многомилостив и сожалеет о бедствии. Кто знает, не сжалится ли Он, и не оставит ли благословения, хлебного приношения и возлияния Господу Богу вашему? (Иоил. 2:12-14).
 
Но где мы слышали всеобщий призыв к покаянию, где видели архипастырей и пастырей, неотступно у жертвенников проливающих реки слез и подвизающих к тому же народ свой? Дипломатические таланты архиереев поставили выше слова Божия, на них возложили надежду, в них положили свое спасение. Ложно хотели сохранить царство Истины...
 
И посмеялся Господь над ними и до конца изливает гнев свой. Не пред нашими ли глазами отнимается пища, от дома Бога нашего – веселье и радость? (Иоил. 1:16). Истощают, истощают до основания видимую сторону Церкви.
 
Дети мои, суд Божий совершается. Покаянно припадем ко Господу и найдем в себе силы сказать с пророком: Гнев Господень я буду нести, потому что согрешил пред Ним, доколе Он не решит дела моего и не совершит суда надо мною; тогда Он выведет меня на свет, и я увижу правду Его (Мих. 7:9).
 
К принятию нового образа спасения призывает нас Господь. Множество храмов рукотворенных, благолепно украшенных, было открыто столетиями, и в то же время величайшее множество храмов нерукотворенных в мерзости запустения пребывали заключенными. Ныне храмы, воздвигнутые руками человеческими, разрушаются, но в покаянной тоске по ним поднимаются храмы, созданные руками Божиими. Огоньки смиренного мученичества вспыхивают повсеместно, особенно на далеких окраинах. Голодные, оборванные, дрожащие от холода, изолированные от мира, на голой земле, на снегу или в случайных избах, без гробов и священнического напутствия умирают иереи, иноки и верные.
 
В покаяльных храмах отходящих душ их возносится ими молитва за грехи всей Церкви, возлюбившей внешнее паче внутреннего и обряд больше духа, - Церкви, не нашедшей в себе даже в годину исключительных бедствий целительных слез покаяния. Искорки терпеливого исповедничества мерцают всюду от ледяного океана до раскаленной пустыни. В покаянном плаче молятся открывшие терпением обстояний свои сердечные храмы, изгнанные за служение в храмах Божиих!
 
Войдем, родные, и мы в клеть душ наших, войдем в храм наш душевный, посвященный Господу еще в момент крещения и освященный им в момент первого причащения. Храм этот наш; никто, никогда не сможет его разрушить, кроме нас самих. В нем мы – каждый – иерей и кающийся. Жертвенник его – сердце наше, и на нем мы можем приносить всегда на слезах наших великое таинство покаяния. Трудно нам, запустившим наш храм невидимый и недостойно жившим только храмом видимым, принять от Господа новый путь спасения. Восплачем и возрыдаем, но не слезами отчаяния, а слезами покаяния, примем всё как заслуженное. Разве не Господь посылает это? Разве лучшие из нас не вступили давно на этот путь?
 
Надолго или совсем – одному Господу известно – уходит от нас видимая сторона христианства. "Станем добре, станем со страхом" Божиим! Маленький родной дом Божий! Сколько радости чистой, неземной получали мы через тебя. Иерусалиме наш земной, возводящий нас непрестанно к горнему Сиону! Много раз навернутся на глаза наши слезы при воспоминании о нашем земном рае. Аще забуду тебе, Иерусалиме, забвена буди десница моя. Прильпни язык мой гортани моему, аще не помяну тебе, аще не предложу Иерусалима, я ко в начале веселия моего (Пс. 136:5-6).
 
Большая чуткость духовная дана вам от Господа. Сердце ваше привело вас не туда, где блистало великолепие службы, где звучали изысканные мелодии, где раздавались искусные проповеди. В маленький убогий храм вошел в свое время каждый из вас, в нем почувствовал правду святоотеческого пути.
 
