Один из приходов петроградской области, вероятно, Стрельня. Начало 1020-х гг.
В центре: архиепископ Финляндский и Выборгский Сергий (Страгородский
)
Игумения Евгения (Страгородская) - тетка будущего Патриарха Сергия
Сергий (Страгородский), архиепископ Финляндский.
После 1905 г.
Митр. Агафангел (Преображенский)
Н.П. Новицкий
Рэндолл Томас Дэвидсон.  Randall Thomas Davidson.  Архиепископ Кентероберийский в 1903 - 1928 гг.
Глава "Живой церкви", прот. Владимир Красницкий
Сергий Булгаков
Николай Бердяев
Лев Шестов
Лев Карсавин
Николай Лосский
Питирим Сорокин
Федор Степун
Семен Франк
Иван Ильин
Михаил Осоргин
1922. Июль-октябрь
      Е.С. Полищук о личности митр. Сергия («анализ, которого, как правило, избегают сегодняшние хулители патриарха Сергия») и о его участии в обновленчестве:
   «Обширна и разнообразна была деятельность Сергия до революции: миссионер и помощник Начальника Православной миссии в Японии; священник на русском военном корабле; настоятель в посольском храме города Афины; инспектор Московской Духовной Академии, ректор Санкт-Петербургской Духовной семинарии и затем Академии; епископ Ямбургский, архиепископ Финляндский, митрополит Владимирский и Шуйский; постоянный член Священного Синода; председатель Предсоборного Совещания. Но помимо многогранной архипастырской  деятельности митрополит Сергий являлся (одним из немногих среди русских епископов ХХ века) глубоким и авторитетным богословом.

   Его магистерская диссертация "Православное учение о спасении" и сейчас сохраняет свое большое значение в борьбе против так называемой "юридической доктрины". В известном споре о Софии с одним из крупнейших богословов ХХ века протоиреем С.Н. Булгаковым (1935 г.) митрополит Сергий выступает его достойным противником и указывает на целый ряд противоречий и трудностей, возникающих при попытке согласовать софиологические представления о. Сергия с православной догматикой.

   Отдельно следует сказать об участии епископа Сергия в петербургских "Религиозно-Философских Собраниях", в качестве председателя которой он много способствовал сближению православного духовенства со светской богословствующей интеллигенцией. Эти собрания послужили образцом для многочисленных религиозно-философских обществ, активная деятельность которых была тесно связана с возникновением и расцветом в предреволюционной России духовного и культурного движения, впоследствии получившего название "русский религиозно-философский ренессанс". Именно через такие собрания, форма которых сложилась при непосредственном участии  епископа Сергия, светским богословам и философам была предоставлена возможность ощутить соборный дух поиска религиозной истины, характерный для русского Православия. В  благодарственном адресе, составленном членами-учредителями петербургских Собраний еп. Сергию, последние отмечали:

  "Не иерарха и не председателя увидели во главе у себя члены собраний, а христианина, который, оглядываясь на ведомых, говорил: 'и все будьте христианами – и пока вы будете христианами, вы всего достигнете, вы вечно пойдете вперед, будете во всем преуспевать'… Создалось внимание, родилось ревностнейшее у всех любопытство к делу, к морю предлежавших  обсуждению вопросов, и таким-то образом явилась отличнейшая атмосфера для искреннего обмена мнений. Епископ Сергий извел из души своей хорошую погоду на наши собрания".

   После всего вышесказанного не вызывает удивления громадный личный  авторитет, который имел митрополит Сергий как среди клириков, так и среди мирян к моменту октябрьского переворота. И нет никакого сомнения, что в новых условиях бешеной травли христианства со стороны коммунистической власти он был преисполнен решимости использовать свой авторитет для спасения Церкви.

  Именно этим, а не "удобосклонностью" к расколу объясняется его кратковременное (около года) отпадение в "Живую Церковь", выразившееся в признании законным обновленческого Высшего Церковного Управления ("меморандум трех" иерархов  от  3 июня 1922 года). Безусловно, митрополит Сергий рассчитывал встать во главе ВЦУ, а затем направить его деятельность в более правильную сторону, вернуть его в православное русло. Следует напомнить, что в это время Патриарх Тихон находился под арестом, а государственная власть поддерживала обновленцев.

   К тому же движение обновленчества спекулировало на правильной, хотя и крайне скомпрометированной ими и ныне весьма непопулярной идее эволюционного изменения земной оболочки ("земной оболочки"!? - Л.Р.) Церкви (церковного быта, канонов, богослужения), соответствие которой изменившимся условиям жизни способствует лучшему выполнению Церковью своих задач в новых условиях. Работа в этом направлении, оборванная вместе с деятельностью Собора 1917-18 годов, была начата еще до революции, и епископ Сергий принимал в ней активное участие, являясь председателем совещания по исправлению церковно-богослужебных книг. Но какими бы соображениями ни руководствовался Сергий, вступая в общение с раскольниками, как только Патриарх Тихон был освобожден из заключения, Сергий принес ему публичное покаяние за свое участие в обновленчестве».    
  Е.С. Полищук. Патриарх Сергий и его Декларация: капитуляция  или компромисс?\\ Вестник РХД  1991, №161, стр. 234-236.

  Отношение представителей русской философской мысли к советской власти.
  Философ Сергей Хоружий:
   «Все первые годы нового режима русская мысль, в целом, сделав выбор не в пользу эмиграции, усиленно и добросовестно пыталась наладить творческую работу в изменившихся условиях. Однако достичь этого оказалось невозможно. Новый режим неуклонно продвигался к законченно тоталитарному устройству общества, нормой которого является идеологический террор, а философия, уничтожаясь в своей истинной природе, восстанавливается в дегенеративной форме, как часть машины террора.

Благодаря прохождению через этап нэпа (который справедливо был назван Пастернаком «самым фальшивым из всех советских периодов»), движение к тоталитаризму шло не вполне прямолинейно и несколько затянулось, что породило необоснованные иллюзии в обществе.

Тем не менее, уже к весне 1922 г. в сфере идеологии и культуры это "временное отступление", по выражению Ленина, отчетливо завершилось, сменившись широким наступлением (хотя в сфере искусства, изначально весьма революционизированной и даже большевизированной, процессы шли несколько иначе – при том же, конечно, общем направлении). Ликвидировались последние очаги свободной мысли, последние возможности независимого духовного выражения. Ликвидация сопровождалась одиозными кампаниями публичной травли. Широкие меры репрессий, введения тотального идеологического контроля шли сплошною волной в печати и журналистике, в сфере образования, студенческой и педагогической среде.