В наступившую было весну Церкви Русской вы явились делателями в ее винограднике. С каким самоотвержением отдали вы свою молодость, свои зрелые годы, свои старческие силы на устроение храмов жизни покаяльной семьи нашей. Вы не только живые свидетели, но и участники последнего озарения угасающего по воле Божией светильника Церкви Русской.
 
В грядущем страшном испытании Церкви Христовой молю Господа, Его Пречистую Матерь и святых угодников наших, чтобы они явили вас истинными делателями виноградника Христова.
 
Родные мои, явим себя во всем как служители Божии, в великом терпении, в бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах, под ударами, в темницах, в изгнаниях, в трудах, в бдениях, в постах (2 Кор. 6:4-5). Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собой.
 
Источник: "Вы - мой путь ко Христу". М.2009. стр. 276-286.
http://www.portal-credo.ru/site/?act=lib&id=2894
 
1933
Результаты гонения на Церковь начала 30-х гг.
В.Цыпин:
Число действующих храмов в начале 30-х гг. сократилось катастрофически. В Ленинградской епархии за год закрыли 355 церквей, в Горьком за 2 года – 305 церквей, во Владивостоке в 1932 г. осталась одна церковь, да и та в доме священника, где службы совершались тайно. В Самаре и Тамбове к 1933 г. было по одному действующему храму, в Хабаровске в это время закрыли последний. Не лучше положение было и в Москве, где к 1933 г. в юрисдикции Московского Патриархата осталось 87 храмов…
Священники закрытых храмов, пока оставались на свободе, совершали богослужения по домам православных. Скитальческую жизнь вынуждены были вести тогда и некоторые епископы. Схимонах Макарий (Опоцкий) после освобождения обходил города и села Северо-Западного края, совершая тайные богослужения. Ему не случалось в своих многолетних странствиях две ночи подряд оставаться в одном доме. Он имел много духовных чад, некоторых подготовил к священству и рукоположил.
В марте 1933 г. за нелегальные богослужения приговорили к высшей мере арестованных в Казани, в Раифском монастыре, настоятельницу Феодоровского монастыря мать Софию, нескольких монахов, монахинь и мирян. После закрытия монастырей некоторые иноки оставались вблизи своих разоренных обителей, но в 30-х гг. их выискивали, вылавливали, отправляли в лагеря и убивали.
Так, в 1933 г. Козельск очистили от насельников Оптиной пустыни. 20 декабря 1933 г. был арестован и отправлен в  Мариинский лагерь (Новосибирская обл.) на 3 года живший в Москве при храме Воскресения Христова в Кадашах епископ Мануил (Лемешевский).  
        В.Цыпин. История  Русской Церкви. 1917-1977. М.1997, стр. 197.
 
 
Конец 1933
Украина 1932-33гг.: голод, голодомор или холокост?
С.Кульчицкий, профессор, заместитель директора Института истории НАН Украины:
Находясь за границей, не раз приходилось слышать: почему вы  (украинцы Л.Р.) кричите больше всех? Почему посыпаете головы пеплом? 1933 год лишен национальной окраски! Жертвы тоталитарного государства не имеют национальности.
 
...Голодомор в украинских регионах СССР был образцом комбинированного терроризирования. С одной стороны, он стал одним из методов сплошной коллективизации украинского крестьянства. Сначала крестьян загнали в колхозы, используя иную форму террора – «ликвидацию кулачества как класса». Потом их приучали к добросовестному труду в общественном хозяйстве колхозов при помощи террора голодом.
 
С другой стороны, террор голодом был методом политического покорения украинцев. Не случайно голодомор совпал по времени с прекращением украинизации населенных украинцами регионов за пределами УССР, а также с массовым уничтожением национальной интеллигенции непосредственно в УССР. Органами государственной безопасности в Украине были арестованы в 1932–1933 гг. 199 тысяч человек против 115 тысяч за три предыдущих года (1929–1931) и 71 тысячи за три следующих года (1934–1936).
 
...Изучая данные ЗАГСов о национальной принадлежности умерших, мы видим, что в Украине люди гибли по признаку местожительства, а не национальности. Невысок удельный вес погибших русских и евреев в их общей численности, т.к. они жили в основном в городах, где функционировала карточная система обеспечения продовольствием. Поляки или болгары гибли в таких же пропорциях, как украинцы, поскольку основная их часть тоже проживала в сельской местности.
 
Но сталинский интернационализм заканчивался на границах союзных республик.
 
...Свет на это может пролить сопоставление прямых потерь от голода в двух одинаковых по величине хлебопроизводящих регионах – Украине и Поволжье. В двух поволжских краях, охватывающих территорию современных пяти областей (Волгоградская, Оренбургская, Пензенская, Самарская и Саратовская) совокупной площадью 435 тыс. кв. км, от голода умерло, по расчетам московского историка В.Кондрашина, 366 тыс. человек. В Украине, площадь которой до 1939 года составляла 450 тыс. кв. км, от голода умерло 3238 тыс. человек, то есть на порядок больше.
 
Поволжский голод 1933 года напоминает украинский 1932 года. В обоих случаях у крестьян забирали абсолютно все зерно – основной продукт питания. Однако в хорошо поставленных крестьянских хозяйствах оставались домашний скот и птица, а также незерновые продовольственные продукты длительного хранения – сало, картофель, лук, свекла, сушка и т.п.
 
Осенью 1932 года в Украине и на Кубани у не выполнивших хлебозаготовительный план, то есть у подавляющего большинства крестьян, эти запасы продовольствия были конфискованы. В результате голод перерос в голодомор. Подобной конфискации незернового продовольствия, то есть террора голодом, в других регионах СССР не наблюдалось. Следовательно, сталинское тоталитарное государство осуществляло массовые репрессии не только по социально-классовым, но и по национальным признакам. В конце концов, это не открытие. Вспомним депортации малых народов и национальных меньшинств, начавшиеся именно в Украине в 1934 году (с поляков и немцев).
Станислав Кульчицкий. СКОЛЬКО НАС ПОГИБЛО ОТ ГОЛОДОМОРА 1933 ГОДА?//ЗЕРКАЛО НЕДЕЛИ-человек  №45(420) 23-29 ноября 2002г. http://www.zn.ua/3000/3150/36833/ 
 
С.Кульчицкий:
Голодомор не был направлен против украинцев как этноса, и поэтому не может быть поставлен в параллель с Холокостом.  До революции украинцев вообще не признавали отдельно существующим народом, а в советские времена власть небезосновательно считала все три восточнославянских народа своей опорой в многонациональной стране. Откровенная и масштабная русификация украинцев и белорусов во времена Л. Брежнева объяснялась тем, что русским уже угрожала перспектива превращения в национальное меньшинство в собственной стране.
Кремль в сталинские времена преследовал не украинцев, а граждан Украины, т.е. украинцев с ярко выраженным национальным самосознанием, которые имели тогда собственное государство и конституционные гарантии в отношении возможности возвращения к независимости в любой момент. Мы успешно воспользовались этими гарантиями, так почему же об этом забываем, когда речь заходит о Голодоморе? Есть только одно объяснение того, почему Советский Союз развалился не в 30-х годах, а в 1991 году: террор, направленный против всех слоев украинского народа, поголовное истребление людей, причастных к образованию Украинской Народной Республики и вообще к национально-освободительной борьбе 1917-1920 годов. В конечном итоге, погибали те же украинцы, но террор проводился не по этническому, а по национальному признаку.
 