В эти же месяцы, под флагом известной кампании по изъятию церковных ценностей, в сфере религии и церковной жизни осуществлены были гораздо более жестокие, кровавые репрессии. Здесь ликвидация независимых духовных очагов достигалась решительней и надежней, методами прямого террора; однако по отношению к представителям философской мысли, из которых многие пользовались европейской и мировой известностью, власть на такие действия не решалась».
С.С.Хоружий. Шаг вперед, сделанный в рассеянии. Сайт "Интеллектуальная Россия". http://intelros.ru/lib/statyi/horuzjy1.htm

Конец мая/начало июня
  Переговоры в Ярославле Е.А. Тучкова, уполномоченного ГПУ по делам религий, с митр Агафангелом. Предложение митр.Агафангелу возглавить церковное управление при условии отречения от Патриарха Тихона и осуждения его деятельности.
                                           1. Фиолетова
                                           2. Левитин, т. 1

Середина июня
   Собор епископов в Варшаве во главе с митр. Георгием по вопросу об автокефалии Польской Церкви.
   Рассказывает А.К. Свитич: 
«Надлежит указать, что Польское правительство, после заключения в тюрьму Московского Патриарха Тихона все более и более настаивало на скорейшем провозглашении автокефалии Православной Церкви в Польше, указывая на прекращение в Москве канонической церковной власти и на недопустимость для Польского Государства, чтобы православная Церковь в Польше находилась в зависимости от безбожной власти, в плену у которой был Святейший патриарх и по указанию которой действовал образовавшийся в Москве Церковный Комитет.
   Когда на июньском Соборе епископов была оглашена правительственная декларация, то Виленский архиепископ Елевферий и Гродненский епископ Владимир, в порядке обсуждения этого вопроса, сделали митрополиту Георгию такое письменное заявление:

   "Выслушав Правительственную декларацию, считаем долгом по содержанию ее заявить нижеследующее: создавшееся в Москве положение, если верить частным сведениям, – арест Святейшего Патриарха, устранение Высшего Церковного  Управления и образования самочинного Церковного Комитета, – мы считаем явлением временным, не дающим права обсуждать такие чрезвычайные меры, как применение в той или иной степени вопроса об автокефалии".

   И все же, это заявление 2-х иерархов не было принято во внимание и Варшавский Собор епископов, голосами митрополита Георгия, архиепископа Дионисия и епископа Александра, вынес 14 июня 1922 года, такое постановление:

   "Собор православных архиереев, вследствие церковной смуты и разрухи в России, ничего не имеет против автокефалии Православной Церкви в Польше и готов работать в Польше на началах автокефалии, уверенный в добром сотрудничестве с Польским Правительством на основах Конституции; однако с тем, что Польское Правительство получит на автокефалию благословение Константинопольского и других Патриархов, а равно Глав автокефальных Церквей – Греческой, Болгарской и Румынской, а также Патриарха Московского, если последний возвратится к власти и если Патриархат в России не будет упразднен".

  …Надо ли говорить о том, с каким негодованием встретило православное население Польши весть о стремлении предавшихся польскому Правительству и отступивших от канонического общения с Матерью-Церковью Российских епископов ввести фактическую автокефалию Православной Церкви в возрожденном Польском Государстве».                А.К. Свитич. Стр. 106-114

16 июня
   Заседание Синода Православной Церкви в Польше, посвященное вопросу о богослужебном языке.
   А.К. Свитич:
  «Высшая церковная власть допустила употребление не только украинского, но также белорусского, польского и чешского языков в тех богослужебных книгах, текст коих одобрен Высшей церковной властью, и где к этому представится возможность по местным условиям.
   Синодальные определения были использованы безответственными элементами, видящими в Церкви орудие для политической и национальной борьбы.  
Началось так называемое  "размосковление" Церкви. Над Церковью нависла грозная опасность. Однако духовенство, в своем подавляющем большинстве и верующий, чуждый политике, народ осудили украинизацию Богослужений и требовали совершения служб на церковно-славянском языке.
   Тогда понадобилось создать искусственное украинское национально-церковное движение и придать ему вид протеста широких народных масс». А.К. Свитич. Стр. 151.

5/18 июня
   Послание "Заместителя Святейшего Патриарха", митрополита Ярославского  Агафангела (Преображенского) к архипастырям, пастырям и всем чадам Православной Русской Церкви о самоуправлении епархий:
  «Благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа!
Святейшему Патриарху и Отцу нашему Тихону угодно было от 3/16 мая 1922 г. обратиться ко мне со следующей грамотой:

   "Вследствие крайней затруднительности в церковном управлении, возникшей от привлечения меня к гражданскому суду, почитаю полезным для блага Церкви поставить Ваше Высокопреосвященство во главе Церковного Управления до созыва Собора. На это имеется согласие гражданской власти, а потому благоволите прибыть в Москву без промедления. Патриарх Тихон".

   Во имя святого послушания и по долгу моей архипастырской присяги, я предполагал немедленно вступить в отправление возложенного на меня служения Церкви и поспешить в Москву. Но вопреки моей воле, по обстоятельствам от меня не зависящим я лишен и доныне возможности отправиться в Москву, на место служения. Между тем меня официально известили, что явились в Москве иные люди и встали у кормила правления Русской Церкви. От кого и какие на то полномочия получили они, мне совершенно неизвестно.

А потому я считаю принятую ими на себя власть и деяния их незакономерными. Они объявили о своем намерении пересмотреть догматы и нравоучение нашей Православной веры, священные каноны Св. Вселенских Соборов, Православные богослужебные   уставы, данные великими молитвенниками христианского благочестия, и организовать таким образом новую, именуемую ими "Живую" Церковь. Мы не отрицаем необходимости некоторых видоизменений и преобразований в богослужебной практике и обрядах.

Некоторые вопросы этого рода были предложены к рассмотрению Всероссийским Собором в 1918 г., но не получили решения, вследствие преждевременного прекращения его деятельности, по обстоятельствам тогдашнего времени. Но, во всяком случае, всевозможные изменения и церковные реформы могут быть проведены только соборною властью. А посему я почитаю своим долгом, по вступлении в управление делами Церкви, созвать Всероссийский Поместный Собор, который правомерно, согласно со словом Божиим и в мере правил св. Вселенских Соборов – этих первых и основных источников нашего церковного строительства – рассмотрит все то, что необходимо и полезно для нашей церковной жизни. Иначе всякие нововведения могут вызвать смятение совести у верующих, пагубный раскол между ними, умножения нечестия и безысходного горя. Начало всего этого мы уже с великою скорбью видим.

Возлюбленные о Господе Преосвященные Архипастыри!

Лишенные на время высшего руководства, вы управляйте теперь своими епархиями самостоятельно, сообразуясь с Писанием, церковными канонами и обычным церковным правом, по совести и архиерейской присяге, впредь до восстановления Высшей Церковной Власти. Окончательно вершите дела, по которым прежде испрашивали разрешения Св. Синода, а в сомнительных случаях обращайтесь к нашему смирению. (Выделено мною Л.Р.)

Честные пресвитеры и все о Христе служители Алтаря и Церкви! Вы близко стоите к народной жизни, вам должно быть дорого ее преуспеяние в духе Православной веры. Умножьте свою священную ревность. Когда верующие увидят в вас благодатное горение духа, они не уйдут никуда от своих священных алтарей.

Братья и сестры о Господе, наши духовные чада! Храните единство святой веры в союзе братского мира. Не поддавайтесь смущению, которое новые люди стремятся внести в ваши сердца по поводу учения нашей Православной веры; не склоняйтесь к соблазнам, которыми они хотят обольстить вас, производя изменения в Православном богослужении, действуя не законными путями соборного установления, но по своему почину и разумению, не повинуясь голосу древних вселенских отцов и великих подвижников, создавших наши церковные уставы; не обольщайтесь беззаконным путем, которым хотят повести вас новые люди к какой-то новой Церкви. Ищите законных средств и путей, которыми должно устранять церковное нестроение; держитесь и не порывайте связи со своими законными духовными пастырями и архипастырями. Повинуйтесь с доброй совестью, просвещенною Христовым светом, государственной власти; несите в духе любви и мира свои гражданские обязанности, памятуя завет Христа:

"Воздадите кесарево  кесареви, а Божие Богови".

Наипаче же увеличьте молитвенный подвиг, оградив себя им от наветов духа злобы, врага нашего спасения.