...До Большого террора 1937-1938 годов и Большого голода 1932-1933 годов СССР был союзом государств, каждое из которых имело свои национальные интересы. Советская Украина, например добивалась от Кремля передать ей на две трети украиноязычную Кубань. Кремль отказался 'обижать' Россию и даже передал последней два украинских округа - Таганрогский и Шахтинский. Компартийно-советское руководство УССР все- таки добилось перевода работы административных органов, школ и средств массовой информации во всех украиноязычных районах Кубани с русского на украинский язык. Но в конечном итоге это привело к тому, что в 1932-1933 годах Кубань была подвержена таким же репрессиям, как УССР. После этого кубанцам, которые выжили, было приказано быть русскими.
 
...Украина даже в 'смирительной рубашке' советской государственности была опасна для Кремля. Она имела большой опыт национально-освободительной борьбы, была равна по человеческим и экономическим потенциалам всем другим национальным союзным республикам, вместе взятым, была расположена на границе с Европой. Опасность для Кремля стократ увеличилась во время кризиса, который возник вследствие безумных темпов индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства. Пик кризиса пришелся на вторую половину 1932 года, хотя по тогдашним газетам можно было узнать только о пуске Днепрогэса и других достижениях. Кризис угрожал сталинской команде устранением от власти, а Советскому Союзу – распадом.
 
Ответ будет неполным, если не коснуться самой истории образования СССР. Большевистские вожди стремились нейтрализовать тягу Украины к независимости различными средствами. Они сосредоточили в ней миллионную армию, но старались действовать не только силой. Конституционное строение Советского Союза как союза равноправных государств объясняется именно этим. В. Ленин предложил в 1922 году, чтобы Россия наравне с Украиной и другими советскими республиками с независимым статусом вошла в новую федерацию. Если бы не Украина, другие республики с независимым статусом стали бы автономными в составе Российской Федерации, т.е. избавились бы от своей государственности.
 
Отрицать сам факт голода не могут даже коммунисты (потому что это официально признал еще В. Щербицкий в 1987 года). Но тогда Щербицкий сказал, что причиной голода была засуха – а это неправда: ее не было. Даже Сталин в свое время писал об 'очень хороших климатических условиях' 1932 года!
 
...Проблема Голодомора явно политизируется. Некоторые национал-патриоты выдвигают в этой связи претензии к России. Я хотел бы отметить, что России в тоталитарном СССР фактически не существовало. Бесспорно, была государствообразующая нация – но реально все решалось в Кремле. Нельзя предъявлять претензии к какой-либо национальности за преступные действия сталинского руководства.
 
Вместе с тем хочу подчеркнуть – и это является очень важным, – что Голодомор, бесспорно, имел ярко выраженную антиукраинскую направленность. Он был направлен против граждан Украинского государства, которое имело право выйти из СССР (и действительно в конечном счете вышло из СССР!).
 
...У выживших во время Голодомора создалось впечатление, что власть уничтожала людей по этническому признаку. Действительность была многограннее: власть одновременно уничтожала и спасала украинских крестьян. П.Постышев, приехавший в конце января 1933 года в Украину с диктаторскими полномочиями, имел две главных задачи: организовать весенний сев и ликвидировать «националистический уклон» в партии и советском аппарате. 19 февраля 1933 года он снял бронь с имеющихся в УССР запасов хлеба, чтобы кормить голодающих. Помощь предоставлялась только тем, кто сохранил физическую способность работать. Так крестьян приучали работать в колхозе.    
             Станислав Кульчицкий.  Украинская газета "День", 17 ноября 2006.
 
Информация о содержании обвинения по уголовному делу о геноциде, возбужденному в марте 2009 г. Службой Безопасности Украины.
  Иосиф Сталин является одним из главных обвиняемых по уголовному делу о геноциде украинского народа в 1932-33 годах, которое Служба безопасности Украины передала в Генпрокуратуру, сообщил в эфире украинского "Пятого канала" председатель СБУ Валентин Наливайченко.
 
По делу о Голодоморе фигурируют и другие первые лица СССР и советской Украины.
 
"Материалы и обвинительный приговор начинаются со Сталина. И фамилия фигурирует, и его личные подписи, и личные тайные указания, и все то, как организовывалась и подготовка к совершению геноцида на нашей территории, и непосредственно само преступление, и его совершение с января 33-го по июнь 33-го года. Совершение, контроль, личный контроль, личные указания, личное направление дополнительных партийных руководителей", – приводит слова главы СБУ в четверг украинское информагентство УНИАН.
 
Расследование уголовного дела по факту Голодомора Служба безопасности начала в мае 2009 года. За это время следователи собрали три с половиной тысячи документов, нашли 857 мест массовых захоронений и опросили две тысячи свидетелей Голодомора. А также установили организаторов и исполнителей преступления. Теперь дело должны передать в суд.
 
Голод 1932-1933 годов охватил основные зерновые районы СССР – Украину, Северный Кавказ, Нижнее и Среднее Поволжье, значительную часть Центрально-Черноземной области, Казахстан, Западную Сибирь, Южный Урал. По различным данным, от голода погибли 7-8 миллионов человек, из них 3-3,5 миллиона на Украине, 2 миллиона – в Казахстане и Киргизии и 2-2,5 миллиона – в РСФСР.
 
Официальный Киев считает, что Голодомор был геноцидом именно украинского народа и пытается убедить в этом мировое сообщество. Такая позиция Украины вызывает категорическое несогласие России. Ряд националистических партий Украины заявляют, что ответственность за Голодомор должна нести Россия как правопреемница СССР, однако это не является официальной позицией Киева.
РИА Новости Украина.  http://rian.com.ua/politics/20091224/78260218.html
 
Постановление апелляционного Киевского суда от 14 января 2010г. о признании большевистских вождей виновными в голодоморе и о закрытии уголовного дела в связи со смертью виновных.
Апелляционный суд Киева поставил точку в деле о голодоморе, который власть Украины считает геноцидом украинского народа со стороны большевистских лидеров. В среду лидеры СССР и УССР (давно покойные, фактически репрессированные друг другом) признаны виновными в организации в 1932-1933 годах голодомора.
При этом, как передает "Интерфакс", суд постановил закрыть уголовное дело в связи со смертью виновных в геноциде. Речь идет об Иосифе Сталине, Вячеславе Молотове, Лазаре Кагановиче, Станиславе Косиоре, Павле Постышеве и других.
В материалах процесса по делу о голодоморе указано число жертв трагедии. Это 3 млн 941 тыс. человек. Такой вывод сделал Институт демографии и социальных исследования им. М.Птухи НАН Украины. Институт проводил научно - демографическую экспертизу.
Решение суда подтверждает выводы следователей Службы безопасности Украины: большевики во главе со Сталиным организовали "геноцид украинской национальной группы", то есть искусственного создали "жизненные условия, рассчитанные на ее частичное физическое уничтожение".
 
     Список осужденных
 Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) Иосиф Сталин (Джугашвили)
 Член ЦК ВКП(б), председатель Совета народных комиссаров СССР Вячеслав Молотов (Скрябин)
 Секретарь ЦК ВКП(б) Лазарь Каганович
 Секретарь ЦК ВКП(б) Павел Постышев
 Член ЦК ВКП(б), генеральный секретарь ЦК Компартии большевиков Украины Станислав Косиор
 Член ЦК ВКП(б), председатель Совета народных комиссаров УССР Влас Чубарь
 Член ЦК ВКП(б), второй секретарь ЦК КП(б)У Мендель Хатаевич
 
http://www.bbc.co.uk/russian/international/2010/01/100114_golodomor_verdict.shtml
 
РИСУ (Религиозно-информационная служба Украины). Интервью 20 ноября 2012.  АРХИЕПИСКОП ИГОРЬ (ИСИЧЕНКО). "ПРИЧИНА ГОЛОДОМОРА СЛЕДУЕТ ИЗ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ДОКТРИНЫ: ЕСЛИ ВРАГ НЕ СДАЕТСЯ, ЕГО УНИЧТОЖАЮТ".
 