Итак, возлюбленные о Христе чада, храните учение, чины и уставы веры нашей, храните вся преданная нам, держитесь Церкви Божией. Знайте, что уходящие от Святой Церкви оставляют своего Спасителя. "Тем же убо, братие, стойте", говорит Апостол, "и держите предания, имже научитеся или словом, или посланием нашим" (2 Солун. ХI, 25).  
15/18 июня 1922 г. № 214».
Заместитель Святейшего Патриарха - Агафангел (Преображенский) Божиею милостию митрополит Ярославский.
(Подписи правителя дел и секретаря).
                                          1. Сб. док.1
                                          2. ВСС  1927, № 1
                                          3. Церк. Вед. 1922, № 10-11

                                          4. Левитин,  т.1

11/24 июня

  Приезд в Петроград В.Д. Красницкого, потребовавшего от еп. Алексия (Симанского) более четкого определения своего отношения к ВЦУ:   
«Предлагаю Вам именем Высшего Церковного Управления и Православно-Российской Церкви – немедленно вступить в обязанности председателя Епархиального Управления, без чего не может быть осуществлено Вами Управление Петроградской епархией.
Петроградское Епархиальное Управление должно действовать строго по указаниям Высшего Церковного Управления».                                   Левитин, т.1

24 июня

   Заявление еп. Алексия (Симанского) об отказе от управления Петроградской епархией:
  «В Высшее Церковное Управление.
Ввиду настоящих условий, признаю для себя невозможным дальнейшее управление Петроградской епархией, каковые обязанности с сего числа с себя слагаю».
Отказ лидера петроградских обновленцев А.И. Боярского вступить в Епархиальный Совет по требованию Красницкого.                                Левитин, т.1

12/25 июня

   Вскрытие мощей католического святого Андрея Боболи в г. Полоцке ("мумифицирован") и помещение их на выставке в Москве.    Рев. и Церк. 1922, № 1-2

30 июня
   Епархиальный съезд представителей духовенства и мирян в г. Вильно.
   Из постановления съезда:
  «С душевной горечью отмечая, что три иерарха Православной Церкви в Польше, в том числе и митрополит Варшавский Георгий, пользуясь теми потрясениями, которые в настоящее время переживает Церковь Всероссийская, употребляет все усилия, чтобы отделить себя и свои паствы путем, не предусмотренным никакими канонами, и, не имея на то соборного волеизъявления своего народа – паств (? - ЛР) от своей Матери-Церкви, Епархиальное Собрание духовенства и мирян Литовской епархии вынуждено заявить от лица всей Литовской паствы, что он по прежнему, доколе этот вопрос не решился в каноническом порядке, считает себя нераздельной частью той Церкви, к которой она до сего времени принадлежала, что в этот час, когда Святейший Патриарх находится в заточении, она чувствует особенно тесную духовную связь с Ним; что она глубоко скорбит об оделяющихся и умоляет их во имя мира Христова не делать этого шага таким путем, а для решения этого вопроса, равно как и других дел, связанных с устройством церковного управления в Польше, созвать полный церковный Областной Собор, соответствующий канонам и практике Всероссийской Церкви и состоящий из клира и мирян. Доколе же этот Собор не состоится, доколе не будет восстановлено нарушенное "Положение о высшем церковном управлении в Польском Государстве", доколе откалывающиеся не воссоединятся и не восстановится единение, воздержаться от всяких распоряжений, связанных с провозглашением автокефалии (выд ЛР).

   Настоящее постановление сообщить: 1.Митрополиту Варшавскому Георгию, 2.Польскому Правительству, 3. Всем епархиальным архиереям, в том числе и епископу Пантелеимону Пинскому и Новогрудскому, 4. Русскому Церковному управлению за границей, 5. Всем автокефальным Церквам, 6. Святейшему Патриарху Тихону, если это окажется возможным. Кроме того, Собрание от лица всей паствы заявляет, что она в см вопросе остается верным и в полном единении со своим каноническим главою и архипастырем, архиепископом Елевферием".

   Тогда же Литовское епархиальное собрание поручило Епархиальному Совету:
   "Выразить от имени всей Православной духовной паствы Литовской епархии находящемуся в узах мученику Патриарху Всероссийскому Святейшему Тихону глубокое и сердечное сочувствие беззаветно преданных Его Святейшеству духовных Его сынов; доложить Ему, что вся Литовская Православная Церковь сострадает Его Святейшеству и молит Всевышнего об избавлении Его Святейшества от уз, скорбей и напастей и вместе с тем вопиет и твердо заявляет протест и свое глубокое возмущение перед всем культурным христианским миром против безбожных палачей-мучителей Его Святейшества и угнетателей Православной Церкви в России".

   Так отнеслась к вопросу об автокефалии Православной Церкви в Польше Литовско-Виленская епархия, насчитывающая в своем составе около 200 приходов».                          А.К. Свитич. Стр.114-116

22 июня/5 июля
      Приговор по делу петроградского духовенства и верующих во глав с митр. Петроградским Вениамином. Из 86 обвиняемых: 10 человек – к расстрелу; 22 – оправданы; остальные – к разным срокам заключения.              Валентинов, стр. 67

Список защитников на процессе:
Жижиленко Александр Александрович, профессор Петроградского  университета
Гурович Яков Самуилович, профессор, член Дома Ученых
Гигринский Леонид Иванович, служащий в Бюро жалоб Рабоче-крестьянской инспекции
Гартман Владимир Паулинович, член Комитета помощи политзаключенным и ссыльным
Павлов Петр Леонидович
Равич Моисей Соломонович, юрист
Элькин Николай, журналист
Рязанский Абрам Моисеевич, юрист
Масинзон, юрист
Ольшанский, юрист
Бобрищев-Пушкин  Владимир Михайлович, юрист
                                          А. Нежный. Стр.192.

   Рассказ  дочери адвоката Равича, Касаткиной Надежды Михайловны, в изложении Александра Нежного:
   «Равича расстреляли шестнадцать лет спустя после Юрия Петровича Новицкого (которого он защищал), в 1938-м, но Надежда Михайловна при нашей с ней встрече говорила, что смертный приговор себе ее отец подписал, согласившись защищать Новицкого.

   "Моя мать, - с горьким и сильным чувством произнесла Надежда Михайловна, – рассказывала мне, что она стояла перед отцом на коленях два раза в жизни. Первый раз – чтобы он отказался участвовать в процесс. Она ему говорила, что жизнь будет загублена. И второй раз уже потом – чтобы он согласился уехать во Францию. Он не уехал. Он считал, что речь – это его инструмент, и там он не сможет работать. А Гурович уехал.
 
…Гурович очень долго не решался взять на себя защиту митрополита Вениамина. Потому что, если обычный адвокат ошибется, его простят – а еврея нет. Вениамин его благословил. И тогда все адвокаты-евреи согласились. Почему Церковь никогда не сказала доброго слова о них? Ведь они заранее знали, что этот процесс обречен на неудачу. Его нельзя было выиграть. Они знали, на что шли"».
      А. Нежный. Стр. 112-113.

7 июля
   Просьба о помиловании одного из приговоренных к расстрелу – Новицкого, составленная адвокатом М.С. Равичем:
   «В Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета.
   Моисея Соломоновича Равича (Петроград, Бассейная 60, кв. 21),
   Защитника по делу профессора Петроградского Университета Юрия Петровича НОВИЦКОГО.
                                            Просьба о помиловании
   5 июля 1922 г. петроградский Губревтрибунал приговорил проф. Новицкого к расстрелу по делу о противодействии изъятию церковных ценностей. Настоящим обращаюсь в Президиум В.Ц.И.К. с просьбой о помиловании проф. Новицкого в виду следующих обстоятельств.
                                                                    1
   Как видно из обвинительного акта и приговора, проф. Новицкий осужден, как председатель правления общества приходов, как ответственное лицо, т.е. по основанию формальному. Между тем, весь трагизм положения его заключается в том, что – как ярко выяснилось на суде – он как личность – определенный прогрессист, как в общественной жизни  вообще, так и в правлении приходов, где он стоял определенно на левом фланге.
  Нигде ни в обвинительном акте, ни в показаниях свидетелей или обвиняемых нет ни одного указания на то, чтобы Новицкий где-либо когда-либо в собрании ли, в частном ли разговоре сказал хоть одно слово против изъятия. Показания свидетелей обвинения (Чиркин, Егоров, Боярский) устанавливают единогласно, что проф. Новицкий был за отдачу всех ценностей на голодающих, за полное подчинение декрету об изъятии.
  Приговор, касаясь Новицкого, обвиняет его в поездке к патриарху Тихону, хотя на суде было установлен, что во время этого посещения он добился от патриарха согласия на отдачу всех ценностей, если об этом будет просить петроградская епархия.
                                                                    2
   Трагичность его положения еще усиливается тем, что проф. Новицкий вообще и в науке, и в жизни является человеком передовым и горячим общественником.
                                                                    3
   …Достаточно отметить тот факт, что именно в тех приходах, где на местах находились члены правления (Новицкий, Ковшаров, Елачич и т.д.) именно там изъятие прошло тихо и спокойно. Если бы правление сеяло смуту, очевидно прежде всего эксцессы возникли бы именно в приходах, где сидели члены правления.
                                                                     4
   Как защитник его, приношу Верховному органу Рабоче-Крестьянской власти последнюю его просьбу: учесть то, что он всю жизнь боролся против смертной казни, что он всю жизнь свою посвятил брошенным чужим детям, а теперь ждет сам смертной казни и оставляет 14-летнюю дочь без матери круглой сиротой».
7 июля 1922 г.      М. Равич.
Приписка от руки:
   «Я, дочь профессора Новицкого, умоляю Рабоче-крестьянскую Власть пожалеть моего отца. Мать моя умерла в ноябре от тифа, и я остаюсь совсем одна. Я еще учусь и надеюсь быть полезной работницей в Советской России. Умоляю спасти жизнь моего отца.   Оксана Новицкая».                        А. Нежный. Стр. 111-112.
  

    Из воспоминаний Ксении Георгиевны, дочери  Ю.П. Новицкого, записанных А.Нежным:
  «Юрий Петрович передал Ксении Георгиевне не только педагогические дарования, но и деятельную к малым сим, несчастным человеческим детенышам, выброшенным на улицу, ожесточившимся и погибающим. Еще совсем молодым правоведом – профессором университета Новицкий создал в Киеве суд, который занимался исключительно делами несовершеннолетних, а также приют для детей, чьи родители отправлены были в каторгу или ссылку.

   В известном смысле пойдя по стопам отца, Ксения Георгиевна большую часть жизни посвятила детям, Это, без сомнения, истинное ее призвание в полной мере проявилось в тяжелейшие годы блокады Ленинграда, когда она кинулась собирать под свое крыло беспризорных ребятишек, обогревать и учить их.

  …Среди друзей Юрия Петровича был, например, Питирим Сорокин, эсер и социолог с мировым именем, чьи книги совсем недавно появились в нашем Отечестве. Был Керенский Александр Федорович, поручивший Новицкому разгребать авгиевы конюшни царской цензуры.

   Был также философ Лев Платонович Карсавин, знаток религиозной жизни Запада, человек высокого ума и трагической судьбы. В 1922-м, весной, на втором философском  пароходе его выслали из Советской России. Накануне отъезда он навестил Юрия Петровича. Ксения Георгиевна помнит их разговор.

   "Юра, – прощаясь, сказал Карсавин ее отцу. – Подумай еще раз. Поедем. Здесь ничего не будет. Ты погибнешь". "Здесь моя Родина, я останусь", – так, по словам дочери святого, ответил Юрий Петрович Новицкий своему другу». 
      А. Нежный. Стр. 107-108.


27 июня/10 июля

  Меморандум Архиепископа Кентерберийского. Изложение в газете "Таймс", 1922 г., 11 июля:
«Архиепископ Кентерберийский внимательно обсудил сообщение, переданное ему в ответ на его ходатайство от 7-го июня о допущении в Россию Советским Правительством небольшого числа представителей различных Церквей, от имени которых был отправлен протест от 31-го мая. Целью этой делегации было бы выяснить подробности действий Советского Правительства, послуживших основанием для этого протеста.

Архиепископ обращает внимание на то обстоятельство, что полученный ныне ответ, отклоняющий его ходатайство, не опровергает сделанных по поводу ареста и преследований заявлений, полученных Архиепископом непосредственно.

Обвинение в том, что представители Англиканской Церкви, а также представители других христианских исповеданий, подписавшие протест, были побуждаемы политическими или классовыми соображениями, лишено основания. Они были побуждаемы исключительно гуманитарными соображениями и христианским чувством.

Архиепископ глубоко сожалеет об отказе Советского Правительства дать возможность получить желаемые сведения. Много лиц в Великобритании стремится к образованию дружеских отношений между русским народом и народами стран, говорящих на английском языке; письма, получаемые Архиепископом из Америки, тоже говорят о наличии  такого  движения. Настоящее действие Советского Правительства, если не воспрепятствует, то во всяком случае замедлит осуществление этой надежды. Если окажется, что сообщение, опубликованное в течение последних нескольких дней, о вынесении смертных приговоров представителям духовенства в России имеет под собой основание, то результатом этого будет негодование и ужас цивилизованных народов всех стран»Валентинов, стр. 65-67

23 июня/ 6 июля
  Открытие "Всероссийского съезда белого духовенства" под руководством Красницкого. Изгнание со съезда 37 епископов во главе с еп. Антонином. Постановления о введении женатого епископата и закрытии монастырей – на рассмотрение "Поместного Собора".
                                                     1. Жив. Церк. 1922, № 6-7.
                                                      2. Фиолетова

Левитин о  Красницком:
   «В противоположность другим обновленческим лидерам Владимир Дмитриевич отнюдь не был человеком бунтарского типа. Еще в семинарии он пользуется репутацией  благонадежнейшего семинариста и является любимцем начальства.
   В Академии он работает над рефератом "Обличение социализма", в основе которого лежит тезис: "Социализм от дьявола". Еще будучи студентом, он становится членом "Союза русского народа", а по окончании Академии назначается священником в церковь "Союза русского народа" в Петербурге.

  Ловкий и беззастенчивый карьерист, Красницкий никогда не отличался разборчивостью в средствах: в 1912 году, во время дела Бейлиса, он неоднократно заявлял, что "евреи употребляют в ритуальных целях христианскую кровь". После революции В.Д.Красницкий служил в качестве второго священника в Князь-Владимирском соборе на Петроградской стороне. Совершенно оттеснив на задний план престарелого настоятеля о. Михаила, Красницкий становится фактическим настоятелем древнего петроградского собора. Видимо, подготавливая себе на всякий случай позиции к отступлению, о. Красницкий (наряду со священнослужением) поступает в 1920 году в одно из учреждений на Петроградской стороне в качестве бухгалтера.