Есть ли богословское осмысление Голодомора, почему эту трагедию по-разному воспринимают на Западе и Востоке Украины и можно ли проводить параллели между Голодомором 1932-1933 гг. и Холокостом? С этими и другими вопросами редакция РИСУ обратилась к архиепископу Харьковско-Полтавской епархии УАПЦ (о) ИГОРЮ (Исиченко).
 
– Владыка, сегодня одни спрашивают: как Бог мог допустить Голодомор. Другие говорят, что это наказание за грехи. Есть ли богословское осмысление такого ужасного явления как Голодомор?
 
– Христианская теодицея исходит из того, что бесконечно добрый Бог не делает зла. Зло появляется там, где человек противопоставляет себя Богу, поднимает бунт против Него, легкомысленно стремится создать свой, альтернативный мир – без Бога, без евангельских ценностей.
 
Голодомор не является изолированным эпизодом из нашего прошлого. Он вполне логично вытекает из коммунистической доктрины, откровенно сформулированной Максимом Горьким в названии его классической статьи: «Если враг не сдается, его уничтожают». Мир традиций украинского сельского быта, крепко опиравшийся на христианскую мораль и ритм церковного богослужения, был враждебным большевистской утопии. Поэтому он был обречен на уничтожение с того момента, когда красноармейские отряды пересекли границу Украинской Народной Республики. Недостаточно организованное сопротивление оккупантам, общественная апатия, легковерное восприятие пропагандистских обещаний земли крестьянам или «политики украинизации» создавали предпосылки для геноцида. И хотя Голодомор 1932–1933гг. был самым кровавым эпизодом геноцида, его можно понять и достойно оценить лишь в общем контексте противостояния красной диктатуры и жестоко искореняемых ею христианских составляющих нашего национального бытия и их носителей в обществе.
 
– В ХХ в. другие народы тоже подвергались массовому уничтожению, геноциду – евреи, армяне. Можно ли в таком случае проводить параллели между Голодомором, Холокостом и истреблением армян?
 
– Да, конечно. Геноцид во всех этих случаях одинаково направлен против этнических сообществ, господствующий режим которых представляется препятствием к созданию или сохранению империи – Османской, нацистской, советской. Причем корни противостояния скрыты не в политической самоорганизации истребляемого этноса, а в его образе жизни, морали, сознательном или подсознательном чувстве национальной обособленности. И каждый раз организаторы геноцида демонстрируют отрыв от собственной религиозной традиции – то ли христианской или иудейской (нацисты, коммунисты), то ли исламской (младотюрки).
 
– Прошло 80 лет после Голодомора. Оправилась ли Украина от этой трагедии, в частности, на ментально-духовном уровне? Ощутимы ли еще последствия страха?
 
– Полезно было бы сравнить карты национальных потерь во время геноцида ХХв. с популярными с 2004 года картами электоральных симпатий жителей разных регионов Украины. Я не удивлюсь, если голубые или красные цвета будут доминировать в регионах, опустевших в межвоенное время от политических репрессий и голодоморов. Идеологическая индоктринация, сопряженная с переживанием опасности голодной смерти, которая закрепилась в генетической памяти, – мощное психологическое оружие. Потомки тех, кто воспринимал коммунистическую оккупацию 1917–1920гг. как абсурдную случайность, десятилетиями усваивали тяжелую науку выживания в империи зла. Они учились приспосабливаться, скрывать свои мысли, всегда сохранять продукты на черный день, держать в кладовке мешок с сухарями и чистым бельем. Они отвыкали помогать друг другу, делиться с бедным, защищать невинно обиженных. Духовное оздоровление этих поколений требует времени, достойных доверия общественных лидеров и институтов, экономической справедливости. Как всякий больной, эти люди нуждаются в доброжелательном внимании, любви, понимании. Именно в том, чего не хватает посткоммунистическому обществу.
 
– Возможно поэтому на Западе Украины, где Голодомора 1932–1933 гг. не было, так намного болезненнее воспринимают эту катастрофу, чем на Востоке?
 