   От петроградского трио и других обновленцев Красницкий всегда, до марта 1922 года, держался в стороне и никогда ни в какие отношения со своими будущими товарищами не вступал. "Хотел бы я знать, – вспоминал А.И. Введенский, – откуда взялся этот тип. Никогда ни в одной обновленческой группировке не участвовал, никто из нас его не знал, вдруг появляется на одном из наших совещаний – для чего? Зачем? Оказывается, он что-то там делает, кого-то тоже собирает".

   Действительно, новый приверженец обновленческого течения мало походил на своих товарищей: если те были типичными интеллигентами, мятущимися и расхлябанными, то священник Красницкий был человеком совершенно другого типа: поклонник твердой власти, деятельный администратор, домовитый хозяин, он воплощал в себе тот тип умного, хладнокровного, прижимистого ”кулака” который нашел отражение в художественной литературе XIX века. Осанистый, с умным, слегка курносым лицом, спокойные, медлительные жесты, певучий голос с небольшим украинским акцентом, образцовые чистота и порядок в небольшом деревянном домике в Успенском переулке, где он жил, – трудно было представить себе что-нибудь более противоположное церковно-литературной богеме, представителями которой являлись Введенский и Белков.

   Что привело Красницкого в первые месяцы 1922 года к союзу с Введенским, Боярским и Белковым, которых он не любил и которые его не любили? Как уже было сказано, Красницкий был карьеристом – человеком, который всегда ставит на лошадь, которая имеет наибольшие шансы на выигрыш. Однако такое объяснение было бы все-таки упрощенным. Начать с того, что карьерист Красницкий был, несомненно, искренне верующим человеком… Когда карьера его лопнула так же внезапно, как и началась, он не ушел из церкви и предпочел тяжелое существование кладбищенского священника прямому предательству церкви, – в противоположность калиновским и платоновым, осиповым и дулуманам. И думается мне, что деятельность Красницкого надо объяснять не столько его личными качествами, сколько глубоко вкоренившейся идеей – нерушимого единства церкви и государства.

   Церковь не может существовать без поддержки государства, думал студент Духовной академии Красницкий в 1910 году и шел в "Союз русского народа". Церковь не может существовать без поддержки государства, думал священник В.Д. Красницкий в 1922 году и начал выполнять приказы гражданской власти, мало заботясь о том, насколько они соответствуют его совести. К сожалению, эта философия оказывала все большее влияние на обновленческий раскол и, как увидим ниже, вскоре стала его основой и способствовала быстрому перерождению мечтателей и энтузиастов в политических дельцов и карьеристов. Чего изволите? – этот древний лозунг становился с 1922 года главной линией поведения обновленческих лидеров».             Левитин. Стр. 57-59.

Без даты
  Воззвание эмигрантского Русского Национального Комитета ко всем церквам, исповеданиям, правительствам и народам:
  «Мы – русские без различия политических направлений, религиозных убеждений и социальных положений, не можем сейчас молчать.
   Мы громко заявляем культурному миру, что в нашем несчастном отечестве в настоящую минуту творится коммунистической властью злое дело, превосходящее своей наглостью и преступностью многое из того, что ею было совершено до сих пор.
  
   Промотав все денежные товарные средства прежней национальной России, государственно обанкротившиеся большевики приступили к растрате последних наличных ресурсов: музейных и религиозных ценностей. Никто из знающих русские дела не может сомневаться, что эти  средства  нужны  погибающей  коммунистической  власти исключительно для поддержания себя самой. Но для обмана толпы, разумеется, выдвинута благовидная идея помощи голодающим – неизбежным жертвам самого же большевистского режима.

  …Вопреки бесстыдному заявлению Чичерина в Генуе о том, что в коммунистической России установлена свобода религий и культов и что там проведен принятый многими культурными странами принцип отделения Церкви от государства, всякий честный и знающий человек должен признать это за чистую словесную ложь, прикрывающую для чужестранного мнения звериную природу и практику большевизма. Все религии и культы могут представить на мировое судилище горы документов об их преследованиях и мучениях со стороны атеистического воинствующего коммунизма. Но мартиролог русской православной церкви неизмеримо превзойдет все другие. 29 замученных и убитых епископов, тысячи таких же священников и монахов, десятки тысяч кощунственно оскверненных церквей, бесчисленные издевательства над лицами священного и духовного сана, всенародные и циничные поругания предметов веры – все это сливается в мрачную картину непрерывного гонения на Церковь, последним по времени звеном которого является искусственно созданный процесс Патриарха Московского и всея России.

  Суд большевиков над социалистами вызвал движение в социалистическом интернационале, и последний добился прав защиты своих единомышленников. Ужели небывалое глумление над совестью христианского народа не вызовет соответственного отклика в других церквах и в других христианских исповеданиях? Ужели культурный мир, стоящий на основаниях свободы, не подвергнет моральному осуждению попирателей элементарной религиозной свободы?

   В России оскорблен человек. Оскорблена главнейшая святыня – сердцевина его личности: его религиозная свобода, источник и основа всех других свобод.
   Люди и христиане, пробудитесь и вступитесь!»               Валентинов, стр. 283-284

Июль
  Состояние епископата. Данные на июль 1922г.:
Из 73 епархиальных архиереев 37 присоединились к ВЦУ, 36 остались с Патриархом Тихоном, на положении самоуправляющихся (выд. мною - Л.Р.).
          Шишкин, стр. 101

Июль
  Процесс в Гомеле по делу о закрытии хедеров. Привлечено 11 "евреев-клерикалов" во главе с раввином Барышанским ("еврейский Тихон"). Раввин приговорен к 3 годам заключения, остальные – к разным срокам.
                                         1. Валентинов, стр. 68
                                          2. Правда  1922, № 159
                                          3. Рев. и Церк. 1924, № 1-2

11 июля
   На квартиру М.А.Новоселова (который вел активную борьбу с обновленцами) явились чекисты с ордером на арест, но ему удалось скрыться, уйдя черным ходом.                        Л.Е.Сикорская, стр. 286.

14-15 июля
  Епархиальный съезд представителей от духовенства и мирян Гродненской епархии.
   Постановление съезда:
   «Принимая во внимание, что согласно канонам Православной Церкви:
  1.автокефалия дается только отдельным народам, но не государствам;
  2.дается  только в том случае, если о ней просит и ее добивается весь народ или по крайней мере – большая часть его;
  3.что такой серьезный, коренной, чрезвычайной важности вопрос церковной жизни, как введение автокефалии, может быть разрешен только на правильно созванном Областном  Церковном Соборе из епископов и представителей клира и мирян всей области;
  4.что автокефалия становится законной формой церковной жизни только с момента получения на нее благословения всех  Православных Патриархов и в первую очередь Патриарха Московского и согласия всех автокефальных Церквей и констатируя, что:
   1.белорусы и украинцы современной Польши составляют только малую часть этих народов;
   2. что они автокефалии никогда не просили;
   3.что Областной Собор для выработки форм Высшего Управления Православной Церкви в Польше созван не был;
   4.что благословения на автокефалию от Восточных Патриархов автокефальных Православных Церквей не получено, – Епархиальный Съезд усматривает в акте о введении автокефалии для Православной Церкви в Польше, подписанном только тремя епископами Польши, насилие над религиозным сознанием православного народа Польши, узурпацию его законных, 17 марта 1921 года ему предоставленных прав, а также нарушение канонов Св. Церкви и от лица всего православного населения Епархии заявляет самый решительный протест против навязываемой ему автокефалии, выражает самую непоколебимую, непреклонную волю и впредь, доколе этот вопрос не будет разрешен на Областном Церковном Соборе, пребывать в братском единении и общении с Православной Российской Церковью, с которой связан неразрывными историческими узами в общецерковной жизни, в сыновнем послушании и каноническом подчинении Ее высшему руководителю и Отцу патриарху Московскому Тихону, в законном избрании которого  он участвовал через своих представителей на Московском Соборе в 1917 году".
  …Постановления Виленского и Гродненского Епархиальных Съездов стоили архиепископу Елевферию и Владимиру их кафедр».         А.К. Свитич. Стр.116-118

Ночь 16-17 июля (случайно ли выбрана дата: 4-я годовщина расстрела царской семьи? - ЛР)
   Арест деятелей культуры, предназначенных для высылки за рубеж.

   Философ Сергей Хоружий:
  «"Философский пароход" – операция высылки за рубеж, в Германию, ведущих философов России. Высылались, однако, далеко не одни философы. Список изгоняемых насчитывал несколько менее сотни имен, и помимо философов, туда входили многие видные представители небольшевистской общественности – профессора различных наук, литераторы, журналисты, экономисты, кооператоры.

Начиная с весны 1922 г., этот список тщательно готовился ГПУ по указаниям верхушки большевиков, начиная с самого Ленина. По завершении подготовки, все намеченные деятели науки и культуры, не только в двух столицах, но и в других городах (Казани, Харькове и др.), были арестованы одновременно, в ночь с 16 на 17 августа. Затем, после запланированных (псевдо)юридических процедур, основное ядро изгнанников было выслано за пределы России на двух пароходах, направлявшихся из Петрограда в Штеттин (Шецин, принадлежавший тогда Германии). 30 сентября с парохода "Обербургомистр Хакен" в Германии высадились с семьями 30 высланных из Москвы и Казани; 18 ноября с парохода «Пруссия» – 17, высланных из Петрограда.

Высланные представляли весьма значительную, ценную интеллектуальную и культурную силу, и их изгнание, несомненно, стало тяжким ударом для России. "Философский пароход" ускорил ломку общества, его нравственное и духовное падение, расчистил путь для полного воцарения тоталитаризма. Но отдельную, особую важность имел он для философии.

Группа философов выделялась в общем составе высланных, обладая наибольшим весом и значимостью. Перечислим тех, кто входил в нее: Н.А.Бердяев, С.Н.Булгаков, Н.О.Лосский, С.Л.Франк, Л.П.Карсавин, И.А.Ильин, Ф.А.Степун, И.И.Лапшин, П.А.Сорокин (уехавший не пароходом, а поездом); с Н.О.Лосским выехал также его сын, В.Н.Лосский, ставший затем выдающимся православным богословом.

Этот список имен – основа русской мысли двадцатого столетия; большая часть его – фигуры мирового масштаба. После высылки, из всего круга известных, крупных философов на родине остались только Флоренский и Шпет, притом оба – лишь в силу особых обстоятельств. О.Павел, как математик и физик по университетскому образованию, после революции активно работал в области электротехники, столь нужной большевикам, и был для них ценным специалистом. Что же до Г.Шпета, то он был назначен к высылке, однако освобожден от нее по неким высоким ходатайствам. Оба они в дальнейшем были лишены возможности философского творчества, подвергались гонениям и в тридцатые годы были физически уничтожены.

Итак, с "философским пароходом" для русской мысли не только заканчивался революционный период, но, по сути, и обрывалась жизнь на родине. Начиналось же существование в изгнании и рассеянии. По самой своей природе, это существование было неизбежно сопряжено с лишениями и бедствиями. Однако история русской мысли в рассеянии – не только история трудных испытаний, но и история больших достижений, история творческого роста».
С.С.Хоружий. Шаг вперед, сделанный в рассеянии. Сайт "Интеллектуальная Россия".http://intelros.ru/lib/statyi/horuzjy1.htm

Журналист З.Короткова о "философском пароходе" :

"Но вечно жалок мне изгнанник,
Как заключенный, как больной.
Темна твоя дорога, странник.
Полынью пахнет хлеб чужой…"

Эти стихи Анна Андреевна Ахматова написала в 1922 году, вскоре после того, как от причала на Васильевском острове в Петрограде ушли два парохода – "Обербургомистр Хакен" и "Пруссия". На пароходах, названных впоследствии "философскими", были вывезены на чужбину российские ученые – философы, историки, правоведы, литераторы.

По мнению специалистов, основной причиной высылки интеллигенции была неуверенность руководителей молодого государства в способности удержать власть после Гражданской войны. Временное отступление: новый экономический курс (НЭП), частная собственность, рыночные отношения – могло спровоцировать и политические требования. Партийное руководство решило беспощадно сражаться с любым общественным движением и инакомыслием в стране.

19 мая 1922 года В. И. Ленин направил Ф. Э. Дзержинскому секретное письмо, где были изложены инструкции по подготовке к высылке "контрреволюционных" писателей и профессоров. Основную работу возложили на ГПУ. В 1921 году для выявления инакомыслящих в важнейших государственных учреждениях страны были созданы "бюро содействия" работе ВЧК, на базе которых появилось "особое бюро по административной высылке антисоветской интеллигенции". Ленин очень волновался по поводу того, что высылка задерживается. "Арестовывать… без объявления мотивов – выезжайте, господа!"

10 августа 1922 года политбюро утвердило составленные комиссией списки подлежащих высылке научных и общественных деятелей Москвы, Петрограда и Украины. Оставалось лишь подготовить общественное мнение. В резолюции по докладу Г. Е. Зиновьева на XII Всероссийской конференции РКП(б), состоявшейся в начале августа 1922 года, говорилось: "Нельзя отказаться и от применения репрессий по отношению к политиканствующим верхушкам мнимо беспартийной, буржуазно-демократической интеллигенции".

Вскоре из России были высланы около двухсот деятелей культуры, инженеров, агрономов, врачей, названных "особо активными контрреволюционными элементами". Среди них – Николай Бердяев, Сергий Булгаков, Питирим Сорокин, Михаил Осоргин и многие другие.

Берлинская газета "Руль" от 21 ноября 1922 года писала, что все высланные из Петрограда были арестованы в ночь с 16 на 17 августа. "Вечером 16 августа, – рассказывают прибывшие в Германию на пароходе "Пруссия", – многие из нас присутствовали на вечеринке в Петроградском доме литераторов, и, расходясь, никто конечно не думал, что на следующее утро мы окажемся снова все вместе, но не в помещении нашего дома, а в доме предварительного заключения". Петербуржцы оставались под арестом от 40 до 68 дней, на приготовление к отъезду им было дано значительно меньше времени, чем москвичам. С отъезжающих брали расписку в том, что под страхом смерти они не будут пытаться вернуться на родину. Однако каждый уезжал, надеясь вернуться. Вернулся лишь Лев Карсавин, чтобы умереть в советской тюрьме.
                                               З. Короткова. Наука и Жизнь. 2005 №1.
28 июля/10 авг.
   Сообщение в "Известиях" (за подписью Красикова) о том, что ВЦИК помиловал 6 из 10 приговоренных к расстрелу по петроградскому делу.                              Левитин, т. 1

Ночь с 30 на 31 июля/(12-13 авг.)
   Расстрел митрополита Вениамина, архим. Сергия, Новицкого и Ковшарова.                          Левитин, т.1

Август
  Арест еп. Ямбургского Алексия (Симанского) и трехлетняя ссылка в Сибирь (в янв. 1923 сослан еп. Николай Ярушевич).                                 Троицкий  2, стр. 90

18 августа

   Советская пресса о «Живой церкви»:
   «Вдали от суетного мира, в глухом переулке, стоит Троицкое подворье, – пишет пензяк А.Зуев, – покои последнего патриарха. В соседнем саду все так же шумят дубы и клены. В тихих залах все так же хмуро смотрят со стен портреты давно умерших князей церкви. Все так же ярко блестит навощенный пол. Все в том же чинном порядке стоят кресла. Переменились лишь люди, и за их спокойной внешностью невольно чувствуется кипучее  биение нашей жизни. Ушел из покоев великий господин всея великия, малый и белыя Руси Патриарх Тихон. За ним ушли тихие, бесшумные слуги – келейники. Пришли новые, с новыми думами. Принесли в тихие покои новые, такие чуждые слова. На двери приемной висит вывеска: Центральный комитет.