– Я бы не решился сравнивать, где Голодомор 1932–1933гг. воспринимают болезненнее. Соседки могут громче плакать над потерей матерью ее единственного сына, но окаменелая от горя мать переживает эту потерю неизмеримо глубже. Для галичан Голодомор стал общественной драмой, проявлением грубости коммунистического режима. Для нас, восточных украинцев, это глубоко личная трагедия, которая затронула почти каждую семью. От нее можно было прятаться за пропагандистскими миражами, ее можно было силой стирать с исторической памяти, но рубцы от нее всегда оставались на каждой душе. И то, что о голодоморе долгие годы нельзя было говорить при чужих, вовсе не означает, что о нем забыли. Мой 84-летний отец никогда не забудет мертвые тела, которые ему приходилось обходить на улице, или смерть своего обессиленного голодом дедушки...
 
– От кого Вы впервые услышали об ужасах Голодомора, от отца?
 
Нет, от бабушки. Она предпочитала рассказывать об этом, когда мы были наедине, и приучала никогда не говорить о Голодоморе с чужими. Эти воспоминания были чем-то глубоко сокровенным, не предназначенным для посторонних. Тем более, делиться ими с незнакомыми людьми было реально опасно. Помню, позже на фольклорной практике (в 1975 году) пожилой крестьянин, который начал откровенно рассказывать нам, студентам, о Голодоморе, заметил, что кто-то из девушек незаметно записывает услышанное. Как он от нас убегал!
 
– Сейчас о Голодоморе можно говорить открыто. Однако те, кто его пережил, предпочитают молчать. В чем, по Вашему мнению, причина?
 
– Жертвы Голодомора, как и любой катастрофы, остаются психологически зависимыми от нее и не желают возвращаться к ней в воспоминаниях, вновь и вновь переживая боль потерь, чувство собственного бессилия. А еще сказывается неверие в искренность собеседников и в реальность общественных изменений в Украине. Живя преимущественно в регионах, возглавляемых политиками просоветской ориентации, наши ветераны не чувствуют себя освобожденными от власти коммунистической бюрократии. А значит, они и держатся чутко, стараясь не говорить того, за что в прежние времена были бы наказаны. Кроме того, они инстинктивно убегают от попыток эксплуатации их боли в политических целях.
 
– Владыка, скажите, пожалуйста, как же тогда на государственном уровне отмечать дату Голодомора? Что нужно сделать, чтобы жертвам этой трагедии было выказано уважение, а живые вынесли для себя урок?
 
– Память о Голодоморе необходимо прежде освободить от политических спекуляций: саморекламы на фоне крестов памяти жертв национальной трагедии, сооружения за счет нищего бюджета монументальных сооружений, устройства шумных процессий. Единственный достойный монумент в честь миллионов жертв геноцида ХХв. – это создание национального государства, способного заботиться о здоровье и безопасности своих граждан, свободного от доминирования агрессивных идеологий и партийного или кланового волюнтаризма, чуткого к общественному мнению. Вот вокруг создания этого монумента нам и стоит всем сплачиваться.
 
День памяти жертв Голодомора и политических репрессий представляется мне днем покоя и раздумий, для христиан – днем заупокойной молитвы. Встреча с памятью о погибших должна быть, прежде всего, индивидуальной, спонтанной – будет ли эта встреча проходить в Церкви, у зажженной в доме поминальной свечи или у креста памяти. Для живых уроком из жестокого опыта геноцида, пережитого украинцами, является недопустимость общественной апатии, молчаливого попустительства злу, свободного или несвободного содействия чужой агрессии. Без постижения искусства национальной солидарности, возведенной на прочном фундаменте братской христианской любви, мы никогда не сможем чувствовать себя защищенными от угрозы новых геноцидов.
РИСУ 20 ноября 2012   http://risu.org.ua/ru/index/expert_thought/interview/50295