Это комитет группы "Живая Церковь". На дверях следующей комнаты, где восседал сам Патриарх, значится: "Президиум"; по лестнице поднимается священник, под мышкой у него "Правда" и "Известия". На площадке лестницы, под развесистым фикусом, наряду с книжками "Живой Церкви", продаются "Атеист" и "Наука и религия". Тут же висит рукописная стенная газета съезда – "Известия". В ней имеется отдел: "О контрреволюции в приходах".

В приемную идут просители. Вот вылощенный столичный иерей с академическим значком на груди. Вот старенький попик из Олонецкой губернии хочет вступить в группу "Живая Церковь". Все спрашивают у секретаря форму, по которой писать заявление. Секретарь подсовывает только что поданное предыдущим просителем заявление, и попик долго без помарок его переписывает».  
    Трудовая Правда. Пенза, 1922, 18 августа, №189, с.2. Цит. по:  Левитин. Стр.103.

8/21 авг.
  Окончание смоленского процесса по делу о церковных ценностях. К расстрелу – 4 человека, 10 человек – к различным срокам заключения. "Раскаявшемуся" епископу Филиппу – общественное порицание.
   Из речи еп. Филиппа на суде:
   "Та социальная революция, которая произошла у нас в России, есть не только восстановление прав человека, но начало восстановления на земле правды Христовой, правды евангельской".                   Рев. и Церк.  1924, №1-2

11/24 авг.
  Докладное письмо еп. Ковровского Афанасия (Сахарова) митр. Владимирскому Сергию (Страгородскому) с выражением беспокойства и недоумения по поводу признания последним ВЦУ. Борьба владыки Афанасия против обновленцев во Владимирской епархии.
                                         1. Сб. док. 1
                                          2. Вестник РСХД    № 107, стр. 181

12/25 авг.
   Письмо митр. Сергия в ВЦУ с изложением своего частичного несогласия с некоторыми мероприятиями и реформами ВЦУ и с просьбой о некоторой своей самостоятельности в управлении епархией.                          Архив  док.

14/27 авг.
   Резолюция митр. Сергия на докладе еп. Афанасия с подтверждением признания ВЦУ и возможности участвовать в намеченном ВЦУ съезде.                               Архив док.

Сентябрь
   Выделение из "Живой Церкви" – "Союза церковного возрождения" во главе с Введенским и Боярским. Новое объединение с еп. Антонином и Красницким. В состав нового ВЦУ включены митр. Сергий Владимирский и арх. Евдоким Нижегородский.                                  Левитин, т. 1

Левитин о конфликтах внутри обновленчества:
   «Между тем "война холодная" стала переходить в "войну горячую": после словесной дуэли начались инциденты, которые (благодаря несдержанному, раздражительному характеру Антонина) носили исключительно острый характер. Так, Николай Федотов, злоупотребив своим правом викария, назначил в один из храмов священника без санкции Антонина. Антонин, узнав об этом, пришел в этот храм перед Всенощной, ворвался в алтарь, сорвал с оробевшего священника облачение и буквально вышвырнул его из церкви. "Это буйно помешанный", – говорил, качая головой, узнав об этом, Красницкий. Больше, однако, никого без санкции Антонина никуда не назначали. Инциденты, однако, продолжались. Они были неизбежны при той страстности, с какой велась борьба.

Грандиозный скандал разыгрался в воскресенье 10 сентября в Страстном монастыре. На этот день была назначена хиротония прот. Константина Федоровича Запрудского во епископа Витебского. Хиротонию должен был совершать Антонин. Сослужить ему должны были епископ Николай Федотов, а также представители ЦК "Живой Церкви": В. Красницкий, А. Нименский и П. Сергеев. Это была первая богослужебная встреча противников – и вряд ли можно было ожидать от нее что-нибудь доброе. Действительность, однако, превзошла все ожидания.

   Уже с самого начала богослужения митрополит вел себя так, как будто он не замечает Красницкого: когда после возгласа Красницкий ему кланяется, Антонин не отвечает благословением. Когда во время малого входа Красницкий хотел (по обычаю) поддержать Антонина, тот резко от него отстранился. Самое страшное случилось, однако, перед Символом Веры; как известно, при словах "Возлюбим друг друга" все священнослужители подходят к архиерею для взаимного лобзания "и глаголет архиерей: Христос посреде нас. И отвечает целовавый: И есть, и будет" (Служебник).

   "Нет Христа между нами", - проговорил на всю церковь Антонин, когда к нему подошел Красницкий; то же самое сказал он П. Сергееву: одному из самых активных живоцерковников.

  "Нет и не надо", – единственное, что мог ответить оторопевший Красницкий (такого реприманда даже он, человек, которого трудно было чем-либо смутить, не ожидал).

   Это, однако, еще не было концом. 10 сентября, при вручения жезла новому епископу, Антонин произнес, по обычаю, речь. Это был настоящий обвинительный акт против белого епископата и против "Живой Церкви": все тут им припомнилось – и карьеризм, и доносы, и недостойное поведение в быту».        Левитин. Стр.131.

Сентябрь
   Поездка митр. Евлогия в Карловцы для выяснения отношений с ВЦУ в связи с указом Св. Синода и Высшего Церковного Управления от 22 мая/6 июня 1922 г. Заседание карловацкого ВЦУ.
Резолюция карловацкого ВЦУ:
"Отсрочить выполнение указа впредь до выяснения обстоятельств, при которых он был издан".

   Предложение еп. Вениамина:
"Митр. Евлогий должен взять управление в свои руки без всякого Собора, а если необходимо Синод временно сохранить, то надо чтобы митр. Евлогий – не митр. Антоний – был его председателем".

Отказ митр. Евлогия от реализации своих прав, "ради братского отношения к собратьям-архиереям, закинутым в эмиграцию, во имя любви к митр. Антонию, старейшему зарубежному иерарху, с которым меня связывала долголетняя духовная дружба..."

Окончательное решение архиерейского съезда: подчиниться воле Патриарха, ВЦУ упразднить, поручить митр. Евлогию разработать план управления Русской Церковью за границей.                            Митр. Евлогий, стр. 404, 605

23 сентября
  Постановление ВЦУ: снять Антонина со всех занимаемых им должностей и предложить ему в 24 часа покинуть пределы Московской епархии. 
         Левитин. Стр.134.

28 сентября
  Обращение Красницкого в ОГПУ по поводу арх. Антонина.             
  А. Левитин о конфликте Красницкого с еп. Антонином:
  «И тут Красницкий решил, что настал момент пустить в дело главную козырную карту, в силу которой он верил также, как пушкинский Герман в силу своих трех карт. 28  сентября Красницкий от имени ВЦУ обратился в ОГПУ с настойчивой просьбой выслать  Антонина из Москвы, так как вокруг него группируется вся контрреволюция в приходах  и он становится знаменем контрреволюции.

   Ответ был получен в тот же день, Красницкому было указано, что, согласно декрету об  отделении Церкви от государства, органы власти не имеют никаких оснований вмешиваться в церковные дела, не имеют ничего против Антонина Грановского и нисколько не возражают против организации нового, второго ВЦУ.

   Это было ошеломляюще; оказалось, что Красницкий переоценил свои возможности.  Его могущество исчезло в один день. В то же время раскол в расколе стал фактом, отныне в Москве было уже два церковных центра: один – в Троицком подворье, другой – в Заиконоспасском монастыре».                    Левитин. Стр.134-135.

Без даты
   Разъяснение ссыльных митр. Кирилла, митр. Агафангела и арх. Фаддея по поводу обновленцев как сборища бунтовщиков.
                                          1. Сб. док.1
                                          2. Фиолетова

12/25 сент.
   Арест и двухлетняя ссылка еп. Афанасия (Сахарова) в Зырянский край.                  Вестник РСХД   № 107, стр. 182

Сентябрь
   Постановление польского Синода во главе с митр. Георгием об увольнении архиеп. Елевферия:
   «Ввиду антиканонической деятельности архиепископа Елевферия, служащей к развитию беспорядка и анархии в церковной жизни в Польше; деятельности, не только не изменяющейся в своем характере за последнее время, но принимающей угрожающий характер, постановлено: для блага и пользы Православной Церкви в Польше уволить архиепископа Елевферия от управления Литовской и Виленской епархией в пределах Польши, считая его Архиепископом Литовским только в пределах Ковенской Литвы».                               А.К. Свитич. Стр. 118.

1/14 октября

  Арест арх. Елевферия польскими властями.
  А.К. Свитич:
  «В канун праздника Покрова Божией Матери Правительство Польское привело в исполнение синодальное определение: арх. Елевферий был арестован у себя в покоях после Всенощного Бдения, которое он совершал в Храме Виленского Свято-Духова монастыря. В сопровождении административных и полицейских чиновников арх. Елевферий был из Вильно вывезен в город Краков и заключен в римо-католическом монастыре о.о. камедулов. Там он пробыл четыре месяца, а затем был отправлен за границу, в столицу Литвы – город Ковно. В городе Ковно арх. Елевферий пробыл до второй мировой войны, будучи к тому времени награжден саном Митрополита».                А.К. Свитич. Стр.118-119

19  октября
   Советская пресса о "Живой церкви":
   «Елейная проповедь, уснащенная громкими словами: любовь, христианство, добрые дела, – писал по поводу выступления одного из деятелей "Живой Церкви" корреспондент царицынской газеты "Борьба". – А в итоге: надо предоставить доступ священникам на епископские должности и по-новому распределить доходы духовенства. И тогда... церковь оживет и Царствие Божие придет на землю».
  "Борьба". Царицын, 1922, 19 октября, № 831, с.1.Цит.  по: Левитин. Стр.104.

  Д.Поспеловский о предпосылках обновленческого движения:
  «В послепетровскую эпоху имели место по меньшей мере две постоянно действующие причины внутренней напряженности и даже конфликтности в Православной церкви. Первая и наиболее важная из них это травматические последствия собственно церковной реформы Петра; вторая – распространение так называемого "ученого монашества".
  
Петр I не только подчинил Церковь имперской бюрократии – он оторвал ее от общего движения российской национальной культуры. Во многих существенных отношениях этому способствовал такой фактор, как реформа языка и алфавита, осуществленная Петром, ибо реформа эта создала для Церкви чрезвычайно непростую культурно-языковую ситуацию: в одних случаях священнослужителю надлежало пользоваться разговорным светским языком, которому Петр сообщил статус официального и для которого он существенно упростил алфавит, в других прежде всего и главным образом при богослужении  церковно-славянским, в третьих же латынью, ибо преподавание в семинариях велось на ней (ситуация эта сохранялась до 1840-х гг.

В результате и по мере того как семинарии становились учебными заведениями исключительно для выходцев из духовного сословия, духовенство превращалось в замкнутую социальную касту, получавшую образование на одном языке, а служившую на другом, так что с развитием русского литературного и разговорного языка разрыв между церковной и светской культурой становился все глубже и глубже. Порождением этих процессов стала фигура священника, который и разговаривал-то даже с каким-то специфическим акцентом и уснащая свою речь сплошными архаизмами  вечный предмет высмеивания в массовой культуре того времени.

Поскольку сыну священника в жизни была одна лишь дорога  в семинарию, и это даже притом что он мог быть и неверующим, а следовательно, возможно, и не собирался становиться священником, атмосфера семинарий в плане благочестия оставляла желать много лучшего. В школах, готовящих пастырей для народа, атеизм, нигилизм и радикализм были делом совершенно обычным. Из 2.148 выпускников семинарий 1911 г. рукоположены в 1913 г. были лишь 574.

Другим источником постоянных внутренних противоречий и недовольства в Церкви был институт "академического", или "ученого монашества" нечто весьма и весьма отличное от подлинно православной монастырской традиции созерцания, молитвы, отшельничества и святости.
 
Интеллигенция возвращалась в Церковь, преисполненная ожиданиями реформ... Но именно здесь новое религиозное сознание подводило своих носителей. На поверку  оно оказывалось разновидностью все того же традиционного  для них утопического искуса, глухоты по отношению к действительной истории.

Если мы, однако, вспомним, что по своему происхождению разночинская интеллигенция в массе была органически связана с духовным сословием, сходство интеллектуальных и эмоциональных установок новообращенных интеллектуалов, с одной стороны, и образованного белого духовенства вкупе с богословской профессурой с другой, уже не покажется особенно удивительным. И именно это честолюбивое городское духовенство особенно остро переживало стесненность своего положения в рамках тогдашней церковной структуры, где безраздельно господствовал небрачный епископат».
  Поспеловский. Стр. 61-64.

Осень
Письмо о.Сергия Булгакова о.Павлу Флоренскому о церковной ситуации в России:
"Русская революция, отняв Царя, обезглавила Русскую Церковь и лишила главы грекороссийство, она неудержимо рассыпается, и это происходит на наших глазах: извне гонения и удары, внутри протестантизм, если не хуже. А ему может быть противопоставлен в лучшем случае лишь консерватизм, неподвижность и реставраторство. И этого развала не остановить, из этого канонического болота, в котором мы завязли, не вылезти. Разумеется, остаются и останутся мистические точки, алтари, но историческая Церковь своими силами не восстановится и даже не удержит того, что имеет, как под страшными ударами, так еще более под давлением своего собственного внутреннего бессилия; к тому же надвигается церковное невежество и одичание, которое постигло и Греческую Церковь (и ведь Византия-то была не чета Москве). Нужно смотреть горькой действительности в глаза безстрашно...!
(Актуально и сегодня!! - ЛР, 2016)
  Переписка священника Павла Александровича Флоренского со священником Сергием Николаевичем Булгаковым. Томск. 2001. С.185. Цит. по: Сергей Фомин. Царь в саккосе. Эсхатологический Сборник. СПБ, Алетейя, 2006. С.322.





------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------